ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва заметным мановением руки с безукоризненным маникюром Хэрри отмел Дика Фармера, «Нефритового императора», а заодно и вопрос Кайла. И задал свой:

– А ваш отец тоже интересуется нефритом?

– Нет.

– Какая же у него страсть? Азартные игры? Политика? Женщины?

– Он однолюб.

Хэрри не смог скрыть изумления.

– Вот как! Да, я слышал, что с некоторыми мужчинами такое случается. Человек с одной-единственной страстью… И никаких увлечений? Никаких хобби?

– Хобби Доналда Донована – это поиски, добыча и обработка ценных металлов. Четыре его сына отдают предпочтение драгоценным и полудрагоценным камням. Лично я – нефриту.

Хэрри кивнул. Подал знак своей молчаливой подруге, и через несколько секунд в пальцах его появилась зажженная сигарета. Он затянулся, выпустил длинную струю дыма, тотчас смешавшегося с фимиамом курильниц и дымом других сигарет. Заговорил, тщательно выбирая слова:

– Вероятно, поэтому в такой известной и всеми уважаемой компании вашего высокочтимого отца нет рабочих рук, которые занимались бы нефритом?

– Ни рук, ни ног. То, что нельзя добыть из-под земли и расплавить, Донована-старшего не интересует. – Кайл отвечал беспечным тоном, как бы не замечая тайных потоков, бурливших под обманчиво гладкой поверхностью беседы. – Но я над этим работаю. При каждом удобном случае стараюсь навести разговор на тему нефрита.

Подруга Хэрри вложила зажженную сигарету в пальцы Вэня. Старик взял ее и начал вдыхать дым частыми короткими затяжками, в то время как Лайэн переводила. Хэрри тоже внимательно прислушивался. Хотя он и гордился своим знанием английского, однако явно нуждался в переводчике для понимания беглой, богатой идиомами речи Кайла.

Джонни не нуждался в переводе. Однако переговоры сегодня вел Хэрри. Джонни отводилась лишь скромная роль участника, дабы поддерживать беседу в нужном русле. Хэрри с самого начала возражал против каких бы то ни было контактов с Донованами. Если бы он мог действовать по-своему, консорциум «Тан» вложил бы все свои средства в компании Китая – в его казино, банки, отели и корабли. Но он был лишь вторым сыном, и не он принимал решения. Первый сын, хотя и не разделял отцовской одержимости нефритом, понимал тем не менее, что Донованы являются мощной силой в этой области в международном масштабе. Если увлечение Кайла нефритом может стать основой для будущего союза, Джо, несомненно, будет «за». Так же, как и Вэнь. Международные связи – это именно то, в чем нуждался клан Танов.

– А, нефрит… Прекрасно. – Хэрри выпустил очередную струю дыма. Под рукой у него тотчас оказалась пепельница. Бросив туда наполовину выкуренную сигарету, он махнул рукой, чтобы убрали. – Для знатоков семья Тан и нефрит – это как… – Он сцепил указательные пальцы обеих рук и с силой дернул, как бы пытаясь разорвать, доказывая этим прочность связи. – Если вы знаете нефрит, значит, вы знаете Танов, и наоборот.

– То же самое я все время повторяю отцу. Но он постоянно твердит о компании «Санко». Кстати, должен сказать, они сегодня выставили несколько прекрасных вещей. Конечно, в большинстве случаев до нефрита Танов им далеко, не говоря уже о вещах, принадлежащих Фармеру. – Кайл с бледной улыбкой взглянул на Хэрри. – Я надеюсь, у Лайэн найдутся какие-нибудь полезные соображения, которые смогут убедить моего отца в том, что нефрит Танов представляет интерес. Она просто классный эксперт. И всяких полезных идей у нее больше, чем блох на хорошей собаке. Я не слишком быстро говорю, приятель?

Джонни заерзал на стуле с видом человека, чем-то встревоженного или замученного несварением желудка. Впрочем, Кайла это мало волновало. Джонни всего лишь третий сын. Вэнь дремлет. Игру ведет Хэрри, презрительное отношение которого к четвертому сыну Донованов – каким бы влиянием ни пользовался его отец – было слишком очевидным и не нуждалось в переводе.

Лайэн бросила на Кайла предостерегающий взгляд. Он ответил ей улыбкой, в которой не было и намека на тепло. Если Хэрри решил, что Лайэн нашла для Танов простейший доступ в империю Донованов, он, Кайл, не собирается играть в их игру, что бы она собой ни представляла. А в том, что здесь идет игра, американец больше не сомневался. Как не сомневался и в том, что Лайэн замешана в этом игре по самый свой упрямо вздернутый подбородок.

Глава 10

Арчер без стука вошел в комнату Кайла, потормошил брата и помахал перед его носом свежим номером газеты. Кайл не просыпался. Арчер встряхнул его еще раз. Тот приоткрыл один глаз, взглянул на часы и без единого слова повернулся к Арчеру спиной. Он, как и их сестра Онор, считал, что раннее утро следует встречать с крепко сомкнутыми ресницами.

– Ну нет! Сегодня ты от меня не отвертишься. – Арчер одним быстрым движением сорвал с брата одеяло. – Ты со мной поговоришь! Я уже три часа пытаюсь дозвониться, и все без толку.

– Сейчас шесть утра.

– В Вашингтоне встают рано. Особенно сейчас, когда в Китае во все горло вопят о похищенных культурных ценностях.

– Я лег спать в два часа ночи, в три ты меня разбудил…

– И чего я добился?

– Я тебя прогнал и снова заснул.

– Ну так что же ты хнычешь? Проспал целых четыре часа!

– Мало.

– Придется потерпеть. Пока ты там развлекался с Танами, известие о нефритовом похоронном костюме Фармера достигло Китайской Народной Республики. Народ возмущен.

Кайл, спавший обнаженным, почувствовал, что замерзает. До одеяла было не дотянуться. И Арчер, судя по всему, не собирался отступать. Выругавшись сквозь зубы, Кайл соскочил с кровати и пробежал в ванную, хлопнув дверью.

Арчер улыбнулся и пошел готовить младшему брату в награду чашку крепчайшего кофе.

В холодный душ Кайл никогда не верил. Уж если вставать до рассвета, то самое лучшее – побольше горячей воды. Он уже вовсю блаженствовал среди пара, когда в ванную комнату ворвался Арчер и бесцеремонно отключил горячую воду, оставив только холодную.

Через несколько секунд Кайл выскочил из-под душа, изрытая проклятия.

– Вытирайся. – Арчер набросил брату на голову большое полотенце. – Кофе готов. На кухне.

– А поесть?

– Ты меня, случайно, не путаешь с прислугой?

– Лучше не спрашивай, с кем я тебя путаю!

– Ладно, читай газету, пока я тебе сожгу несколько яиц!

– Если сожжешь, сам и будешь есть.

– Читай! – повторил Арчер с раздражением ясноглазой ранней пташки по отношению ко всему остальному сонному человечеству.

Кайл натянул на себя какую-то старую рубашку и брюки. Прошел на кухню. И стены, и мебель здесь были яркого, жизнерадостного лимонно-желтого цвета. За окном ветер, низкие облака и солнце боролись за власть над Сиэтлом. Арчер, стоя у плиты, разбивал яйца в чашку. Босиком, в старых джинсах и синей рабочей рубашке, старший из братьев Донован выглядел моложе своих лет – он недавно отметил тридцатипятилетие.

– Кофе, – зевая, проговорил Кайл.

– Открой глаза, малыш. Он перед тобой, на столе.

– Сам ты малыш. Я ведь носил вчера твой смокинг, разве нет?

– И мои выходные туфли!

– Они мне жали.

– Выходные туфли должны жать. А как насчет прочих аксессуаров? Ты чем-нибудь пользовался или просто поносил?

– Просто поносил.

– Ладно. Думаю, нам сейчас покойники совсем ни к чему. Кайл тоже так считал. Однако в этот ранний час он не мог подавить раздражения.

– Тогда пусть не принуждает нас вступать в тесные контакты!

– Давай пей свой кофе, пока я его не выпил.

Кайл прошел к длинному столу, занимавшему середину кухни. Перед одним из высоких металлических стульев – такие можно увидеть в кафе – дымилась большая чашка кофе. Наверняка там крепчайшая горькая жидкость, которую так любит Арчер, но в такую рань сойдет и это.

Однако, взглянув в чашку, он сразу понял, что предстоит серьезный разговор: брат приготовил ему кофе со сливками. Увидев же, как Арчер натирает сыр и режет грибы для омлета. Кайл по-настоящему встревожился.

28
{"b":"18140","o":1}