ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты уверен, что это она?

Про себя Кайл взмолился, чтобы это оказалось не так.

– Я же тебе только что сказал.

– Она абсолютно не похожа на похитительницу предметов искусства международного масштаба.

– Неужели! А ты много их видел в своей жизни?

– Наверняка не так много, как ты. Поэтому скажи еще раз, она на самом деле…

– Воровка?

– Да.

– Знаешь, они ведь не носят ярлычков.

Кайл замолчал, не сводя глаз с Лайэн Блэкли. Арчер переводил взгляд с нее на брата, пытаясь понять, почему Кайл неожиданно встал в стойку, как гончая, почуявшая фазана. Лайэн, безусловно, очень привлекательна, можно даже сказать, красива несколько экзотической красотой, однако ее никак нельзя отнести ни к категории блестящих деловых дам, ни – тем более – роковых женщин. Простое белое платье выглядит достаточно элегантно и хорошо на ней сидит. Правда, на нем нет выреза от шеи до ягодиц или декольте от горла до… самого низа, как у других женщин, которые стремятся приковать к себе мужские взгляды. Нефритовый браслет на ней, без всякого сомнения, бирманский, самого высокого качества, так же как и ожерелье. Но Кайл, похоже, не замечает драгоценностей. Он уставился на женщину. Арчеру это не понравилось.

– А может, бросим все? – неожиданно предложил он. – Отложу свою поездку в Японию и Австрию, дам тебе еще немного времени поправиться, прийти в себя.

– Я тебе уже сказал: с плечом у меня все в порядке. Как новенькое.

– После пули оно не может быть как новенькое.

Кайл пожал плечами. И сморщился от боли. Перед дождем оно все-таки побаливает. А в северо-западном районе Тихого океана ненастье бывает довольно часто.

– Но я знаю о нефрите гораздо больше тебя.

– Ну, если учесть, что я почти ничего не знаю, это еще недостаточно веская причина для твоего участия в наших играх.

Кайл мысленно усмехнулся. Арчер покривил душой, даже не запнувшись. Вот что здорово в семейных отношениях. Все так хорошо знают друг друга, что могут читать мысли.

Но это же и плохо. В семье, где шестеро детей, иногда начинаешь ощущать клаустрофобию. Но бежать на другой конец света бессмысленно. Кайл в этом уже убедился. Все равно ничего не докажешь…

Он моложе самого старшего из братьев на четыре года – и на целый век.

– Что ты так разволновался? – Он в упор глянул на Арчера. – Боишься, что очередная женщина подцепит меня на крючок и доведет до беды?

– Если ты попадёшь в беду по моей вине, Сьюза мне не простит.

– Наша мамочка?! Ха! Ты у нее любимчик.

Арчер бросил на брата гневный взгляд, от которого любой другой поперхнулся бы. Но на Кайла это не произвело впечатления. Он все еще не мог оправиться от шока.

В Лайэн Блэкли он неожиданно нашел все, что привлекало его в женщинах. А ведь до этого момента он даже не осознавал, что его привлекает. Кайл всегда считал, что ему нравятся рослые дамы, а она такая миниатюрная. Он думал, что предпочитает блондинок, – у нее же волосы темные. Ему казалось, что он любит хохотушек, – а эта тихая, замкнутая, вся внутри себя.

Он был уверен в том, что никогда больше не попадет в зависимость от своей похоти. Однако при виде Лайэн Кайл почувствовал такое желание, которое не имело ничего общего ни с чем, что он когда-либо испытывал. Дикое, примитивное, неодолимое. Это привело его в ярость. Неужели жизнь ничему его не научила? Неужели он снова позволит женщине себя использовать?

А может быть, сам научится использовать женщину?

Он обернулся к брату, прежде чем направиться к Лайэн:

– Не жди меня.

Глава 3

Хотя Лайэн делала вид, что всецело поглощена изучением экспонатов на стенде, она сразу отметила тот момент, когда Кайл Донован направился в ее сторону. Задолго до того, как отец обратился к ней со своей неожиданной просьбой, она украдкой наблюдала за Кайлом. Это не представляло особого труда при его высоком росте, атлетическом сложении и яркой внешности, навевавшей мысли о викингах.

– Пора нам прекратить встречаться подобным образом.

Лайэн оторвала глаза от нефритовой пряжки, резко обернулась. Встретилась взглядом с глазами Кайла. Самыми необыкновенными глазами, какие она когда-либо видела. Золотистое обрамление вокруг черного зрачка сменялось зеленым, а за ним – сверкающий черный кружок.

– Простите?.. – наконец произнесла она, изо всех сил стараясь отвести взгляд от этих глаз. – Вы что-то сказали… Или мне послышалось?

– Вы правы. Это, наверное, мой злобный братец-близнец. Спички у вас есть?

– Я не курю.

– Я тоже. Мне просто показалось, что это подошло бы для завязки разговора. Вспыхнул бы какой-нибудь спор. Можно, конечно, придумать что-нибудь более подходящее к случаю и ко времени, но у вас нет часов.

Лайэн даже не пыталась отразить этот поток каламбуров. Шутливо-укоризненно качнув головой, она издала слабый стон – в нем звучало и удивление, и одобрение. Ответом ей послужила мимолетная улыбка на его губах. Лайэн на секунду зажмурилась. Интересно, знает ли он сам, насколько неотразима его улыбка?

– Меня зовут Кайл Донован. – Он протянул руку. – А вы Лайэн Блэкли. Ну а теперь, раз уж мы познакомились, можете рассказать мне, почему вы за мной так пристально наблюдаете последние две недели.

Оживление ее моментально угасло. Лайэн заметила, что эти необыкновенные глаза смотрят на нее отстраненно-оценивающе. Таким взглядом обычно встречают дальних родственников, когда те неожиданно появляются на пороге.

– Не понимаю, о чем вы говорите.

– О вас. О том, что вы следите за мной. Сегодня вечером. Последние несколько дней. Всю последнюю неделю.

– Вы имеете в виду нашу сегодняшнюю встречу? То, что мы оба оказались здесь, у стендов с нефритом?

– Именно.

– И это вы называете «пристально наблюдать»?

– Ну… знаете… мужчина всегда надеется.

– Мужчина может отправляться куда-нибудь подальше. Кайл пожал плечами:

– Как скажете.

Он повернулся, собираясь отойти.

– Подождите! – вырвалось у Лайэн, прежде чем она успела подумать.

Ей же надо выполнить обещание, данное отцу. И потом… этот человек заинтересовал ее. Может быть, она наконец излечится от тоски по другому, тому, кто соблазнил ее, а потом женился на другой – целомудренной китаянке, – а после этого искренне удивился, что она, Лайэн, отказалась продолжать с ним отношения. Должно быть, не сомневался в том, что она пойдет по стопам матери.

Кайл снова повернулся к ней. Молча стоял и ждал.

Лайэн перевела дыхание. Взглянула сквозь опущенные ресницы на стоявшего перед ней мужчину… слишком высокого и широкоплечего. Слишком… для чего? Бокал с вином казался таким маленьким и хрупким в больших сильных руках, которые держали его аккуратно и осторожно. Эта внутренняя сдержанность и точность движений почему-то успокоила Лайэн. Она повторила про себя слова, ставшие почти заклинанием в последние две недели: «Ты можешь это сделать. Женщины сплошь и рядом так поступают».

Но Лайэн никогда еще не заманивала в свои сети незнакомых молодых людей, тем более таких привлекательных. И сейчас чувствовала себя загнанной в угол.

Как же себя вести? Наверное, как-нибудь так… ненавязчиво… утонченно… и в то же время спокойно, терпеливо. Именно эти качества больше всего ценятся в семье Тан.

– Я хочу попросить вас об одном одолжении. Большом одолжении.

Вот и конец утонченности.

– Вам захотелось приличного вина?

Она взглянула на полупустой бокал в собственной руке и почти улыбнулась. Ее нервы так напряжены сегодня вечером, что все кажется кислым, как уксус, или горьким, как пепел.

Отставив бокал в сторону, Лайэн глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Улыбнулась ему по-настоящему.

– Попробуйте пива. Может, больше повезет. – Ей пришлось повысить голос, чтобы перекрыть голоса трех гостей, увлеченно споривших о достоинствах статуэтки времен династии Мин. – Китайцы совсем не разбираются в винах.

– А… Теперь я, кажется, понял.

7
{"b":"18140","o":1}