ЛитМир - Электронная Библиотека

– Еще бы! Именно это вам и надо, не так ли? Остаться наедине с этими сокровищами.

– Не в первый раз.

– Именно это меня и беспокоит.

Лайэн похолодела.

– На что вы намекаете? По-вашему, мне нельзя доверять?!

– Вы верно уловили мою мысль. Так вот, я это понял уже несколько месяцев назад.

– О чем вы говорите?..

– Приберегите маску оскорбленной невинности для кого-нибудь другого, кто не знает, какого вы происхождения. С сегодняшнего дня каждый раз, когда вы входите в хранилище семьи Тан, я буду рядом. А если меня не окажется дома – ну что же, значит, вам не повезло. Должен сказать, меня довольно часто не бывает дома.

– В таком случае пройдемте прямо к Вэню и…

– С вашими визитами к Вэню покончено. Он стар, он устал, он заслужил отдых. С сегодняшнего дня вы будете иметь дело только со мной. В семье Тан я эксперт по нефриту.

– А что об этом думает Джо Цзюй Тан?

– Вам-то какое дело до этого? Это не ваша семья! Прежде чем он успел сказать еще что-нибудь, от двери донесся шелестящий, но все еще довольно звучный голос Вэня.

– Лайэн, это ты? – спросил он по-китайски.

С огромным облегчением она отвернулась от Дэниела.

– Да, дядюшка Вэнь.

Старик показался в дверях. Ростом чуть выше Лайэн и весом, должно быть, всего на несколько фунтов больше, он тем не менее сразу обращал на себя внимание. Ветер развевал его одежду и поредевшие белые волосы. Темно-серый костюм из тончайшей шерсти с шелком, сшитый на заказ, безукоризненно облегал его худощавую фигуру. Туфли ручной работы были сделаны из тончайшей перчаточной кожи.

– Что же ты не входишь в дом? Здесь так тепло. Давай заходи скорее. Весенний ветер вреден для моих старых костей. Цинь! Цинь, ты здесь?

– Я здесь, – отозвался мальчик на побегушках.

– Принеси нам чаю в хранилище. И чего-нибудь печеного. Я проголодался.

– Дедушка, – произнес Дэниел по-китайски, – не утруждайте себя этими заботами. Я сам прослежу за тем, чтобы каждая вещь вернулась на свое место.

– Утруждать?.. Заботами?! – Вэнь рассмеялся шелестящим смехом. – В моем возрасте нефрит – это единственная забота, на которую не жалко тратить силы. Помоги-ка Лайэн перенести моих ненаглядных питомцев в хранилище. А если будешь внимательно смотреть и слушать, может быть, и ты в конце концов узнаешь что-нибудь полезное о небесном камне.

Лицо Дэниела потемнело, однако тон остался таким же ровным:

– Благодарю, дедушка, Конечно, я многому смогу у вас научиться.

– В таком случае поторопись. С каждым днем я как будто все больше усыхаю. Скоро меня унесет ветром.

– Не посмеет ветер вас унести, – улыбнулась Лайэн. – Хотя из вас получился бы очень симпатичный змей – только не воздушный, а воюющий.

Лицо старика сморщилось от веселой усмешки. Войдя в дом, он остановился, оглянулся через плечо, отыскивая глазами небольшое яркое пятно – все, что он мог видеть вместо Лайэн.

– Пусть мальчик сам внесет нефрит. Пойдем, девочка, расскажи мне еще раз, как выглядят мои ненаглядные питомцы в своих гнездышках из атласа, шелка и бархата.

Лайэн словно физически ощутила вспышку ярости, охватившей Дэниела, прежде чем тот успел взять себя в руки. Однако, оглянувшись, она увидела, как молодой человек, склонившись над багажником ее машины, достает оттуда коробки с нефритом и аккуратно устанавливает на дорожке. Так, как будто для него нет ничего важнее в жизни, чем выполнить задание деда.

– Иду, дядюшка Вэнь. Для меня всегда огромная честь заменять вам глаза.

Крышка багажника захлопнулась с такой силой, что, казалось, разбился автомобиль. Лайэн непроизвольно поморщилась. Она давно уже привыкла к демонстративному равнодушию со стороны членов семьи Тан, но с такой неприкрытой враждебностью столкнулась впервые. Внезапно она подумала, как было бы хорошо, окажись здесь сейчас ее чучело слона. От одной этой мысли Лайэн улыбнулась. Ужас, вызванный словами Дэниела, тем, что он позволил себе усомниться в ее порядочности, на время отступил.

Первая дверь вела в кухню, интерьер которой представлял собой, как и все остальные помещения в доме, смесь культур Востока и Запада. Цвета, полы, расстановка мебели и украшения на стенах явно отвечали вкусам уроженцев Азии, в то время как мебель, освещение, кухонные принадлежности и техника были, несомненно, достижениями западной цивилизации. Из кухни доносился неповторимый аромат – смесь фимиама и любимого печенья Вэня.

По дороге из кухни к тому крылу дома, где находилось хранилище, Вэнь начал расспрашивать Лайэн о нефритовом костюме Дика Фармера.

– Внуки ничего не смогли мне об этом рассказать! Их интересуют только банки, акции и недвижимость. Ты видела этот костюм?

– Да.

– А… – Вэнь ждал продолжения, но она молчала. – Что, кто-нибудь есть поблизости?

Лайэн оглянулась.

– Нет, никого.

– Ну и что же, этот костюм так же хорош, как и мой? – нетерпеливо спросил Вэнь.

Лайэн не знала, что ответить. Впервые она обнаружила нефритовый похоронный костюм два года назад, совершенно случайно, когда проводила очередную ежегодную инвентаризацию в хранилище. Тогда она находилась в одном из дальних отсеков, просматривая подносы с нефритовыми перстнями и наперстками для стрельбы из лука. Неожиданно дверь хранилища распахнулась, вошли Джо и Вэнь. Отец и сын, как всегда, препирались по поводу пристрастия Джо к лошадям. Лайэн решила закончить осмотр, в надежде, что перебранка прекратится до того, как она покажется им на глаза. Через несколько минут девушка услышала треск. Выбежала из своего отсека и увидела Джо, ухватившегося за что-то похожее на толстую стальную дверь, которую Лайэн раньше никогда не замечала.

Разглядев, что находится в маленькой потайной комнате за стальной дверью, она потеряла дар речи. Пока Вэнь ругал Джо за то, что тот напился и не способен держаться на ногах, Лайэн не отрываясь глазела на сокровища, каких никогда в жизни не видела и лишь мечтать могла о том, чтобы увидеть такие, если когда-нибудь попадет в государственное хранилище Китая. Из всего, что находилось в маленькой комнате, ей в первую очередь бросился в глаза саван из нефрита. До того момента она и не предполагала, что подобные костюмы вообще сохранились в наши дни, тем более что такое сокровище может находиться в чьей-нибудь частной коллекции.

Заметив Лайэн, Джо закричал, чтобы она убиралась вон. Но тут вмешался Вэнь. Старик заметил то потрясение и благоговение, с которым она смотрела на нефритовый саван. В глазах молодой женщины он увидел ту же любовь к нефриту, интерес к его истории, который был важнейшей частью жизни его самого. Вэнь улыбнулся. Отослал Джо. Взял с Лайэн клятву молчать об увиденном и провел несколько счастливейших часов своей жизни, показывая ей святая святых сокровищницы Танов.

Лайэн сдержала слово и сохранила тайну бесценного нефритового погребального костюма. После того случая она видела его всего однажды, когда Вэнь в приступе ярости выгнал всех остальных из хранилища и велел оставить его наедине с Лайэн. Он показал ей, как отпереть потайную дверь, потом молча стоял рядом, положив руки на костюм, словно черпая силы из бессмертного нефрита. Час спустя они вместе вышли из хранилища. Ни один из них не произнес ни слова. И потом они ни разу не говорили о сокровище.

– Ты что, не слышишь меня, девочка? Отвечай же, его костюм лучше моего?

Сердце у Лайэн забилось где-то в горле. Она не хотела лгать деду, но и правду сказать не решалась.

– Я не смогла рассмотреть его как следует.

– Ну за что боги наказали меня такой неспособной ученицей! Если бы я сам там оказался, на аукционе…

Он осекся. Если бы даже Вэнь там оказался, то ничего бы не смог увидеть. Вот уже несколько месяцев он не мог разглядеть даже собственную руку, поднятую к лицу.

Лайэн усилием воли заставила себя продолжать:

– Если бы вы позволили мне еще раз посмотреть на ваш костюм, прямо сейчас, я смогла бы высказать свое мнение о том, какой из них лучше.

32
{"b":"18140","o":1}