ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я думаю, имеется в виду фактура… может быть, твердость.

– Значит, вы отрицаете, что лучший друг мужчины является бессмертным небесным созданием?

Лайэн не выдержала. Перестала делать вид, что ест, и расхохоталась, не обращая внимания на взгляды мужчин семейства Тан. Кайл, улыбаясь, переставил свою пустую тарелку поближе к ней и стал с аппетитом есть из ее тарелки. К тому времени как она отсмеялась, тарелка оказалась почти пустой.

– Нет, вы просто невозможный человек! – Лайэн смотрела на крошки, оставшиеся на блюде.

– Вовсе нет. Просто ем за двоих.

– За себя и еще за кого? За меня?

– Нет, за своего дружка. Знаете, сколько нужно энергии для того, чтобы поддерживать его в соответствующем состоянии?

Укоризненно покачав головой и на всякий случай стараясь не смотреть ему в глаза, Лайэн отдала недопитую бутылку пива проходившей мимо девушке. Снова окинула взглядом гостиную.

Громкая китайская речь донеслась из того угла, где устроились двое пожилых китайцев, жуя соленые орешки.

– Снова разошлись во мнениях? – поинтересовался Кайл.

– Наоборот. Они единодушны в том, что «Санко» следует лишить какой-либо финансовой поддержки в Америке.

– Это может оказаться непросто.

Лайэн посмотрела на Кайла. Американец осматривал комнату своими необыкновенными золотисто-зелеными глазами, впитывая выражения лиц и язык жестов.

– Вы имеете в виду что-то конкретное?

– Ходят слухи, что «Санко» и Дик Фармер сейчас пытаются заключить торговое соглашение, якобы выгодное как для Китая, так и для Соединенных Штатов.

– Готова держать пари, что главным образом оно выгодно для «Санко» и Фармера.

– Ну, это все равно что держать пари о том, что солнце взойдет на востоке. Итак, кто же здесь третий по рангу?

– Джонни Тан, третий сын. Он передал вам приглашение. Джо Тана, первого сына, сегодня здесь нет. По-моему, Хэрри упоминал о том, что Джо в Шанхае по делам.

Кайл наблюдал за Лайэн, пока она это говорила. Если бы он уже не успел узнать о том, что Джонни Тан ее отец, сам бы ни за что не догадался. Ничто ни в ее словах, ни в поступках, так же как и в поведении самого Джонни, не выдавало их истинных взаимоотношений. То же самое и с дядями. Если кто-то здесь и испытывал родственные чувства, внешне это никак не проявлялось.

– После Джонни порядок уже не такой четкий. Пожилые люди – в основном двоюродные братья или родственники со стороны жен. Работают в консорциуме «Тан». Молодежь – сыновья или племянники братьев Тан.

Глядя на отлично одетых молодых людей, Кайл пытался угадать, кто из них приходится Лайэн двоюродным братом, а кто – братом по отцу. Он чувствовал сильное искушение в лоб спросить об этом свою спутницу, хотя бы для того, чтобы сорвать непроницаемую маску, которой она прикрывала свои чувства всякий раз, когда речь заходила о ее тайной семье. Но тогда Лайэн останется совсем беззащитной здесь, в логовище Танов. Мысль об этом сразу остановила его.

– Вы закончили есть?

– Еще и не начинала.

– Хотите чего-нибудь? Лайэн покачала головой:

– Нет, я не голодна. Нервы, наверное.

– Из-за «Нефритового императора»? Она чуть заметно поморщилась.

– В том числе.

– Этот аукцион был для вас так важен?

– Да, это большая честь, что меня выбрали готовить выставку нефрита. А на то, что считаешь честью для себя, всегда тратишь много сил.

Лайэн не сказала, что посвятила практически всю свою жизнь тому, чтобы семья отца приняла ее.

Она вновь подумала о клинке, который теперь принадлежал Кайлу, о великолепной коллекции церемониальных клинков Вэня, о тайном сокровище Танов – нефритовом похоронном костюме – и о показе на публику, который устроил Фармер… Под маской спокойствия, за легкой непринужденной беседой снова поднял голову страх. Все внутри словно сжалось в тугой узел.

Ей необходимо поговорить с Вэнем. Лучше всего сегодня. Если не удастся, она сделает это завтра утром, когда отвезет нефрит с выставки обратно в хранилище Танов, в Ванкувер.

А сейчас… сейчас надо заняться Кайлом Донованом. Она обещала Джонни.

– Ну как, вы готовы к встрече с Вэнем?

– Даже не знаю. А вы как считаете, я готов?

– Думаю, да.

Они пересекли гостиную. Никто не здоровался с Лайэн. Лишь один молодой человек внимательно осмотрел ее с головы до ног. Интересно, подумал Кайл, знает ли этот парень, кто она ему – кузина или сестра по отцу?

Увидев, что Лайэн повела Кайла к Вэню, Джонни тотчас, без единого слова, даже не обернувшись, покинул свою прекрасную подругу и тоже направился к отцу. Знаком велел девушке-гитаристке замолчать и быстро заговорил на кантонском наречии.

Вэнь кивнул и постарался сосредоточить внимание на стоявшем перед ним иностранце. Увидел лишь крупный силуэт со светлым нимбом вокруг головы. Как у христианских святых. Очень крупный ангел. Знакомый аромат духов Лайэн указывал на то, что это она стоит рядом с американцем в виде такого же неясного бледно-жемчужного силуэта.

Не успел Джонни покончить с представлениями, как появился Хэрри. Последовали новые представления и рукопожатия. По знаку Джонни тотчас же принесли стулья, а девушки отправились обслуживать других мужчин. Подошла прекрасная подруга Хэрри, остановилась позади своего господина, ожидая указаний.

Первым заговорил Вэнь, шелестящим голосом очень пожилого человека.

– Он просит вас присесть, – перевела Лайэн. – Говорит, что теперь уже не в состоянии вытягивать шею, чтобы разглядеть вершину такого высокого дерева.

Кайл осмотрелся в поисках стульев. Хэрри и Джонни уже заняли два, оставив один свободным для Кайла. Стула для Лайэн не было предусмотрено.

Она поняла, почему Кайл медлит.

– Прошу вас, садитесь. Как вы сами недавно справедливо заметили, сейчас мы не в Америке. И потом, Вэнь говорит очень тихо, беседа его утомляет, поэтому мне все равно придется стоять вплотную к нему, чтобы расслышать все, что он скажет.

Кайл пожал плечами и сел. Но даже в таком положении он на голову возвышался над Вэнем и примерно на полголовы – над его сыновьями.

Лайэн поблагодарила гостя улыбкой, придвинулась поближе к деду. Лицо ее приняло бесстрастное и в то же время приветливое выражение профессиональной переводчицы.

Кайл молча выслушал поток цветистых приветственных фраз в типичной неторопливой и несколько неопределенной китайской манере, на которые не поскупились представители семьи Тан. Все, за исключением Хэрри. Второй сын всем своим видом давал понять, что сомневается, достоин ли Кайл статуса званого гостя, тем более столь почетного.

Покончив с любезностями, Вэнь с усталым видом откинулся на стуле. Хэрри и Джонни как по сигналу перешли на английский язык. Лайэн продолжала переводить, теперь уже для Вэня. Лишь по прошествии примерно получаса разговор перешел от вежливых комплиментов и пустяков, продиктованных этикетом, к чему-то более или менее значительному.

– Как стало известно Вэню, вы знаток древнего нефрита? – наконец поинтересовался Хэрри.

Кайл внимательно взглянул на человека, который приходился Лайэн дядей.

– Только периода неолита.

Хэрри выглядел лет на десять старше, чем Джонни. Чисто выбритый, чуть шире младшего брата в плечах, чуть полнее в бедрах. Черные волосы с сильной проседью. По-английски он говорил хотя и несколько скованно и высокопарно, но вполне приемлемо для общения. Резкие движения выдавали человека, привыкшего повелевать. Его подруга, так и не представленная мужчинам, зажигала сигареты для своего господина, наполняла стакан пивом и постоянно держала блюдо с солеными орешками в пределах его досягаемости. То же самое она делала и для остальных – Вэня, Джонни и Кайла, – но при этом как будто все время ждала указаний от Хэрри.

– Мой отец также интересуется нефритом, – заметил Хэрри.

– Да, мне говорили об этом, – откликнулся американец. – Коллекция Вэнь Чжитана – предмет зависти всех, кто о ней слышал. Хотя теперь, боюсь, королем для всех ценителей нефрита станет Дик Фармер. Этаким современным «Нефритовым императором». Полагаю, вы уже слышали о его потрясающем похоронном костюме из нефрита?

27
{"b":"18140","o":1}