ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Острые предметы
Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 2
Бегущая по огням
1984
Луч света в тёмной комнате
316, пункт «В»
#Я хочу, чтобы меня любили
Крах и восход
Не бойся быть ближе

“Я, должно быть, схожу с ума, но если это безумие, то я согласна сойти с ума”.

– Я люблю готовить сама, – сказала Кэт вслух. Она повернулась и посмотрела на дверь, опасаясь, как бы притягательные глаза Трэвиса не заставили совершить какую-нибудь глупость, например, проверить, привлекателен ли он в постели.

Подумав о своей сексуальной агрессивности, Кэт испугалась. Бывший муж грубо разъяснил ей, что агрессивные женщины не возбуждают мужчин.

– Мне еще кое-что нужно сделать перед ужином, – быстро добавила она. – Приходи с рыбой часа через два.

– Через час.

Убедившись, что Трэвису тоже не хочется расставаться с ней, Кэт вздохнула от облегчения. Как там ни было, ее чувство небезответно.

– Через полтора, – отрезала Кэт. Открывая дверь, Трэвис провел пальцами по шее и ключице Кэт, но, скользнув к восхитительным округлостям, подчеркнутым ее мокрым купальником, сказал:

– Беги, пока можешь, Кэт. С каждой минутой пирату все меньше хочется тебя отпускать.

Глава 4

Даже после того как Кэт закрыла за собой дверь своего дома, ей все еще казалось, что Трэвис наблюдает за ней, а в его глазах горит неукротимое желание.

“Слишком быстро, – говорила себе Кэт, – ну просто невероятно быстро. Я никогда не спешила с незнакомыми мужчинами и слишком стара, чтобы начинать это сейчас. И кроме того, я немного поумнела. Разве не так?”

Кэт быстро приняла душ, надела брюки и темно-зеленую блузу, спустилась на первый этаж в свой кабинет и включила автоответчик.

Знакомый голос вызвал у нее улыбку. Кэт всегда радовалась, получая весточку от Родни Харрингтона.

– Привет, “Огонь и лед”. Надеюсь, вы с этим знаменитым поэтом-осьминогом уже сработались.

Кат поморщилась. Блэйк Эшкрофт, одержимый идеей освоения новых горизонтов страсти, ей совсем не нравился. Но книги Блэйка раскупались хорошо, и он хотел снабдить фотографии в своем новом творении собственными надписями.

– Помнишь, в прошлом году я говорил тебе о книге Дэнверса? Сегодня издатель подписал договор. Я окончательно утрясу кое-какие моменты с Дэнверсом и потом снова позвоню тебе. Чао.

Кэт попыталась вспомнить, что говорил об этой книге Харрингтон. Она обсуждала со своим заботливым ангелом слишком много проектов, а кроме того, плохо запоминала имена. Ей удалось припомнить лишь то, что Харрингтон давал какому-то человеку забавные прозвища: “Ветреный Дэнверс” или “Дэнверс погибель женщин” – в зависимости от обстоятельств. Этот человек строил суда или что-то вроде этого.

Кэт размышляла, возможно ли доходчиво представить на фотографиях умение строить суда. Впрочем раз уж Харрингтон нашел для нее работу, она что-нибудь придумает.

Другие звонки оказались обычной рутиной: надо забрать готовые слайды; починили фотоаппарат; кто-то продает алюминиевые конструкции; галерея интересовалась, когда Кэт пришлет свои работы; банк сообщал, что ошибки нет, ее дела действительно плохи.

Она удалила сообщения и просмотрела почту, сортируя все на три кучки: “Оплатить”; “Выставить счет” “Ерунда”. Кучка “Выставить счет” оказалась тоскливо малой. Если “Энергетикс Инкорпорейтед” не оплатит ее чек в течение нескольких недель, денежные дела еще ухудшатся.

Может, позвонить Харрингтону и спросить, нет ли у него какой-нибудь еще работы, кроме книги Дэнверса. Нет, не стоит. Она слишком устала, хотя деньги действительно нужны.

“"Энергетикс" скоро заплатит мне. Господи! Ведь прошло уже шесть месяцев! Они же признали, что я хорошо выполнила свою работу; и обещали заплатить гонорар, а также проценты за просрочку платежа”.

Покончив с почтой, Кэт обнаружила кучку небольших футляров с пленками в корзине. В каждом футляре было тридцать шесть цветных слайдов; их предстояло поместить в рамки, снабдить указателем, задублировать, а потом отослать в фотобанки, представляющие ее.

Обычно Кэт стремилась придать своим работам законченный вид, но сегодня мысль о работе со слайдами совсем не привлекала ее. Кэт хотелось одного – скорее увидеть Трэвиса.

“Интересно, как его фамилия и почему он так уверен, что я знаю ее?”

Кэт взглянула на часы. Время тащилось, как квадратное колесо. До прихода Трэвиса оставалось двадцать две минуты.

– Если бы я согласилась на его первое предложение – на один час, – пробормотала она, направляясь в кухню, – тогда до прихода Трэвиса осталось бы всего две минуты.

Но не успела Кэт дойти до кухни, как раздался стук в дверь. Обрадовавшись, что Трэвис проявляет такое же нетерпение, как и она, и не скрывает этого, Кэт устремилась к двери.

– Доставка рыбы? – спросила она улыбаясь.

Взглянув на Трэвиса, Кэт замерла. Ни один мужчина никогда не казался ей таким привлекательным как он. Трэвис недавно принял душ, надел темно-синюю футболку и белые пляжные брюки. Его светло-каштановые волосы блестели, как натуральный шелк.

Кэт не могла оторвать взгляда от глаз Трэвиса, сияющих, как драгоценные камни. Ей хотелось коснуться его бороды и погладить бугры мускулов под футболкой.

Но еще больше Кэт хотелось схватить фотоаппарат и запечатлеть Трэвиса как символ чувственности.

– Неужели ты и в самом деле согласна готовить? – Трэвис заметил странное и сосредоточенное выражение ее лица.

– Что? Ах, да. Я же сказала тебе, что люблю готовить.

– Думаю, мы будем отличной парой.

Кэт удивленно подняла брови.

– Просто я очень люблю есть, – пояснил Трэвис, передавая ей два куска меч-рыбы, завернутых в белую бумагу.

Взяв у Трэвиса рыбу, она снова обратила внимание на тонкие шрамы, покрывавшие его длинные загорелые пальцы, и испытала искушение спросить, откуда они у него.

Но, вспомнив о своих невидимых шрамах, удержалась, не желая проявлять неделикатность и причинять Трэвису боль. Он, наверняка, много выстрадал, если так остерегается женщин.

– Присядь где-нибудь, – сказала она. – Я сейчас вернусь.

Из окна в конце кухни открывался вид на море. Широкий подоконник был усыпан местными ракушками. Трэвис, перебирая их, наблюдал за Кэт. Она между тем, осмотрев чугунную печурку на улице, вернулась в кухню.

Ее волосы, освещенные светильниками, блестели. Темно-зеленую блузу она заправила в светлые брюки свободного покроя. Округлые бедра изящно и чисто по-женски покачивались при ходьбе.

Несмотря на больную стопу, Кэт двигалась очень грациозно. Она достала из холодильника свежие овощи, вымыла их и начала нарезать.

– Не помочь ли тебе? – спросил Трэвис.

– Ты слишком много носил меня сегодня на руках, – пошутила Кэт.

– Это мне нравится.

Она понимала, что не нужно откликаться на порыв Трэвиса, но стремилась именно к этому.

Хотя Кэт провела с ним очень короткое время, он заполнил пустоту в ее душе, о которой она не подозревала. К тому же Кэт постоянно казалось, что Трэвис знает ее лучше, чем она сама. Кэт улыбнулась и покачала головой:

– Трэвис, ты…

– Невозможен? – предположил он.

– Неподражаем.

Кэт орудовала ножом с небрежной ловкостью. Белые кусочки грибов аккуратно ложились один к другому. Быстрым движением она собрала их и бросила к миску. Грибы упали поверх мелко нарезанного зеленого лука, полупрозрачных кружков редиса и моркови.

Выжав в овощи лимон, Кэт добавила столовую ложку оливкового масла, чеснок и базилик и поставила миску в холодильник.

– Похоже, что ты готовишь это блюдо уже не первый раз, – заметил Трэвис.

– Я готовила его, пока путешествовала от Виргинских островов до Мыса Дана.

– И часто ты путешествуешь с Виргинских островов в Южную Калифорнию?

– Один раз.

– Кажется, это путешествие не доставило тебе удовольствия. Тебя укачивает?

– Нет.

Кэт удалила сердцевину из листьев салата и промыла их под холодной водой. Трэвис ждал, надеясь, что она расскажет ему подробнее об этой истории. Кэт рассказала бы Трэвису, почему это путешествие не доставило ей удовольствия, если бы не старалась забыть о прошлом.

9
{"b":"18137","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разбуди в себе исполина
Путь домой
Женщина начинается с тела
Гвардия в огне не горит!
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
Темный паладин. Рестарт
Тиргартен
Пенелопа и огненное чудо
Странная погода