ЛитМир - Электронная Библиотека

“Может, следующая ночь будет лучше, – думала она. – По крайней мере лишь бы не была хуже”.

Кэт поднялась на палубу еще до того, как в небе растаяли последние звезды. Весь этот и последующие пять дней она провела на носу “Повелительницы ветров”, глядя с тоской на горизонт и со страхом думая о предстоящей ночи. Кэт боялась того момента, когда снова проснется и будет смотреть в иллюминатор, с тоской ожидая рассвета.

На седьмой день, на восходе солнца, на палубе ее ждал Трэвис.

Глава 23

Вокруг Кэт, куда ни кинь взгляд, не было ничего, кроме океана. Ни кораблей, ни берега – ничего, куда можно было бы добраться вплавь, даже если бы у нее возникла мысль спастись бегством.

Когда шок, вызванный появлением на судне Трэвиса, прошел, Кэт сразу подумала, что Харрингтон обманул ее. И хотя она не сказала Трэвису ни слова, ее лицо выражало укор.

Трэвис тут же догадался, что чувствует Кэт, потому что всегда хорошо понимал ее. Только сейчас, слишком поздно, он осознал, что, постоянно опасаясь повторить прошлые ошибки, упустил из виду самое главное – Кэт его будущее.

– Род не обманул тебя, – быстро проговорил Трэвис. – Капитан возглавляет команду.

Кэт закрыла глаза.

“Ну конечно! Трэвис – капитан этой яхты. Мне следовало определеннее сформулировать свое требование”.

Но вслух она ничего не сказала. Разговор сделал бы Трэвиса и все происходящее слишком реальными…

Не дождавшись ответа, Трэвис продолжил:

– Я не очень-то надеялся выманить тебя из твоей… раковины, но все же рассчитывал на фотоаппараты. Мне почему-то казалось, что ты не устоишь перед красотой “Повелительницы ветров”, плывущей по морю на рассвете…

Кэт, как будто не слыша Трэвиса, смотрела куда-то вдаль.

Хотя он и ожидал такой ее реакции, но не предполагал, что это причинит ему настолько сильную боль. С каждым рассветом Кэт ускользала от него все дальше и дальше.

– Но фотоаппараты не помогли, – заключил Трэвис. – За шесть дней ты не отсняла ни одной пленки. Ты не спишь и не ешь. А раз уж ни твоим камерам, ни мне не удалось пробудить тебя к жизни, значит, придется вмешаться.

Он протянул Кэт гидрокостюм.

– Надень вот это.

Ее глаза расширились от удивления, но она тут же отвела взгляд.

– Если не наденешь его, я сам помогу тебе сделать это.

Однако для Кэт все уже потеряло смысл. Она повернулась и ушла вниз, унося гидрокостюм.

– Хорошо, что теперь нам не придется прятать вас у кока, – заметил, приблизившись, Диего.

– Все готово?

– Да, как вы приказали, капитан.

Трэвис одобрительно кивнул и пошел на корму, где вскоре появилась Кэт в гидрокостюме. Яхта лежала в дрейфе.

– Я спущусь первым, – сказал Трэвис. – Возможно, трап скользкий.

Она с полным безразличием стояла на месте, пока Трэвис не окликнул ее с платформы для ныряния. Кэт спустилась и, даже не взглянув на него, прыгнула в море. Трэвис нырнул следом за ней и, вынырнув, поплыл рядом с Кэт.

Диего внимательно следил за ними, готовый в любой момент спустить на воду “Зодиак”.

Сначала Кэт плыла быстро, стремясь поскорее удалиться от “Повелительницы ветров”, но постепенно установила спокойный ритм.

Она не знала, долго ли пробыла в воде, однако совсем выбилась из сил к тому моменту, когда подплыла к платформе.

Трэвис, одним махом взобравшись на платформу, вытянул Кэт и подтолкнул вверх по трапу.

– Капитан, ей плохо? – с тревогой спросил Диего.

– Нет, все в порядке, она просто устала. Я сейчас принесу ей завтрак.

Подхватив Кэт на руки, Трэвис отнес ее в каюту. Стянув с нее гидрокостюм, он деловито, как медсестра, вытер Кэт, тепло укрыл и ушел. Она удивленно и недоверчиво смотрела ему вслед.

Через несколько минут он вернулся с завтраком.

– Прими это и запей, – сказал Трэвис, протягивая Кэт лекарство, прописанное доктором Стоун, и стакан сока.

Кэт послушно приняла лекарство.

Увидев, что она не прикасается к еде, Трэвис взял вилку и поддел кусочек омлета.

– Открой рот.

Это напомнило Кэт тот вечер в ресторане, когда они кормили друг друга десертом. Бросив быстрый взгляд на Трэвиса, она догадалась, что он тоже помнит о том вечере.

Сквозь глубокую апатию пробилась боль. Она взяла вилку у Трэвиса, не желая принимать пищу из его рук.

– Я не уйду, пока тарелка не будет пустой, сколько бы ни пришлось ждать, – заметил он.

Кэт, казалось, не слышала его, однако через некоторое время Трэвис унес на подносе пустую тарелку.

Вскоре он снова появился в каюте. Кэт даже не шевельнулась.

– Вставай, – приказал Трэвис. – И достань свои фотоаппараты.

Кэт посмотрела на него отсутствующим взглядом.

“Ты не можешь так поступать со мной”, – говорил этот взгляд.

Трэвис склонился над ней, и сейчас она видела перед собой только лицо великана со светло-каштановой шевелюрой.

– Пощады не жди, – тихо проговорил Трэвис. – Я заставлю тебя работать. Уверен, в твоей душе подо льдом горит огонь. И я обязательно доберусь до него. Вставай.

Кэт поднялась, понимая, что, если откажется, Трэвис возьмет ее на руки и понесет на палубу. Она не хотела этого. От его прикосновений в ее сознание прорывались мучительные воспоминания.

Весь этот и несколько следующих дней Кэт избегала смотреть на Трэвиса, но молча подчинялась ему. Он же вел себя, как заботливая нянька и строгий наставник.

Но все его усилия были тщетны. Сколько бы Кэт ни плавала, сколько бы ни съедала за обедом, сколько бы ни снимала под неотступным наблюдением Трэвиса, дыра во Вселенной по-прежнему зияла перед ней.

Засыпая, она всякий раз проваливалась в эту дыру и просыпалась от леденящего ужаса.

С наступлением вечера яхта становилась на якорь, и вся команда покидала палубу. Кэт не хотелось возвращаться в каюту, где ее ждал холодный ночной мрак. И все же она шла к себе и ложилась в постель. Так продолжалось каждую ночь.

Прошло более двух недель. Однажды Кэт, как обычно, проснулась посреди ночи в холодном поту. Крик ужаса замер на ее губах. Глядя в иллюминатор, она начала считать звезды, но что-то вдруг надломилось в ней.

“Я больше так не выдержу”, – поняла Кэт.

С тихим стоном вскочив с постели, она выбежала из каюты, поднялась на палубу, нашла безветренное место и съежилась, слепо уставившись в ночь.

И тут же из мрака вынырнул Трэвис, взял ее на руки и направился к лестнице.

– Нет, – чуть слышно проговорила Кэт. – Я не хочу возвращаться в эту каюту. Слышишь? Я не вернусь туда.

Она заговорила с ним впервые с тех пор, как Трэвис объявился на яхте.

Посмотрев на осунувшуюся Кэт, он крепче обхватил ее руками. В лунном свете лицо Кэт казалось таинственным, прекрасным и хрупким.

– Хорошо, – мягко сказал Трэвис. – Я не понесу тебя в твою каюту, обещаю.

Кэт с облегчением вздохнула, когда он направился к каюте на носу яхты. К своей каюте.

Кэт не протестовала, готовая ко всему, лишь бы снова не считать звезды за иллюминатором.

– Успокойся, любимая, – нежно проговорил Трэвис. – Вот мы и пришли. Теперь ты в безопасности.

Он осторожно опустил Кэт на свою постель и укрыл одеялом. Но когда Трэвис протянул руку, чтобы убрать волосы с ее лица, Кэт вздрогнула так, будто он хотел ударить ее. Опечаленный, Трэвис сел возле кровати, но уже не пытался прикасаться к Кэт.

Ненадолго забывшись сном, Кэт снова проснулась в холодном поту. Ее сдавленный крик разбудил Трэвиса.

– Кэт, – прошептал он. – Ты в безопасности. Все хорошо, дорогая.

Ее охватила дрожь.

– Успокойся, радость моя. Я не обижу тебя. Но знай, что ты больше не одна.

Он лег рядом с Кэт и нежно, очень нежно обнял ее.

Кэт хотела бы воспротивиться, но не могла отказаться от его тепла.

Трэвис долго держал Кэт в объятиях, растирая напряженные мышцы ее шеи и плеч, успокаивая и лаская. Однако она все так же неровно дышала и, казалось, не замечала его присутствия.

57
{"b":"18137","o":1}