ЛитМир - Электронная Библиотека

Усилием воли Лайэн попыталась отвлечься от тревожных мыслей и сосредоточиться на предстоящем. Чему быть, того не миновать.

– Дайте мне минутку, причесаться и подкрасить губы, и я буду готова.

Не будет ничего хорошего, если она останется дома одна. У нее уже было больше трех часов одиночества в машине – по дороге из Ванкувера в Сиэтл. Вполне достаточно. Даже слишком.

Чем больше Лайэн думала о коллекции деда, тем больше в ней крепла уверенность: происходит или произошло что-то ужасное. Вместе с этим росла тревога от мысли, которую она больше не могла ни отрицать, ни игнорировать: Дэниел либо винит ее в пропаже нефрита, либо планирует возложить всю вину на нее.

В желудке что-то сильно сдавило. Лайэн попыталась унять напряжение и приступ тошноты. Всю жизнь она старалась добиться уважения семьи Тан, заставить их признать, что она, Лайэн Блэкли, чего-то стоит. А теперь с ней обращаются как с воровкой. «Подзаборная»…

Кайл заметил, как напряглись и сжались ее губы. Бледная кожа стала почти восковой. Пальцы, обхватившие сумочку, дрожали.

– Лайэн… – Он осторожно дотронулся до ее плеча. Она вздрогнула, как от удара.

– Почему бы нам не поехать в «Дождливый лотос»? Спокойно пообедаем там. Боюсь, вы сейчас не в состоянии выдержать шумное сборище Донованов.

Лайэн с трудом перевела дыхание.

– Нет, спасибо. Я вполне насладилась покоем по пути из Ванкувера. – Легче от этого не стало, подумала она. Повернулась к секретарю:

– Есть что-нибудь срочное, Фред?

– Миссис Вонг хочет знать, когда вы сможете уделить время для оценки коллекции ее отца. Она собирается ее застраховать.

– У вас есть мое расписание. Посмотрите, что там свободно.

– В этом-то и состоит проблема. Мистер Хань…

– Опять! – пробормотала Лайэн.

– …пересмотрел свою коллекцию и привез некоторые изделия, которые хотел бы продать. Мистер Харолд Тан… э-э-э… просит…

– Просит?! Хэрри? В первый раз такое слышу.

– Да…

Фред тяжело вздохнул. Редкие седые волосы секретаря резко контрастировали с гладким моложавым лицом. По паспорту ему было пятьдесят пять лет, но лицо выглядело лет на десять моложе. А вот выражение глаз подошло бы скорее мудрому старцу. В течение двадцати лет этот человек представлял правительство Соединенных Штатов на Тайване, пока не решил, что в жизни существует не только бюрократия.

– Тем не менее Таны – ваши лучшие клиенты и прекрасно знают об этом. Мистер Тан хотел бы, чтобы вы взяли на оценку нефрит Ханя как можно скорее. Компания может предложить кое-что в обмен на те изделия, которые он считает излишними. Вам их предоставят.

– Считает излишними? – удивился Кайл. – И что это означает?

– Это выражение употребляется только среди музейных работников и специалистов.

– Так что же все-таки оно значит?

– Некоторые изделия со временем теряют вид, либо попадается вещь получше, которую собиратель хотел бы приобрести. А две одинаковые в коллекции не нужны. В этом случае оставляют ту, что получше…

– А другую объявляют излишней?

– Да.

– «Избавиться» звучит точнее.

Лайэн улыбнулась, в первый раз с тех пор, как покинула дом Танов.

– Именно поэтому в подобных случаях не принято так говорить. Чем туманнее выражение, тем более значительной выглядит вещь и тем большую цену можно за нее получить.

– «Мусор» звучит еще точнее. И короче. Всего два слога и пять букв. Так?

Лайэн рассмеялась. Внезапно ей захотелось обнять Кайла, просто так, без всякой причины. Просто оттого, что было приятно увидеть его снова. И он смотрел на нее одобрительно, без всякого презрения.

Фред откашлялся. Поднял глаза от записей.

– Мистер Тан… э-э-э…

– Всю плешь вам проел? – подсказал Кайл. Секретарь изо всех сил пытался сохранить серьезность.

– Можно и так сказать. Но только не мне. – Он взглянул на свою начальницу:

– Мистер Хань ждет вас завтра в шесть часов.

– Утра?!

– Вечера.

– Но ведь паром не ходит после…

– Все устроено. Вы останетесь до утра. Сядете на паром до острова Оркас, там вас будет ждать лодка, которая отвезет вас до института, а наутро привезет обратно.

Все оживление Лайэн исчезло. Вспомнились жадные глаза Усэна. Появилось ощущение, будто по ней ползают насекомые.

– Нет.

– Мистер Тан сказал, это очень важно…

– Нет, – повторила она без всякого выражения. – Назначьте другое время, так, чтобы я могла вернуться домой к обеду.

– Я пытался. Мистер Хань сказал: у него нет другого времени. – Фред открыл блокнот и стал просматривать записи, представлявшие собой причудливую смесь китайских идеограмм и западной стенографии. – Послезавтра он улетает в Китай. На завтра у пего назначено несколько встреч, время расписано с пяти утра до восьми вечера. Он надеется, что сможет встретиться с вами раньше, и выражает уверенность в том, что вы сможете привезти ему нефрит из коллекции Танов, а также в том, что мистер Вэнь Чжитан сможет отобрать подходящие предметы для продажи.

Лайэн прикрыла глаза, обдумывая то, что сказал Фред. Очевидно, Хэрри и Усэн продолжают решать проблемы налогов, перевода денег, обмена валюты путем обмена нефрита на нефрит. Дело в общем-то вполне обычное. Дилеры занимаются этим постоянно. Налоги с обмена не взимаются.

Но главное, если у Усэна целый день расписан, значит, он не будет наскакивать на нее как мартовский кот. И вместе с тем… даже если уговорить себя, что она ошиблась и что Усэн вовсе не собирается принуждать ее к сексу, она все равно чувствовала, что ни за что на свете не хочет остаться с ним наедине. Все. Точка.

– На каком это острове? – небрежно поинтересовался Кайл.

– Раньше он назывался Баррен. Теперь его чаше называют Фармер.

Кайл знал это место. Недалеко от Нефритового острова, где он часто бывал, ночевал, а однажды едва не погиб.

– Значит, он гостит в фармеровском Институте информации по странам Азии?

– Да. Как вы догадались?

– Это совсем нетрудно. Усэн – один из китайских капиталистов с самыми обширными связями. А Фармер – мультимиллиардер, который из кожи лезет вон, чтобы закрепиться на рынке, насчитывающем примерно четверть населения всей Земли.

– А как насчет «Донован интернэшнл»? Это не ваша корпорация, случайно, лезет из кожи вон, чтобы заполучить хотя бы часть китайского рынка?

– «Донован интернэшнл» в этом заинтересована, но вон из кожи не лезет. Мы не занимаемся перепродажей электроники, как Фармер. Послушайте, почему бы мне не поехать вместе с вами?

Она растерянно моргнула.

– Хотите посмотреть нефрит, от которого Усэн намерен избавиться?

– Просто умираю от любопытства. Мы можем бросить якорь в институтской гавани, вы сделаете то, что требуется по части нефрита, я в это время буду слушать, смотреть и учиться, а потом вместе вернемся в город.

– Но паром…

– У меня есть катер.

– Вот как…

Лайэн секунду подумала и улыбнулась, испытывая облегчение, смешанное со злорадством. Облегчение – от того, что таким образом она выполнит желание Хэрри. Злорадство – когда представила себе физиономию Усэна. Она проведет оценку его нефрита и уйдет в ночь рука об руку с Кайлом Донованом.

– Боюсь, это выходит за рамки обязанностей чучела слона.

– Меня устроит любой повод, лишь бы попасть на борт «Завтра».

– «Завтра»? Так называется ваш катер?

– Да, я его так назвал, потому что всегда успокаивал себя надеждой, что у меня наконец найдется время для рыбалки…

– Завтра? – улыбнулась Лайэн.

– Да. Но однажды – это было несколько месяцев назад – вдруг понял, что завтра может вообще не наступить, если я его не запланирую сегодня.

– Вы уверены, что это не слишком сложно для вас?

– Доплыть до острова Фармер? Нет, черт возьми. Придется только понаблюдать за приливом. Но если мы отправимся в путь не очень поздно, сможем по пути еще наловить рыбы на обед.

Глаза Кайла заблестели, в них появилось нетерпение, от чего лицо помолодело. Сейчас ему никак нельзя было бы дать тридцать один год.

36
{"b":"18140","o":1}