ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В сложной ситуации самое главное — сделать все, как положено.

Наконец Линк перерезал последний узел и сбросил брезент. Уздечка была аккуратно привязана к луке седла. Подпруга ослаблена так, что лошадь чувствовала себя свободно, но в то же время седло не сползало со спины.

Линк огляделся. От его наметанного взгляда не ускользнуло и то, как грамотно было выбрано пристанище лошади. Высокие валуны и густые заросли кустарника обеспечивали животному довольно сносную защиту от дождя и ветра.

Внимание Линка привлекли заляпанные грязью конские путы. Он наклонился и потрогал их. Путы, как и подпруга, были стянуты достаточно туго и в то же время давали лошади необходимый комфорт.

— С ним все в порядке? — с тревогой спросила Холли.

— Танцор чувствует себя лучше, чем следовало ожидать после его ночных выкрутасов.

Холли облегченно вздохнула.

— Он ржал как безумный. Я испугалась, что он поранен.

— Танцор слишком избалован. И ржал он потому, что ему было одиноко.

Линк поднялся. В каждом его движении сквозила необычайная природная грация.

— Что произошло прошлой ночью? — нетерпеливо спросил он. — Я ничего не помню.

— Сначала я увидела, как ты мчался по горному кряжу. Танцор обезумел от страха.

Линк криво усмехнулся.

— Еще бы, это я помню.

— Тебе надо было спрыгнуть до того, как скакун споткнулся и кубарем полетел вниз, — строго произнесла Холли. — Я кричала, но ты ничего не слышал. Затем начался ливень…

Холли затихла, припомнив, как сильно испугалась тогда за Линка.

— Танцор споткнулся, — наконец произнесла она. — Ты упал, дважды перевернулся и налетел на валун… О, Линк, это было ужасно!

Холли осторожно коснулась пальцами губ Линка, словно желая убедиться в том, что он жив.

Он поцеловал кончики ее пальцев, шепнув ее имя.

— Когда я наконец добралась до тебя, — взволнованно продолжала Холли, — ты лежал лицом вверх совершенно неподвижно. В тот миг я подумала, что ты мертв.

Холли попыталась улыбнуться. Но улыбка получилась вымученной.

— Ты не представляешь, как я была счастлива, услышав твой стон. Спустя некоторое время мне удалось поднять тебя на ноги и довести до палатки.

На этот раз лицо Холли просияло.

— Прямо как в фильме, — произнесла она. — Только представь: гром, молнии, ливень, — словом, конец света, и двое спускаются, скорее катятся вниз по крутому склону. Я чувствовала себя точно лодка, брошенная на произвол судьбы посреди бушующего моря.

Линк, в отличие от Холли, был предельно серьезен. Ему припомнились оглушительные раскаты грома и сумасшедшие всполохи молний, так напугавшие Танцора.

— Нам еще повезло, что нас не убило молнией, — мрачно произнес он.

— Да, здорово, — поспешно подхватила Холли. — Как только мы добрались до палатки, я стащила с тебя мокрую одежду и завернула в спальный мешок.

Линк усмехнулся.

— Простите, если вогнал вас в краску, — церемонно произнес он.

— Я была слишком занята, чтобы обращать на что-то внимание, — парировала Холли. — Затем ты вдруг вспомнил о Танцоре и попытался подняться.

— Хорошо еще, что я хоть что-то соображал.

— Так вот, — продолжала девушка, — ты был не в состоянии пошевелить и рукой, поэтому…

— Поэтому? — вопросительно повторил Линк.

Холли пожала плечами, наматывая на руку остатки уцелевшей бечевки, лежащей у ее ног.

— Поэтому я и завязала столько узлов, — закончила она.

— Тебе следовало дождаться, когда гроза пойдет на убыль.

— Даже полуживой и продрогший, ты намного сильнее меня. Ты не желал ждать. Что я могла поделать?

— Хочешь сказать, что я выгнал тебя в ненастье, чтобы ты проверила Танцора? — спросил Линк.

— Какая разница, кто из нас сделал бы это, в тот момент я была в лучшей форме.

— Боже мой, Холли. — Он резко притянул ее к себе. — Надо было мне пойти. Ведь с тобой могло что-нибудь случиться.

— А с тобой уже случилось. Ты был ранен, — не сдавалась она.

— И все же…

— Линк, — раздраженно перебила Холли. — Интересно, за кого ты меня принимаешь? Ты был ранен!

— Да пойми, ты оказалась совсем одна. Вокруг тебя бушевала стихия, а обезумевшее от страха животное наверняка вставало на дыбы при каждой вспышке молнии.

— Я завязала ему глаза, — спокойно произнесла Холли.

Линк обхватил ладонями ее лицо, вглядываясь в нежные черты, и провел большими пальцами по скулам.

— Ты необыкновенная девушка, — прошептал он. — Умная, длинноногая, неистовая, с золотыми глазами…

Холли вдруг почувствовала, что совершенно очарована блестящими на солнце густыми волосами, усами и глазами Линка, чувственной линией его рта. Ей вспомнился его дразнящий влажный язык.

Линк нервно перевел дыхание. Он еле сдерживался, чтобы не поддаться искушению поцеловать Холли. Отняв руки от ее лица, он повернулся и взглянул на Танцора.

— Где ты это взяла? — спросил он, развязывая конские путы. — Не помню, чтобы у меня в запасе была рубашка.

— Это моя. Поэтому у меня и не было ничего под курткой, когда ты…

* * *

ХОЛЛИ вдруг осеклась. при одном воспоминании о том, как Линк, расстегнув куртку, смотрел на ее обнаженную грудь, ее бросило в жар.

От глаз Линка не ускользнуло ее внезапное замешательство.

— Холли, — удивляясь себе, произнес он, — я едва сдерживаюсь, чтобы не прикоснуться к тебе. Стараюсь из последних сил. Бог знает, чего мне это стоит.

Линк развязал передние ноги Танцора и расправил рубашку Холли. Она была основательно заляпана грязью, в некоторых местах к ней пристала буро-коричневая шерсть.

— На твоем месте я бы пожертвовал курткой, — качая головой, произнес Линк, разглядывая рубашку.

— У меня есть другая.

— Жаль, мне нравится, как застегивается куртка.

— Она никак не застегивается. Молния сломалась.

— Как я и сказал…

В глазах Линка засветились озорные огоньки. Он развязал уздечку и перекинул через голову Танцора.

— Ну, парень, посмотрим, мучает ли тебя жажда, — произнес он, потянув за поводья. Танцор покорно пошел за ним следом.

Первые минуты молодые люди присматривались к его поступи, пока не убедились, что животное чувствует себя превосходно, не считая того, что у него немного затекли ноги.

Линк кивнул и ободряюще подмигнул Холли.

— Как в старые добрые времена, — произнес он. — Невидимые родники, горький запах полыни, лошадь и… — он искоса бросил на Холли лукавый взгляд, — девчушка, смотрящая на меня своими золотистыми глазами. Вдруг взгляд Линка изменился.

— Постой-ка, а как ты тут очутилась? — спросил он. — И почему не сообщила мне, что вернулась в Калифорнию?

Холли похолодела. На нее обрушилось столько событий и впечатлений, что она совсем забыла о том, что наивной семнадцатилетней девчонки из воспоминаний юности нет и в помине. Вместо этого есть всемирно известная топ-модель Шаннон.

Ей сразу вспомнилось, с какой враждебностью Линк смотрел на нее. «Как это он сказал в Палм-Спрингсе? „Ненавижу тунеядцев и их содержанок“«.

Девушка молча шла рядом с Линком к родникам, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Ей совсем не хотелось признаваться ему в том, что она и есть та самая Шаннон, еще труднее было заставить себя солгать.

— Да, я не сообщила тебе. Не была уверена в том, что ты захочешь меня видеть.

— Что? — ошеломленно переспросил Линк.

— Ты ни разу не написал мне, — спокойно объяснила она. — Ни одной строчки даже на Рождество.

На лице Холли отразилась обида. Ее многочисленные поздравительные открытки всегда оставались без ответа.

— Я трижды писал тебе, — возразил он. Девушка изумленно охнула и уставилась на Линка.

— Ты писал мне? — не веря своим ушам, прошептала она.

— После третьего письма я получил записку от Сандры, — сказал он. — Она писала, чтобы я больше не тревожил тебя. Якобы ты очень страдаешь, получая мои письма. Я решил, что Сандра внушила тебе ненависть ко мне.

13
{"b":"18138","o":1}