ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

Кэт вышла из состояния оцепенения, похожего скорее на транс, чем на обычный сон. Солнце проникло в комнату и наполнило ее светом. Кэт машинально посмотрела на море.

Темная фигура рассекала мерцающие волны и плыла вперед, оставляя за собой темный след на воде. Наблюдая за этой фигурой, Кэт боролась со своими чувствами.

“Думает ли обо мне Трэвис? Он все еще сердится? Догадывается ли Трэвис, что я слежу за тем, как он плывет навстречу рассвету? Как нам теперь встретиться? Пройдет много времени, прежде чем я забуду его цинизм, недостойный настоящего мужчины – мужчины, которого я смогла бы полюбить. Мужчины, который смог бы полюбить меня”.

Кэт отбросила мятые простыни и вскочила с кровати.

Задрожав, потерла руки, вспоминая вчерашний вечер. Она так замерзла, что даже горячая ванна не согрела ее. Целых три часа Кэт не могла уснуть; старалась успокоиться и забыть обо всем.

Но даже сон не принес облегчения. Отрывочные сновидения вытаскивали ее на грань пробуждения, но в самый последний момент снова бросали вниз в тревожную темноту.

Ей снились сломанные фотоаппараты, разбитые объективы, покоробленные и порванные слайды, и на фоне всего этого маячила призрачная фигура Трэвиса. Он улыбался, дотрагиваясь до Кэт, и она загоралась.

Кэт быстро и решительно оделась. Хватит с нее снов, она не желала оказаться у них в плену еще и днем. Любые другие мысли лучше этих кошмаров.

Теперь ей следовало придумать, как забрать свои фотоаппараты с “Повелительницы ветров”. Поскольку Трэвис добрался домой, несмотря на то что она оставила его без машины, ей не придется встречаться с ним на судне, когда приедет за своим фотооборудованием.

Однако никакой радости оттого, что ей не придется снова встретиться с Трэвисом, она не испытывала. Кэт чувствовала себя совершенно обессиленной, уставшей, сбитой с толку и измученной. Выброс адреналина, заставивший ее вскочить с кровати, уже иссяк. Теперь надо снова разозлиться, чтобы войти в форму.

Еле передвигая ноги, Кэт направилась в кухню, надеясь, что чашечка чая вернет ей силы. Открыв дверь, она первым делом увидела мигающий сигнал автоответчика. У Кэт промелькнула надежда, что это звонит Трэвис, желая извиниться перед ней, но она сразу отбросила эту мысль.

Слишком уж он разозлился вчера. А кроме того, Трэвис считает, что не совершил ничего такого, за что следовало бы извиняться. Он предложил сделку, только и всего.

Кэт нажала кнопку воспроизведения и услышала голос Диего. Она сникла, сильно сомневаясь, что ее обрадуют слова первого помощника Трэвиса.

– Капитан Дэнверс поручил сообщить вам, что вы можете забрать ваше фотооборудование сегодня утром в девять часов на борту “Повелительницы ветров”. Если это вам неудобно, пожалуйста, позвоните по следующему номеру и назначьте время.

Удрученная и опустошенная, Кэт уставилась в окно. Она даже не запомнила номера телефона, продиктованного Диего. Кэт убеждала себя, что заберет фотооборудование без лишних волнений, поскольку Трэвис постарается избежать встречи с ней. Но почему же ей так больно?

Кэт уже не видела плывущего Трэвиса. Он стал тенью, затерявшейся среди других теней на фоне яркого рассвета.

Она попыталась избавиться от боли и недовольства, разрывавших ей душу. Сейчас самое лучшее освещение, позволяющее фотографировать “прелест-ные” картинки для “прелест-ного” и недалекого поэта.

Но фотоаппараты, как и сердце Кэт, остались вне пределов досягаемости, на изящном черном судне, принадлежавшем пирату, который не понимал, что такое любовь, и признавал только власть денег.

* * *

Трэвис ходил взад и вперед по палубе “Повелительницы ветров” под лучами жаркого солнца. Солнце никак не хотело покинуть неровную полоску земли и заползти выше в безоблачное небо Южной Калифорнии. Время шло так медленно, как будто было цепями приковано к палубе. Но какие бы цепи его ни удерживали, назначенный час все равно наступит.

Взглянув на длину отбрасываемой предметами тени, Трэвис понял, что Кэт скоро приедет за своими проклятыми фотоаппаратами. Они значили для нее гораздо больше, чем все остальное в жизни, не говоря уж о Трэвисе Дэнверсе. Он намеревался встретить Кэт на палубе, но не мог положиться ни на себя, ни на нее. Трэвис не забыл быстрый и грациозный прыжок с кормы судна.

Это воспоминание все еще приводило его в бешенство. Ведь он не дотронулся до нее и пальцем, а она все же сбежала, нырнув с леера. Кэт сбежала, будто Трэвис был ничуть не лучше ее бывшего мужа-пьяницы. Но тот человек бил ее, и она вышла за него замуж совсем юной и неопытной.

“Черт возьми, она вела себя так, словно я отхлестал ее плеткой. А между тем я всего лишь предложил ей денег, чтобы она не загоняла себя в гроб своей работой. Этих денег было бы достаточно, чтобы она немного насладилась жизнью вместе со мной”.

Конечно, ему не удалось завуалировать свое предложение и перехитрить Кэт. Впрочем, с ней этот номер вряд ли прошел бы. Каждый раз, когда Трэвис заговаривал с Кэт о том, сколько нужно денег, чтобы в ее жизни освободилось время и для него, она либо становилась глухой, либо злилась.

Он всю ночь пытался понять, почему Кэт так непреклонно отказывается от денег, если не собирается выходить замуж. Даже сейчас, злой и расстроенный, Трэвис сомневался, что эта женщина задумала выйти за него замуж. Вот разве что она великолепная актриса. Когда он высказал подозрение, что Кэт хочет надеть на палец обручальное кольцо, ее изумление было таким же искренним, как и возмущение, с которым она вылетела из каюты.

“Ну и трахай себя сам, Ти Эйч Дэнверс, если, конечно, тебя устроит цена!”

Его мысли всю бессонную ночь крутились вокруг опасной, но заманчивой перспективы. А что, если Кэт не актриса? Вдруг ей действительно доставляет удовольствие находиться рядом с ним?

Тревожный колючий холодок зашевелился в груди Трэвиса. Вчерашний вечер не внес в их отношения ничего нового, и теперь он понимал, как сильно ему хотелось поверить словам Кэт. Осознание силы этого, желания так потрясло его, что Трэвис уже не мог положиться на свой здравый смысл. Он не знал, притворяется ли Кэт, а его безудержно влекло к ней.

“Она сказала, что не хочет выходить замуж. Да черт возьми, она утверждала это. Почему бы тогда не поступить так, как хочет она? Никаких условий, никаких обещаний и никакой оплаты. Будем просто наслаждаться друг другом и принимать дни такими, какие они есть, до тех пор, пока все не закончится. А тогда я подниму паруса и уплыву в другое место, в другое время, к другой…”

Но впервые в жизни Трэвис не смог представить себе другую женщину в своей кровати. Его охватили раздражение и смутная тревога, почти граничившая со страхом. Но не успел Трэвис разобраться, какое из этих чувств преобладает, послышался рев мотора “Зодиака”, направляющегося к судну.

Скоро Кэт появится здесь. Будет смешно, если она увидит, что он, как влюбленный подросток, слоняется возле трапа.

* * *

Диего, ограничившись приветствием, не завел разговора со своей пассажиркой. Кэт была благодарна ему за это, поскольку с трудом держала себя в руках. Она не смогла бы сейчас вести непринужденную беседу. Кэт очень боялась встретить на судне Трэвиса, тем более что чувствовала себя измученной и совершенно разбитой.

“Трэвиса там не будет, – заверила она себя. – Но даже если и будет, он не помешает мне. Трэвис хочет купить женщину, а я не продаюсь”.

И все же Кэт задрожала, поднявшись на судно. Она знала, что выглядит так же невзрачно, как и ее выцветшие джинсовые шорты и синяя рабочая рубашка.

– Пожалуйста, сюда, – сказал Диего. – Ваше фотооборудование в капитанской каюте.

Замирая, Кэт последовала за Диего. Все пять сумок с фотооборудованием стояли на кровати. Рядом с ними на подушке лежали ручка и несколько листков бумаги с угловым штампом, и это свидетельствовало о том, что все написано рукой Ти Эйч Дэнверса.

36
{"b":"18137","o":1}