ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Технологии Четвертой промышленной революции
Луна-парк
Атомный ангел
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины
Там, где кончается река

— Шесть недель, — повторила Энджел, с трудом сохраняя спокойствие.

— С перерывами; я буду появляться и уезжать. — Хок бросил на Энджел косой взгляд. — Можно составить план путешествий. Ты скажешь, что тут стоит посмотреть, и мы выберем подходящее обоим время.

Энджел рассеянно кивнула.

— И никаких обещаний, — продолжал Хок. — Если увиденное мне не понравится, сделка отменяется.

Энджел взглянула на Дерри, который в этот момент шевельнулся и застонал: боль, очевидно, утихла, но не исчезла совсем.

Энджел вспомнила, как просиживал Дерри возле ее кровати, наблюдая за ее беспокойным сном, а когда беспамятство высвобождало скрытые в глубине эмоции, он был свидетелем ее рыданий.

Как часто, когда она открывала глаза, Дерри одобрительно улыбался ей, убеждал, что теперь она выглядит много лучше.

Она не имеет права раздумывать, помогать или не помогать Дерри! Даже если Хок потребует сопровождать его в течение не шести недель, а шести лет, она немедленно согласится.

— Хорошо, — тихо сказала Энджел, отвернувшись от Хока. — Все, что тебе угодно.

Глава 5

За окном было еще темно, до рассвета оставался почти час. Энджел тихо ходила по кухне, раскладывая еду по пакетам, нарезая в дорогу бутерброды и одновременно следя за шипящими на сковороде кусочками бекона.

Услышав в коридоре стук костылей, она добавила на сковороду еще бекона.

— Что-то ты рано сегодня, — заметила она, поворачиваясь к Дерри. — Это я тебя разбудила?

— Нет. — Дерри скривился и перенес вес на здоровую ногу. Обычно по утрам, часто к немалому удивлению окружающих, у него бывало отличное настроение, но сегодняшний вид его яснее ясного дал понять Энджел, что боль в лодыжке не оставляет его в покое.

— Как спалось? — спросила она, заглядывая ему в лицо.

Дерри нахмурился и сразу стал похож на юнца.

— Отвратительно, — пробормотал он. — Чувствую себя как с похмелья.

— Выглядишь соответственно. Сок?

Дерри кивнул, зевнул и провел рукой по волосам.

— А кофе будет? — с надеждой спросил он.

— Садись. Я принесу.

Пока Дерри ковылял к маленькому столику, откуда открывался вид на пролив, Энджел поставила на поднос кофе, сок, тосты и немного домашнего варенья. Последнее было подарком миссис Карей — соседки, лучше которой никто не варил варенье на острове Ванкувер. Два месяца назад она споткнулась о своего кота и сломала бедро. Гипс уже сняли, но Энджел по-прежнему приносила старой женщине продукты, так же как и двум другим соседям, прикованным болезнью к кровати.

— Где Хок? — спросил Дерри, когда Энджел поставила поднос на стол.

— Звонит.

Дерри покачал головой:

— Что-то он слишком рано принялся за работу. Солнце еще не встало.

— Он разговаривает с Лондоном, с каким-то там лордом.

— Должно быть, речь идет об острове, который Хок пытается купить.

— Целый остров?

— Ага. Он хочет построить на нем завод по переработке нефти из Северного моря.

Энджел помедлила, затем вернулась к плите.

— Хок, должно быть, очень богат.

— Похоже на то. Когда я справлялся о нем в банке как о потенциальном покупателе Игл-Хед, достаточно оказалось лишь упомянуть его имя, и глаза старого Джонсона загорелись, словно лампочки на рождественской елке.

— Апельсиновый сок, — напомнила Энджел.

Дерри послушно выпил сок.

— У Хока хорошая репутация, как сказал Джонсон, в «международном финансовом сообществе». Он птица высокого полета.

Дерри замолчал и сделал несколько глотков душистого кофе. Вздохнув, он бросил на Энджел умоляющий взгляд.

Энджел взяла кофейник и вновь наполнила его чашку.

— Странно, однако, — заговорил Дерри через несколько секунд, — что Хок ведет себя совсем не как богач.

Пожав плечами, Энджел вернулась к сковородке с беконом.

— А что значит вести себя как богач?

— Ну ты знаешь. Сорить деньгами, то и дело бросаться названиями модных курортов или именами модных людей, иметь в собственности личные истребители и машины, что быстрее скорости света.

— Как Кларисса?

Дерри подумал, затем кивнул:

— Да, она была совсем другая.

Энджел с трудом подавила улыбку.

— Я бы сказала, какая она, — заметила Энджел, — да только мне не положено знать подобных слов. Слава Богу, Дерри, что ты вовремя разглядел ее сущность. Она, конечно, красавица, но у нее мозги устрицы.

— Сама ты устрица, — хихикнул Дерри.

Улыбаясь уже в открытую, Энджел выложила кусочки бекона на бумажную салфетку, чтобы они обсохли.

— Сколько тебе яиц?

— Пять.

— Голоден?

— Я же проспал ужин.

— Угу, — согласилась Энджел, занося нож над яйцом.

Зато она хорошо помнила этот ужин. Они с Хоком провели час, обсуждая будущую поездку. Она написала список предполагаемых дел. Хок быстро проглядел бумажку и, отложив листок в сторону, принялся подробно расспрашивать ее, не пропустив ни одного из тридцати семи составленных ею пунктов, хотя видел их в течение каких-нибудь нескольких секунд. Его вопросы были емкими и по существу, так что к концу этого часа Энджел чувствовала себя выжатой как лимон.

Получив необходимую ему информацию, Хок, все так же не заглядывая в ее список, набросал примерный план поездки, передал Энджел несколько тысяч долларов на расходы и, извинившись, ушел звонить.

Разбитые яйца шипели на раскаленной сковородке. Энджел помешала содержимое, постепенно добавляя в омлет различные ингредиенты.

— Грибы будешь?

— Давай по полной программе, — тут же отозвался Дерри.

Омлет загустел, блестя коркой расплавленного сыра.

Энджел положила готовый омлет в нагретую тарелку, затем вытащила из духовки противень с булочками, и по кухне поплыл соблазнительный запах свежевыпеченного хлеба.

— Спасибо, Энджи. — Дерри улыбнулся. — Это намного лучше орехового масла и тостов.

— Все что угодно покажется лучше орехового масла.

— Даже ливерная колбаса со сметаной? — невинно осведомился Дерри.

Энджел вздрогнула от отвращения.

Дерри положил в рот кусочек омлета и вздохнул:

— Кларисса была права.

— Да?

— Ты избаловала меня так, что я теперь не могу смотреть на других женщин.

Энджел рассмеялась и любовно взъерошила волосы Дерри. Затем повернулась, чтобы пройти к плите, и чуть не врезалась в Хока.

— Ой! — Энджел испуганно отшатнулась. — Боже мой, ну и легкая у тебя поступь.

Хок молчал, холодно поглядывая на Энджел. Черты его лица казались особенно суровыми, а глаза при искусственном освещении выглядели словно черные дыры.

Энджел хотела отойти, но помешали костыли Дерри.

— Хорошо спалось?

— Насколько это вообще возможно. — Ледяной тон вполне соответствовал его глазам.

Повернувшись к шкафчику, Хок достал себе чашку и налил кофе. Сделав глоток, он бросил взгляд на компоненты следующей порции омлета, колоритной горкой возвышающиеся на столе.

— Присаживайся, — быстро сказала Энджел. — Сколько тебе яиц?

— Не беспокойся обо мне, — резко ответил Хок. — А то вдруг после общения с тобой я тоже не смогу смотреть на других женщин.

Дерри словно бы поперхнулся и тут же разразился хохотом.

Энджел поджала губы, с трудом беря себя в руки. Ей хотелось бы тоже, как Дерри, с юмором относиться к ядовитым замечаниям Хока, но она воспринимала их как личные оскорбления.

— Не валяй дурака, — строго сказала она, подходя к плите. — Сколько яиц?

— Шесть.

Энджел удивленно обернулась к Хоку и неожиданно обнаружила, что он намного крупнее, чем это показалось ей вначале. По крайней мере под метр девяносто — очень стройный, мускулистый, мужественный.

Одежда, что сейчас была на Хоке, почему-то больше подчеркивала его солидные размеры, чем деловой костюм, который был на нем вчера. В обтягивающем черном пуловере, связанном на манер ирландского рыбачьего свитера, широкие плечи Хока, казалось, загораживали свет.

Линялые джинсы прекрасно сидели на его бедрах, обрисовывая мускулистые икры, но внимание Энджел больше привлекли мощь тела Хока, обманчиво тонкая линия бедер и талии, лишь подчеркивающая широкий размах истинно мужских его плеч.

8
{"b":"18139","o":1}