ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Линк на мгновение остановился и радостно вздохнул, чувствуя, как страсть переполняет его. Многие женщины любят любовные ласки. Но не всем нравится чувствовать мужчину внутри себя. Он боялся, что навсегда убил в Холли всякое желание.

— Что-то не так? — прошептала она.

Она погладила Линка по лицу, притянула его голову к себе, глядя в глаза.

— Я боялся, что ты никогда не захочешь близости со мной, — хрипло произнес он. — Слава Богу, я ошибся. Твое тело не может лгать.

Его пальцы осторожно задвигались внутри ее. Холли глухо застонала и подняла бедра, бессознательно требуя дальнейшей ласки.

Чувствуя, что окончательно теряет голову, Линк закрыл глаза, пытаясь обуздать яростную страсть.

Открыв их вновь, он увидел, что она смотрит на него.

— Я больше не боюсь твоей силы, — безыскусно произнесла она.

Он прижал Холли к себе так, словно она была хрупкой вазой.

Она обняла его, гладила обнаженную спину, прижимаясь все ближе, наслаждаясь его силой и силой желания, которое он так отчаянно пытался контролировать.

Холли взяла его руку и провела ею по всей длине своего возбужденного тела. Любовное прикосновение его пальцев больше не вызывало у нее смущения, это была радость, наслаждение. Она и не подозревала, что способна испытывать подобные чувства.

Она превратилась в единый сгусток страстного желания, кожа покрылась испариной, дыхание участилось. С тихим стоном она прильнула к нему всем телом, изнывая от блаженства.

Линк содрогнулся, чувствуя, что больше не в силах сдерживать всепоглощающее пламя страсти.

Холли нетерпеливо сорвала с него полотенце.

— Холли…

— Я хочу чувствовать тебя. Всего тебя.

Из груди Линка вырвался протяжный стон, когда ее пальцы обхватили его возбужденную плоть. Прижавшись к разгоряченному лону, он осторожно потерся о ее мягкую, чувствительную плоть.

Холли с головой бросилась в омут желания, мечтая подарить себя всю, без остатка, раствориться в любимом, стать его частью.

— Ты уверена? — глухо спросил Линк. — Я не смогу жить, если снова причиню тебе боль.

Она лишь молча потянулась к нему. Такое доверие полностью обезоружило Линка.

Дрожащими руками он дотянулся до выдвижного ящика комода, достал презерватив и быстро надел его.

— Линк?..

— Сейчас, Холли, сейчас, — мягко проговорил он.

Он поднял ее ноги, слегка погрузился в нее и ласкал до тех пор, пока она не вскрикнула.

Тогда он погрузился глубже, двигаясь осторожно, ритмично, боясь напугать Холли и сделать ей больно.

— Линк, — дрожа всем телом, пробормотала Холли. — Ты обещал, что не будет больно, но мне еще хуже!

С глухим стоном он полностью вошел в нее. Глаза Холли расширились от удивления.

— Теперь… больно… — спросил он.

Холли силилась ответить, но тщетно. Сладостное, искрящееся чувство охватило все ее существо и непостижимым образом передалось Линку. Лучшего ответа он еще недавно даже не надеялся получить. Он медленно двигался внутри Холли, то глубоко проникая, то отступая, внимательно наблюдая за ее реакцией. Казалось, она до глубины души поражена своей чувственностью, ввергнувшей ее в пучину страсти.

Выгибаясь навстречу, выкрикивая в любовном бреду его имя, Холли вцепилась в плечи Линка.

Он по-прежнему двигался очень медленно, изо всех сил стараясь обуздать клокотавшее в нем желание.

Однако с каждым движением он чувствовал, как языки пламени все безжалостнее лижут его тело.

С гортанным стоном он приник к ее губам, заглушая исступленные крики восторга, утопая в сладостном дожде, дарующем долгожданную разрядку.

Утром Холли проснулась в крепких объятиях Линка. Их ноги переплелись. Он прижимал ее к себе, волосы на его груди щекотали лицо, но это было ужасно приятно.

Она прижалась к нему еще сильнее, наслаждаясь сладостным ощущением тяжести его бедра между ее ногами, чувствуя тепло, исходящее от его мощной груди, и его мускулистую спину под своей ладонью. Она словно растворялась в потоке нахлынувших на нее чувств.

События минувшей ночи живо встали у нее перед глазами. Несколько раз Линк будил ее нежными поцелуями. Страсть обрушивалась на них как гроза в пустыне, не унимаясь до тех пор, пока они, крича и сжимая друг друга в объятиях, не доходили до пика блаженства, неистового как вспышка молнии.

Холли засыпала и просыпалась с улыбкой на устах, потому что даже в кромешной тьме она знала, что Линк рядом. Какое счастье — целовать его, касаться, упиваться его близостью и, наконец, насладиться его мужской силой, слившись с ним в экстазе, утолив клокочущую в ней страсть.

Горячая волна желания снова захлестнула Холли. Она попыталась успокоиться, но искушение — спящий Линк — было слишком велико.

Холли вытянулась вдоль его тела и, улыбаясь и нашептывая нежности, прильнула к нему.

Еще не проснувшись окончательно, Линк крепко обнял ее и положил на себя. Его руки гладили ее спину и спустились к округлым бедрам.

Холли затрепетала от удовольствия и предвкушения близости.

— С добрым утром, — осипшим от волнения голосом с улыбкой произнесла она.

Линк внимательно посмотрел на нее. Его карие глаза потемнели от нахлынувших, отнюдь не платонических чувств.

— Утром ты еще красивей, — сказал он, вспоминая о минувшей ночи.

Воспоминания о Холли, нежной, чувственной, необузданной, податливой в его руках, обожгли его и тут же испугали — Линк не помнил, чтобы он когда-то находился во власти таких бурных чувств. Он вдруг вспомнил об отце, который всю свою жизнь был одержим слишком красивыми женщинами, естественно, не хранившими верность одному-единственному мужчине.

— Боже мой, что я делаю?.. — с болью в голосе произнес он.

Холли почувствовала, что его настроение изменилось, и поняла, что он снова думает о своей матери и мачехе, об их красоте и коварстве, о своем загубленном детстве.

— Поверь мне, — сказала она. — Я не такая, как они. — Она склонила голову и провела по его губам кончиком языка. — Я люблю тебя, Линк.

Он застонал, запуская пальцы в ее густые, длинные волосы, и прильнул к ее губам в страстном поцелуе.

На столике у кровати зазвонил телефон.

Линк даже бровью не повел. Вкус ее губ был слишком сладок, чтобы он отказал себе в удовольствии.

Телефон продолжал звонить.

— Никогда больше не включу эту чертову штуку, — прошептал он, касаясь ее губ.

Холли молча кивнула, потому что Линк снова закрыл ей рот поцелуем. Его язык двигался медленно, глубоко проникая во влажную теплоту ее рта, с каждым новым движением показывая, как сильно он жаждет близости.

Телефон не унимался.

Линк с проклятиями повернулся на бок и яростно нажал кнопку громкоговорящего устройства.

— Люди обычно дают отбой после двенадцати гудков, — проворчал он.

На другом конце, видимо, опешили, затем раздался смех Роджера.

— Вас также с добрым утром, — спокойно произнес он. — Что, Шаннон еще где-то рядом или вы съели ее за ужином?

Повернувшись к Холли, Линк вопросительно приподнял бровь.

Девушка обреченно вздохнула.

— Доброе утро, Роджер, — вяло произнесла она.

Линк помрачнел и сразу же напомнил ей незнакомца, который так стремительно и безжалостно взял ее силой в первый раз. Она постаралась не думать об этом. Холли вдруг вспомнила его отчаяние, когда он осознал всю чудовищность своего поступка… и слезу, упавшую на плечо и потрясшую ее до глубины души.

Она мысленно молила Бога о том, чтобы пробыть с Линком как можно дольше.

«Он научится доверять мне, — думала она, — только бы хватило времени».

Роджер откашлялся.

Холли поняла, что он хочет сообщить нечто неприятное.

— Слушаю тебя.

— Прости, если позвонил в неподходящий момент, — начал он. — Словом, мы отъезжаем в Кабо-Сан-Лукас через час.

— Надо предупреждать заранее… — взвилась Холли.

— Так получилось, — перебил он. — Идет циклон «Жизель».

— Но…

— Если повезет, — продолжал Роджер, — у нас — пять дней. Если нет, два. «Жизель» никого не ждет. Я собрал «твои вещи. Встречаемся через час в аэропорту.

40
{"b":"18138","o":1}