ЛитМир - Электронная Библиотека

– Больше я не хочу слышать разговоров о бегстве, – пробормотал Трэвис.

Тонкие пальцы с требовательной нежностью гладили и изучали тело Кэт. Волны наслаждения обрушились на женщину, сокрушая и пронзая ее.

Улыбнувшись, Трэвис приник ртом к сокровенному месту Кэт, желая попробовать на вкус свою любимую. Хотя его обуревала страсть, он полностью владел собой.

– Больше не убегай от меня, – попросил Трэвис. Его губы с хищной нежностью сомкнулись на заветном месте, заставив ее затрепетать. Он подпитывал Кэт своими ласками, делая любовные игры все более яркими и неистовыми. Наконец она вскрикнула и содрогнулась всем телом.

Только после этого Трэвис переместился вверх, и его бедра очутились между бедер Кэт. Он обхватил одной рукой шею женщины, погрузив пальцы в ее роскошные волосы. Его движения были требовательными и безудержными, а в голубовато-зеленых глазах пылала страсть. Другой рукой Трэвис ласкал трепетную, сладостную плоть Кэт, его пальцы глубоко проникали в нее, отступали и возвращались назад. Она застонала и выгнулась дугой навстречу его прикосновениям. Трэвис улыбнулся.

– Ты моя, дорогая Кэт. Ты моя, и я только-только начал прикасаться к твоему телу…

Кэт видела желание в глазах любимого и чувствовала, как его возбужденная плоть упирается ей в живот. Этот огонь сжигал ее, и она все еще дрожала от наслаждения, подаренного ей Трэвисом.

Прошептав его имя, Кэт вскрикнула и прижалась к нему. Она хотела подарить любимому такое же счастье, какое испытала сама.

Приподняв голову, Трэвис увидел округлившиеся глаза Кэт. В них горело пламя безудержной страсти. Она снова прошептала его имя.

– Да, моя дорогая? Чего ты хочешь? Скажи мне, и я подарю тебе это. Все что угодно.

– Я хочу… – Она затрепетала.

– Чего ты хочешь, маленькая кошечка?

– Трэвис, – начала было Кэт, но ее голос сразу же перешел в стон. – Я хочу только…

– Только – что? – Горящими голубовато-зелеными глазами Трэвис смотрел, как Кэт млеет от удовольствия.

– Я… – Она нетерпеливо прикоснулась к плоти Трэвиса. – Ты как-то сказал, что я могу прикасаться к твоему телу везде, где захочу, и так, как захочу… Это действительно так?

– Да.

– Я никогда не ласкала тебя так, как ты меня. – Кэт чуть смутилась. – Мне никогда не хотелось прикоснуться к мужчине так, как я хочу прикоснуться к тебе. Разреши мне дотронуться до тебя, пожалуйста.

– Все что угодно.

Кэт согнула пальцы и стала медленно передвигать ладони вниз по его груди, животу и бедрам. Она заставила Трэвиса ощутить нежность своих прикосновений, а затем подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее пылающим взором.

Эта женщина казалась ему невероятно прекрасной; волосы, как язычки пламени, лизали ее обнаженную грудь, губы пылали, разгоряченное тело дрожало от наслаждения.

С невнятным звуком Кэт скользнула ниже, пока ее волосы не окунулись в шелковистое, курчавое облако волос Трэвиса. Сначала неуверенно, а потом все более и более смело она исследовала его тело, прикасаясь щеками и губами к гладкой мускулатуре его живота, наслаждаясь теплом кожи, упругими мышцами и светло-каштановыми волосами. Эти волосы, тонкие и упругие, они были мягче тех, что росли на бедрах и икрах Трэвиса.

Кэт упивалась мужским телом, его силой и мощью. Когда ее язык наконец нерешительно прикоснулся к возбужденной плоти Трэвиса, Кэт сразу почувствовала, как он напрягся.

Глухой стон сорвался с губ Трэвиса, а его бедра непроизвольно подались навстречу движениям Кэт, свидетельствуя о том, какую остроту ощущений дарует ему эта интимная ласка.

Неудержимое желание охватило Кэт. Она поняла, что наслаждение, которое испытывает любимый человек во время любовной игры, возбуждает сильнее любых ласк. Вскрикнув от удовольствия, Кэт наклонилась к его разгоряченной плоти. В этот момент она забыла обо всем, даже о себе, наслаждаясь возможностью любить Трэвиса так, как она никогда не любила ни одного мужчину.

– Кэт!..

Через несколько мгновений он стал пленником ее языка и зубов. Но вдруг все изменилось, и Кэт очутилась в крепких объятиях Трэвиса. Он смотрел на нее горячими голубовато-зелеными глазами и таинственно улыбался.

– Колдунья! – Трэвис раздвинул колени женщины. – Надеюсь, ты все еще хочешь получить предмет своего вожделения? Теперь я подарю его тебе полностью.

Кэт страстно прогнулась навстречу ему, догадываясь, что ее страсть заставит затрепетать любимого.

Застонав, он вошел в нее и начал ритмично и неистово двигаться. С каждым его движением Кэт возбуждалась все больше и больше. Весь мир разрывался и раскалывался, взлетая и падая в блестящую черноту, где сверкали яркие разноцветные круги.

С хриплым стоном Трэвис вошел в Кэт еще глубже. Его глаза блестели от неистового желания.

Прошло много времени, прежде чем утихли последние волны страсти и тела влюбленных расслабились в изнеможении. Обретя способность дышать, Трэвис с трудом оторвался от Кэт. Она слабо запротестовала, не желая отпускать его от себя. Трэвис обнял ее.

– Я никогда не терял контроля над собой, даже в детстве. Это случилось со мной впервые, – взволнованно признался он, пристально посмотрев в затуманенные серые глаза Кэт. – Тебе не было больно?

– Больно? – Кэт поцеловала Трэвиса. Ощущение, что он все еще в ней, доставляло Кэт невероятное наслаждение.

– Проклятие! – С вновь пробудившимся желанием Трэвис приник к губам Кэт. Когда он приподнял голову, его дыхание было уже неровным. – Если ты будешь так отвечать на мои вопросы, у тебя возникнет проблема – мне захочется начать все сначала.

– Неужели ты так ненасытен? – спросила Кэт.

– Вообще-то нет. Это внове для меня, Кэт. Все, что ты даешь мне, ново для меня. Я хочу заниматься любовью с тобой до тех пор, пока забуду, кто ты и кто я. – Пальцы Трэвиса нежно перебирали волосы Кэт, хотя он двигался внутри нее, – Я хочу заполнить тебя до такой степени, чтобы ты почувствовала пустоту, когда меня там не будет. Я хочу тебя.

– Да. – Кэт приподнялась навстречу ему. – Да, я…

Мерцающая волна страсти подхватила и закружила влюбленных, и наконец они полностью растворились друг в друге. Кэт и Трэвис оказались в сияющем мире, где не существовало ничего, кроме наслаждения. Они дарили друг другу это наслаждение, принимали и изучали его, пока у них оставались силы. А потом они могли только дышать, да и то с трудом.

Глава 16

В течение следующих трех недель Трэвис больше не вспоминал ни об Австралии, ни о других экзотических и далеких местах. И все же Кэт опасалась, что он вот-вот поднимет парус и покинет ее. От страха потерять Трэвиса Кэт казалось, будто земля медленно уходит у нее из-под ног, и она боялась снова ощутить в душе зияющую пустоту.

– Неужели тебе все еще мало фотографий – и моих и моего компьютера? – Трэвис настороженно взглянул на Кэт. – Почему бы нам не отдохнуть на пляже?

Хотя обычно они проводили ночи в его огромной, кровати, где их обдувал влажный ветерок кондиционера, сегодня утром Кэт походила на тень. Роскошные каштановые волосы подчеркивали ее бледность.

Трэвис заставлял Кэт есть в определенное время, однако она все равно похудела на несколько фунтов. Это насторожило Трэвиса: он понял, что Кэт на пределе своих физических возможностей.

Тревога не покидала его. Он надеялся сделать жизнь Кэт проще и легче, но вместо этого еще более усложнил ее. Теперь ей приходилось выкраивать время для еды, сна, развлечений, любви и работы.

Кэт следовало спать гораздо больше, чем Трэвису. Однако когда он просыпался, желая, как обычно, поплавать на рассвете, ее уже не было рядом. Трэвис смотрел в окно и видел в предрассветной темноте, что в окнах соседнего дома горит свет. Вернувшись после купания и приготовив завтрак, он шел к Кэт и отрывал ее от стола с подсветкой, от печатания писем с напоминаниями о долгах или от ее архивов. Обычно он готовил обильный завтрак и строго следил за тем, чтобы Кэт хорошо ела – убеждал, упрашивал и даже кормил ее с ложечки.

38
{"b":"18137","o":1}