ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дэниел?! – в недоумении переспросил Джонни. – Почему Дэниел?

– Он кое-что знает о нефрите.

От гнева лицо Джонни окаменело, а глаза как будто помутнели.

– Вы хотите сказать, что мой сын способен обокрасть свою семью?!

– Кто-то из членов семьи Тан стал вором, и это не Лайэн. Если не Дэниел, то кто? Кто еще разбирается в нефрите и владеет цифровым кодом к замку хранилища? У кого еще есть причины желать Лайэн самого худшего?

– Дэниел слишком уважает и любит своего деда, отца и всех своих дядюшек, чтобы позволить себе такое.

– А Лайэн, значит, их не любит и не уважает?

– Но… – Джонни медленно опустился на кушетку. Он все еще не мог прийти в себя после перелета: сказывалась разница в часовых поясах. Голова казалась налитой чугуном. Его вздох прозвучал как стон. – Когда я попросил Лайэн познакомиться с вами, никак не ожидал, что это приведет к чему-то подобному.

Встревоженная его внезапной бледностью, Анна села рядом, взяла Джонни за руку и почувствовала, что рука холодна как лед.

– Что наводит меня еще на одну интересную мысль. Почему вам вдруг понадобилось, чтобы Лайэн меня подцепила? Семья Донован отвергла все реверансы консорциума «Тан» чуть ли не год назад. Может быть, вам показалось, что со мной будет легче поладить, чем с Арчером? Или вы…

– Перестаньте его заводить, – резко вмешалась Анна. – Вы что, не видите, он совсем выдохся.

Кайл ответил ей враждебным взглядом.

– Нет. Зато я до сих пор вижу вашу дочь в наручниках. И если ваш любовник нам не поможет, вы это скоро тоже увидите.

Анна поморщилась, как от удара. Холодная рука Джонни погладила ее по щеке.

– Все нормально, – устало произнес он и обернулся к Кайлу:

– Вы мне понадобились потому, что Донованы не пожелали иметь дела с Танами. Потом произошел тот инцидент с русским янтарем. Подробности мне неизвестны, но у меня сложилось впечатление, что вы не тот человек, который сбежит при первых же неприятностях. – Он почти улыбнулся. – Я оказался прав, не так ли?

– Кайл спас мне жизнь, – вмешалась Лайэн. – Тот убийца в два счета…

– Чепуха, – перебил ее Кайл. – Насколько я помню, это ты спасла мне жизнь.

– Ничего подобного…

– Ты перебила ему руку, в которой был нож. Теперь моя жизнь принадлежит тебе. Такова китайская традиция, радость моя. Теперь ты от меня никуда не денешься.

Лайэн некоторое время растерянно смотрела на Кайла. Наклонилась к его чашке, с подозрением принюхалась. Ничего, кроме чая.

Его пальцы скользнули вниз по ее щеке к шее движением небрежно ласкающим и таким интимным, что у нее перехватило дыхание. Лайэн подняла глаза. Его улыбка излучала тепло и нежность.

– Никакого бренди, – тихо проговорил Кайл. – Это запах твоих духов так на меня действует. – Он перевел взгляд на Джонни, и нежности как не бывало. – Что же вы замышляли в отношении меня и Лайэн?

– Здоровый молодой человек, который неплохо дерется и не отступает перед опасностью. Красивая молодая женщина, которой может понадобиться рядом именно такой человек… – Джонни пожал плечами. – Никакого определенного плана.

– Почему вы решили, что Лайэн может понадобиться именно такой человек, как я?

Кайл почувствовал, что начинает терять терпение. С какой стати он должен вытягивать из Джонни ответы? Это ведь не допрос, он не полицейский, а Джонни не подозреваемый, который не желает раскалываться! Это ведь его дочери они пытаются помочь.

Китаец долго молчал, опустив глаза на руку Анны, лежавшую на его руке, бледную и прекрасную.

– Меня очень тревожит Хань Усэн, – признался он наконец. – Моя семья… хотела бы войти к нему в доверие… снискать его расположение.

Лайэн похолодела. Она смотрела на отца, не в силах поверить услышанному.

– И Лайэн предназначалась в качестве смазки к этой сделке?

Кайл говорил ровным голосом, однако все его тело напряглось.

– Я сказал Джо, что Лайэн не питает симпатии к Усэну и уж тем более не захочет стать его любовницей.

– А Вэнь? – Лайэн со страхом ждала ответа. – Он тоже хотел, чтобы я стала наложницей Усэна?

– Вэнь не видел большой разницы в том, что раньше ты была любовницей Циня, а теперь станешь наложницей Усэна.

– Вэнь, очевидно, совсем ослеп, – вмешался Кайл. – И Цинь, и Усэн – оба гадины, но Цинь очень красив.

Не обращая внимания на Кайла, Лайэн снова обратилась к отцу:

– Мне казалось, что я любила Циня. Казалось, что и он меня любит. Я ошиблась. Он был влюблен в семью Тан.

– Ну разумеется, – пожал плечами Джонни. – Он ведь родился и вырос в Китае. Неужели ты всерьез думала, что твое тело интересует его больше, чем твои семейные связи?

– Да…

Джонни покачал головой. Его американская дочь, конечно, умна, очень умна, очень тонкая натура, бегло говорит по-китайски и прекрасно разбирается в китайском искусстве. И все-таки Лайэн так и не смогла прочувствовать, что основа основ китайской культуры – это семья. Желания отдельной личности ничто в сравнении с потребностями семьи.

– Итак, вы тревожились по поводу того, как поведет себя Усэн. Кстати, вы оказались правы. Пока вы летели на Таити, Хэрри поручил Лайэн провести обмен нефрита со стариной Усэном.

– Такие сделки у нас уже практиковались. Семья Тан предоставила Лайэн возможность завязать интимные отношения с Усэном, что пошло бы на пользу всему клану.

Глаза Кайла сверкнули яростью.

– Предоставили возможность завязать интимные отношения! Можно, наверное, выразиться и так, но вообще-то это называется сводничеством.

Джонни вздохнул. Так ему и надо. Хотел подыскать для дочери защитника-американца, такого, который не станет раболепствовать перед Танами. Вот и нашел…

– Связь с Усэном принесла бы большую пользу и самой Лайэн. Это очень богатый и влиятельный человек. Его увлечения быстротечны, но, говорят, он всегда очень щедр со своими женщинами. Лайэн не желает принимать деньги от матери, а Таны платят ей ровно столько, чтобы не умереть от голода… вот я и подумал…

Джонни пожал плечами. Лайэн не бросилась на него только потому, что ее удержала крепкая рука Кайла.

– Значит, говоришь, Усэн щедр, – произнесла она низким от ненависти голосом. – Рассказать тебе, насколько он щедр, Джонни? Мне назначили встречу якобы для того, чтобы посмотреть нефрит. Поздно вечером, на острове Фармера. Так как паром в это время не ходит, меня должны были доставить туда на институтском катере. Предполагалось, что я останусь на ночь. И конечно, я должна была явиться одна.

Веки Джонни дрогнули. Какой-то частью своего существа он опасался чего-то подобного. И тем не менее до конца не верил, что такое возможно. Вэнь всегда слыл прагматиком, не останавливался практически ни перед чем, если требовалось защитить интересы клана или расширить границы его влияния, однако жестокостью он никогда не отличался. Старик не стал бы подстраивать изнасилование собственной внучки.

– Когда я приехала, – продолжала Лайэн, – Усэн появился чуть ли не в пижаме, весь надушенный, как шлюха. Мне сообщили, что у него званый вечер, но там никого не оказалось, кроме его ассистента и телохранителя. А теперь скажи, Джонни: если бы Кайл не сопровождал меня, смогла бы я выбирать, становиться мне одной из женщин Усэна, или нет? Джонни прикрыл глаза.

– Прости. Я об этом ничего не знал. – Он обернулся к Анне, которая с болью в глазах наблюдала за ним:

– Понимаешь, Анна, никому из Танов даже в голову не пришло, что Лайэн может отвергнуть Усэна. В Азии женщины буквально вешаются на него. Как я уже сказал, он щедр с ними. И потом, Лайэн ведь не девушка, у нее уже был любовник.

Анна с видимым усилием кивнула. В глазах ее, казалось, отразилась вся скорбь мира.

– Мне жаль тех женщин, которым нечего предложить на продажу, кроме самих себя. Лайэн не в таком отчаянном положении. Скажи об этом своей семье. Немедленно. – Анна Блэкли вибрировала, как натянутая струна. – Так нельзя. Джонни, обещай мне! Лайэн не то, что я была когда-то – без дома, без родных, без корней, вынужденная зарабатывать на жизнь тем… – Голос ее прервался. – Скажи им, слышишь!

66
{"b":"18140","o":1}