ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здесь красиво.

– Я предпочитаю свою хижину. Но я здесь, а она там.

– Где она находится, ваша хижина?

– На островах Сан-Хуан.

Он вынул из отделения на дверце машины какое-то устройство – небольшую черную коробочку с кнопками.

– Это для того, чтобы открыть гараж?

– Да, вроде того.

– Похоже на пульт для телевизора.

– Так и есть.

Приспособление, предназначенное для того, чтобы попасть на территорию парковки, начало свою жизнь в качестве устройства, открывавшего двери загородного гаража. Потом Кайл подумал: хорошо, если бы оно не только открывало дверь, но и сообщало, не приезжал ли кто-нибудь в его отсутствие. Результатом явился сложный прибор, сочетавший в себе ключ от гаража, пейджер, дистанционный телевизионный пульт и компьютерную книжку с полным оксфордским словарем.

Арчер окрестил самоделку «доносчиком» и немедленно заказал точно такую же для себя. Устройство оказалось вполне надежным, если только они не забывали вовремя менять батарейки.

Дверь гаража автоматически открылась и поднялась, пропуская темно-зеленый «БМВ» Кайла. Взглянув на экран «доносчика», он увидел линию нулей. Прекрасно. Никто не появлялся в отсутствие хозяина. Никто не пытался проникнуть в дом. Все замки точно в том же положении, в каком он их оставил.

Кайл убрал прибор.

– Это что, какая-то система безопасности? – спросила Лайэн.

– Да нет, просто приспособление, которое я сам изобрел, и теперь могу потешить собственную лень. Я ведь очень ленив.

Она недоверчиво взглянула на него. Ни сегодня вечером, ни за прошедшие две недели ей ни разу не пришла в голову мысль о том, что этого человека можно назвать ленивым.

– Это правда. – Кайл улыбнулся. Выключил мотор. – За исключением того, что касается рыбной ловли, я не сделаю ни одного лишнего движения, если в этом нет крайней необходимости.

Прежде чем Лайэн успела еще о чем-нибудь спросить, он переменил тему:

– Вы когда-нибудь ловили рыбу?

– Однажды выходила на старой жестянке в сезон лосося.

– Могу себе представить.

– Я поймала одного. – Глаза ее сверкнули. – Они, оказывается, такие сильные! Даже самые маленькие.

– А ваш был какой?

– Шесть фунтов.

– Действительно небольшой.

– Но удовольствия от этого ничуть не меньше. – Она быстро облизнула губы при этом воспоминании. – Сочный, прямо омар. А цвет какой!

Кайл поспешно вышел из машины, боясь поддаться искушению, возникшему при ее непроизвольном движении. По крайней мере ему хотелось надеяться, что это не было следствием холодного расчета. Как она облизнула свои губки…

Кайл наклонился к машине, бросил оценивающий взгляд на свою спутницу. Нет, Лайэн была совсем не похожа на расчетливую соблазнительницу. Юбка не задрана до пупка. Пальто, правда, расстегнуто, но она не играла с бусами, чтобы привлечь внимание мужчины к своей груди. Вообще если она и пыталась его завлечь, то делала это гораздо более утонченно, чем те женщины, к которым он привык.

И пахло от нее… как в раю. Особенно на фоне запахов гаража.

– Вы можете подняться со мной наверх. Если это вас смущает, можете подождать здесь. В любом случае я долго не задержусь.

Лайэн без всякого жеманства взглянула ему в глаза.

– Если бы вы собирались меня трахнуть, то могли бы это сделать во время моего «обморока» или потом, когда мы играли в прятки.

Он улыбнулся:

– Я об этом подумывал.

– Когда? До или после того, как пересчитали все мои позвонки?

Смех Кайла разнесся по всему гаражу. Ему снова пришла в голову мысль о том, что Лайэн очень понравилась бы его острым на язычок сестрам. И братьям, кстати, тоже. Но эта мысль ему отнюдь не доставила удовольствия. Его братья все холостяки и все чертовски хороши собой.

Он обошел вокруг машины, чтобы открыть ей дверцу. Однако Лайэн не стала дожидаться его помощи. Кайлу осталось лишь закрыть автомобиль.

– Сюда, пожалуйста.

Он легонько обнял ее за талию. Кашемир пальто оказался мягким, как сливочное масло, но ему не хватало того ощущения тонкого шелка, сквозь который проникало тепло женского тела. Непроизвольно пальцы его вжались глубже, пытаясь добраться до этого живого тепла.

– Снова считаете мои позвонки?

– Просто хочу удостовериться, что ни одного не пропустил.

– А вы за словом в карман не лезете. Что, без этого в большой семье не обойтись?

– Дело не в семье. Вот вы единственный ребенок у матери, а язычок у вас тоже быстрый. И розовый, и сочный.

Глядя на его озорную усмешку, Лайэн подумала: а не задержаться ли здесь… вместе со своими тревогами, лишь на время загнанными в глубь сознания, отложенными «на потом»?

Сама того не замечая, она покачала головой. Нет, пусть «потом» и будет потом, позже, не сейчас. Сегодня еще предстоит прием у Танов. Она не сможет достойно пройти через это испытание, если будет думать о клинке и нефритовом костюме, которые должны были бы находиться в хранилище Вэня.

Кайл заметил тревожную складку между ее бровями.

– Не беспокойтесь. – Он вставил ключ куда-то в стену рядом с лифтом. – Я не собираюсь разыгрывать из себя Джекилла и Хайда.

Она на мгновение зажмурилась, усилием воли отогнала подальше свои тревоги и сосредоточилась на стоявшем перед ней мужчине. Это оказалось совсем не трудно. Чем больше Лайэн смотрела на Кайла, тем больше ей нравилось то, что она видела. И то, что чувствовала. Как, оказывается, приятно снова ощутить себя женщиной. Женщиной, которая чувствует мужчину.

– Насчет Джекилла и Хайда вы твердо уверены?

– Более-менее. Дверь лифта открылась.

– Какая жалость! Я хотела испробовать свой баллончик с перцем.

– Только не в лифте, дорогая. Здесь ни один из нас не выживет.

Он набрал код из шести цифр. Лайэн в это время рассматривала роскошный лифт. Приглушенное освещение, тибетский ковер изумительной расцветки, напоминающей драгоценные камни, панели вишневого цвета из клена, телефон какой-то невиданной обтекаемой формы, небольшой экран телевизора.

– А где же бар?

Брови Кайла поползли вверх.

– Бар?! В лифте?

– Ну да, здесь ведь есть все, что имеется в первоклассном лимузине! Включая водителя в смокинге.

– Знаете, – негромко проговорил он, – от поцелуя вас отделяет только этот ваш баллончик с перцем.

Лайэн приложила руку к сердцу, изображая скромницу викторианской эпохи. Потом неожиданно для себя засмеялась. Она уже отвыкла от того, что можно просто наслаждаться обществом мужчины, не контролируя каждое свое слово, каждый жест. С Ли Цинь Таном ей приходилось вести себя очень осмотрительно. Он никогда не шутил и не понимал юмора. Вообще их мало что объединяло, за исключением интереса к китайской культуре, международной торговле и семейству Тан.

Последнее их особенно связывало. Оба стремились войти в семью Тан. Ли сумел этого достичь без помощи Лайэн. Женился на внучке одного из двоюродных братьев Вэня, поменял фамилию и стал управляющим сиэтлского отделения консорциума «Тан». Время от времени их пути пересекались, и с каждой встречей боль становилась все меньше. Сейчас, вероятно, осталось лишь уязвленное самолюбие. Похоже, для Ли Циня принадлежность Лайэн – пусть косвенная – к семье Тан значила гораздо больше, чем она сама.

Лифт остановился. К удивлению Лайэн, Кайл нажал еще несколько кнопок на панели, и только после этого дверь открылась.

– Сюда, – пригласил он.

Ковер в холле напоминал тот, что в лифте, только был еще толще. Стены кремового цвета, казалось, светились изнутри. По всему холлу были развешаны китайские узоры по шелку. Хотя Лайэн не считала себя знатоком в этой области, она сразу поняла, что это вещи первоклассной работы и довольно старинные.

– Теперь я понимаю, зачем нужен код, чтобы выйти из лифта, – проговорила она.

Кайл с улыбкой глянул на китайские рисунки.

– Арчер выиграл их в покер.

– Он, должно быть, китаец в душе?

– Вы так решили из-за этих рисунков?

20
{"b":"18140","o":1}