ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Со мной все будет в порядке, не волнуйся, — ответила она. — Спасибо за заботу. — Девушка подошла к Роджеру и быстро поцеловала его в щеку.

Он схватил ее за плечи, его губы оказались в дюйме от ее рта.

— Я мог бы быть с тобой, если бы ты позволила…

Она почувствовала, что должна немедленно остановить его, чтобы не лишиться одного из немногих дорогих ей людей.

— Не стоит тратить на меня время, — тихо сказала она. — Я фригидна.

На какое-то мгновение Роджер замер, ошарашенно глядя на нее.

— Все-таки Джерри редкий мерзавец, — наконец хрипло произнес он.

— Не спорю, — мрачно усмехнулась Холли. — Но в одном он прав — я бесчувственная женщина.

— Чушь! — возмущенно воскликнул Роджер. — Думаешь, я не наблюдал за тобой? Ты всегда пробуешь вещи на ощупь, проводишь по ткани кончиками пальцев. Горячее, холодное, шершавое, гладкое, что бы ни попалось тебе под руки. Ты упиваешься ощущениями.

— Это совсем другое.

— Да нет же, черт побери! — хриплым голосом возразил Роджер. — Твое тело меняется, когда по нему скользит шелк. Тебе нужен ласковый любовник, а не такой эгоистичный мерзавец, как Джерри.

На Холли невольно нахлынули воспоминания о Линке. Его тело на ощупь было гладким и прохладным, точно сделано из шелка и стали. Холли неукротимо влекло именно такое удивительное сочетание, казалось бы, совершенно несовместимых вещей, которое присутствовало в Линке, — нежность и мужество.

Роджер же мог предложить ей лишь нежность.

— Видишь ли, нежность не единственное, что мне нужно, — прошептала Холли, удивляясь тяжести нависших на ресницах слез.

— Умоляю тебя, не плачь, — ласково сказал Роджер, выпуская ее из рук.

Она слабо улыбнулась ему.

— Прости меня, — продолжал он. — Я вовсе не хотел расстраивать тебя. Просто подумал, что на этот раз…

Холли молча покачала головой.

— Ты ведь не сердишься на меня, правда? — пристально глядя на нее, спросил Роджер.

— Нет, ну что ты, — еле слышно прошептала она. — А ты?

— Не в первый раз ты отказываешь мне, — с печальной улыбкой ответил он.

Постепенно улыбка исчезла с его лица, и оно приняло напряженно-внимательное выражение.

— Если ты когда-нибудь передумаешь, — произнес он, — немедля сообщи мне. В любое время. Для меня это очень важно.

Холли кивнула, стараясь не смотреть ему в глаза.

— Я буду встречать тебя у ворот Невидимых родников в понедельник, — сказала она, поспешно садясь за руль. — И учти, доехать сможешь только на автомобиле. Что-либо с меньшим количеством колес не довезет тебя до Родников.

Виниловое сиденье открытого джипа сильно нагрелось под палящими лучами солнца. Холли почувствовала это, прежде чем успела вставить ключ в замок зажигания. Она достала из сумки водительские перчатки, заранее зная, что без них не сможет прикоснуться к раскаленному рулю.

Холли подняла голову, встретившись взглядом с Роджером. Все это время он наблюдал за ней. Девушка подхватила ковбойскую соломенную шляпу, надела поглубже и, закинув шнурок под подбородком, нацепила на нос солнцезащитные очки. Сине-зеленые пластиковые стекла надежно скрыли ее глаза.

* * *

Чуть подавшись вперед, Холли повернула ключ зажигания. Вопреки ожиданиям джип сразу завелся. Машина мягко тронулась с места, отъехала от стоянки отеля и свернула на окаймленную пальмами улицу. И прежде чем она скрылась из глаз, Роджер заметил прощальный взмах девичьей руки.

В жаркие летние месяцы Палм-Спрингс становился безлюдным. Большинство богатых семей перебирались на лето в места с более мягким климатом. Оставшаяся часть горожан переходила на ритм жизни пустыни — одни прятались от жары в дневные часы и выходили из дома лишь в сумерках, другие забирались в свои снабженные кондиционерами «берлоги» и неделями не выходили из них.

Холли остановилась у светофора в ожидании зеленого сигнала, чтобы вновь с ветерком понестись по улицам города. Ей была жизненно необходима иллюзия действия — уйти, убежать.

Стояла невыносимая жара. Столбик термометра значительно вырос по сравнению с предыдущим днем. Холли снова подумала о Линке. Он возник точно мираж, обманув радужные надежды и безнадежно испортив весь день.

«Не думай о нем, — приказала себе Холли. — Подумай лучше о погоде. Похоже, теперь все только об этом и думают».

Наконец загорелся долгожданный зеленый. Холли рванула машину с места, устремляясь навстречу милым ее сердцу горам, стараясь думать лишь о погоде.

Невыносимая жара усугублялась повышенной влажностью — весьма необычной для пустынь западных штатов, — обусловленной влажными потоками воздуха, двигавшимися с моря. Встретив на своем пути горный хребет, горячие воздушные массы поднялись вверх и превратились в облака.

Если бы на небе собралось побольше облаков, то вполне возможно, что к концу дня над засушливыми горными районами разразилась бы летняя гроза, на несколько часов окунув раскаленную добела землю в божественную прохладу.

Подобные ливни были редки в здешних местах: ничего удивительного — в любой пустыне вода всегда большая редкость.

Однако пока ничто не предвещало благостного дождя.

Холли на большой скорости гнала машину вперед, неосознанно пытаясь спастись от мучительных мыслей, а заодно и от жары.

Она не понимала, что убежать от самой себя так же невозможно, как дождаться проливного дождя при ясной погоде. То и дело Холли охватывали воспоминания, пробуждаемые ревом мотора и запахом раскаленного железа.

Впервые Холли села за руль потрепанного отцовского джипа, будучи длинноногой застенчивой четырнадцатилетней девчонкой, чтобы помочь родителям давать корм лошадям. Загон располагался в долине Гарнер, в восьми милях от северного ранчо.

Холли использовала каждую свободную минутку, чтобы отправиться туда в надежде повстречать Линка. Он частенько объезжал свои владения, внимательно проверяя, нет ли в загоне бреши.

«Не смей думать о нем, — злилась на себя Холли. — Наслаждайся ездой, думай о горах, о Невидимых родниках, о чем угодно, только не о Линке. Он даже не узнал тебя. Он ненавидит тебя за то, кем ты стала. Он даже не вспоминал о тебе». Проехав несколько миль, Холли уже не задумывалась над тем, как следует вести машину. Все происходило автоматически — спокойно и уверенно. Привычное чувство, охватывавшее ее всякий раз, как она садилась за руль автомобиля, помогло успокоиться. Машина, свернув на автостраду, устремилась к местам, которые девушка не видела уже шесть лет.

Когда Холли наотрез отказалась продать Невидимые родники, Сандра передала управление делами на ранчо семье Маккензи. Шесть лет назад это решение казалось Холли удачным выходом из положения, поскольку ее ужасала даже мысль о том, чтобы продать дом и землю, где прошло ее детство.

К тому же вопреки голосу разума, твердившего о несбыточности мечты, в глубине души Холли всегда надеялась, вернувшись однажды домой, застать там ждущего ее Линка.

Вопреки отчаянным попыткам девушки отвлечься от мучительных мыслей боль от сознания того, что пропасть между мечтами и реальностью слишком велика, заставляла ее невыносимо страдать.

К тому времени как Холли добралась до грязной дороги, ведущей к ранчо, облака плотным кольцом окружили лиловые вершины Сан-Хасинто.

Воздух стал плотным и невыносимо влажным. Он лип к коже, как облака к горным вершинам. Ветер неутомимо несся по растрескавшейся от засухи земле, с еле уловимым, таинственным шелестом касаясь скудной выжженной травы.

Ворота ранчо были заперты на замок. Однако комбинация цифр осталась неизменной. Замок был отлично смазан и свободно открылся с легким металлическим щелчком. Он так раскалился под палящими лучами солнца, что обжигал пальцы даже сквозь кожаные перчатки.

Миновав ворота, Холли вышла из машины, чтобы закрыть их за собой. С гор подул порывистый ветер, принося с собой лишь иллюзию прохлады.

По мере того как машина поднималась в горы, облака меняли плотность и цвет от устрично-розового до голубовато-серого. Дорога сузилась, превратившись в две петлявшие между горными хребтами и огибавшие высохшие русла рек колеи.

6
{"b":"18138","o":1}