ЛитМир - Электронная Библиотека

Даже превосходно сшитый серый костюм не мог скрыть дряхлости его тела, его хрупкости, почти бесплотности. Рядом с Вэнем, только руку протяни, мерцал и переливался всеми оттенками зеленого нефритовый похоронный костюм. Нити из чистейшего золота пронизывали его, словно солнечные лучи. Вэнь не мог этого видеть, как не мог и ощутить пальцами тончайшие нюансы ручной полировки. И все же близость императорского похоронного костюма успокаивала, лишний раз напоминая о том, что лучшие представители человечества преобладают над худшими.

Лайэн с волнением смотрела на Вэня, в то время как Арчер и Кайл наблюдали за стариком с бесстрастными лицами. Последние несколько дней оказались слишком богаты событиями для семьи Тан. Джо Тан, который поведал отцу об одиссее нефритового похоронного костюма, выглядел безмерно усталым. В позе его ощущалась напряженность.

– Первый сын, все ли собрались здесь? – спросил Вэнь на китайском языке. Вопрос прозвучал не громче шуршания сухой травы.

– Джонни стоит слева от тебя.

Лайэн чуть слышно переводила их слова для братьев Донован. Кайл окинул первого сына быстрым взглядом. Редеющие седые волосы, хмурое лицо, костюм, сшитый вручную на заказ, точно такого же цвета, как у отца, худощавая сутулая фигура.

– Дэниел находится справа от тебя, я – прямо перед тобой, Лайэн – позади меня, первый и четвертый сыновья Доналда Донована – рядом с ней.

– А где Хэрри?

Джо секунду помедлил.

– В Шанхае. Он не ответил на мои послания.

Хотя Вэнь не произнес ни слова, лицо его, казалось, еще больше постарело. Из груди вырвался тяжелый вздох. Он провел рукой по нефритовому костюму, словно проверяя его размеры.

– Расскажи все своему младшему брату, – приказал Вэнь. Джо с видимым усилием обернулся к Джонни:

– Я принес позор и бесчестье своей семье… и нашим предкам.

Глаза Джонни широко раскрылись. Он меньше всего ожидал услышать такое.

– Не могу поверить.

– Я… – Голос Джо сорвался. Он откашлялся. – Я слишком много играл. Проигрывал.

Джонни ошеломленно смотрел на брата.

– Ты всегда много играл. А Вэнь всегда ругал тебя за это. Но солнце вставало и садилось, как обычно.

– Наш отец отказался давать мне деньги. Я знал, что могу все вернуть. Все, что я проиграл, и еще гораздо больше. Еще только одни удачные скачки, одна лошадь и жокей, которому так же, как и мне, нужны деньги. Триада «Красный Феникс» это организовала. Мне требовалась лишь крупная сумма, чтобы сделать ставку.

Арчер и Кайл переглянулись. Лайэн переводила для братьев Донован, не спуская глаз со своего деда. Лицо его оставалось бесстрастным, глаза казались непроницаемыми, тусклыми и древними, как само предательство.

– Хань Усэн предложил мне сделку – обменять первоклассный нефрит Танов на второсортные вещи из его коллекции. Таким образом я смог бы не только расплатиться со всеми старыми долгами, но у меня бы еще остались деньги для будущих скачек, где «Красный Феникс» знал бы, кто проиграет, еще до начала забега. А потом, когда я собрал бы достаточно денег, я бы смог выкупить обратно нефрит Танов, и никто бы ни о чем не узнал.

Джонни остановил взгляд на отце. Вэнь не смотрел ни направо, ни налево, ни даже вперед. Глаза старика казались невидящими, тело словно скрючилось и от возраста, и от осознания непомерного предательства.

Голос Джо понизился почти до шепота:

– Но все обернулось иначе. Я снова поставил выигранные деньги и проиграл. Многие нефритовые вещи покинули хранилище Танов, их заменили гораздо менее ценные изделия из коллекции Усэна.

– Когда вы решили подставить Лайэн? – вмешался Кайл. Лайэн перевела вопрос с таким же бесстрастным лицом и непроницаемыми глазами, как у Вэня.

Джо даже не поморщился в отличие от Джонни. Первый сын уже более чем достаточно опозорил себя в глазах отца и своих предков. У него больше не осталось гордости, лишь потребность хоть как-то обелить себя.

– Это придумал не я, а Хэрри. Каким-то образом ему стало известно о моих сделках с Ханем Усэном.

– Каким-то образом? – холодно повторил Арчер. – Я вам расскажу каким. Хэрри, Хань Усэн и триада «Красный Феникс» крепко связаны друг с другом. Можно сказать, спят в одной постели. Поэтому я и отговорил отца от какого бы то ни было партнерства между «Донован интернэшнл» и консорциумом «Тан», как и «Санко».

Лайэн начала переводить. Вэнь вскинул голову, повернулся в сторону Арчера. Глаза его прищурились, будто старик мог видеть американца.

Посыпались быстрые отрывистые слова. Лайэн молча слушала, пока Арчер не подтолкнул ее.

– Вэнь не одобряет отсутствие прагматизма Соединенных Штатов в их отношении к триадам, – обобщила она сказанное.

– Неужели? – иронически произнес Арчер. – Почему же в таком случае он столько раз отвергал все реверансы «Красного Феникса» и предложения о более тесном сотрудничестве? А точнее, их проект отмывания наркоденег через зарубежные финансовые организации Танов?

Глаза Лайэн широко раскрылись.

– Неужели это правда?!

– Спросите его самого.

Выслушав вопрос, Вэнь наклонил голову так, словно пытался разглядеть лица обоих братьев Донован. Заговорил очень тихо и медленно:

– Некоторые из тех видов бизнеса, которым занимаются триады, неизбежны. Других можно избежать. Пока я являюсь главой семьи Тан, мы будем держаться в стороне от всего, что связано с наркотиками.

– Очень здравая мысль. – Кайл смерил Джо ледяным взглядом. – Итак, Хэрри поймал вас за руку. Что произошло потом?

Джо заговорил, едва дождавшись, пока Лайэн закончит переводить вопрос:

– Хэрри взял контроль над всеми сделками в свои руки. Каждая сделка обязательно совершалась при посредничестве Лайэн, и, кроме того, каждая вещь изымалась из хранилища вскоре после того, как там побывала Лайэн. – Джо кинул на Лайэн взгляд, одновременно смущенный и раздраженный. – Я делал все, как он говорил. Потом… еще и еще. Наводки, которые давал мне Хань Усэн, не всегда срабатывали. Вскоре я задолжал ему больше, чем когда бы то ни было. Я удваивал ставки, потом снова удваивал. Мне хотелось лишь одного – остановить поток нефрита, вытекавшего из хранилища Танов. Но чем больше я играл по-крупному, тем глубже залезал в долги.

Слезы медленно катились из глаз Джо по морщинистым щекам. Кайл почувствовал жалость к этому человеку. Тотализатор, словно наркомания, сделал его легкой добычей в руках Хэрри и Ханя Усэна. Вернее, он ощутил бы настоящую жалость, если бы не мысль о том, что Джо подставил свою племянницу, которая должна была расплачиваться за его воровство, должна была сесть в тюрьму вместо него. И никакие слезы, никакие извинения, никакие объяснения не могли изменить этого простого факта.

– Кто спланировал шараду с «Нефритовым императором»? Джо тяжело вздохнул.

– Хань Усэн.

– Цифры?

– Основная трудность состояла в том, чтобы объяснить появление на рынке вещей такого исключительного качества. Большинство из них Усэн продал. Себе он оставил только эротику.

– Держу пари, он зарабатывал на этих сделках гораздо больше вас.

– Ну, в моем положении не пристало торговаться. Но… вы правы, я так и не возместил свои потери.

– А добрый старина Хэрри все продолжал помогать вам. С какой стати? Что он от этого получал?

– Он пытался меня защитить.

– Дерьмо собачье. Он создавал свою собственную империю. – Кайл бросил взгляд на Арчера.

Тот кивнул.

– Продолжай. Если кто-то и должен знать все, то это Вэнь.

– Хэрри знал, что ему никогда не стать первым сыном. И он очень честолюбив. Он видел, что «Красный Феникс» делает огромные деньги на торговле наркотиками, азартных играх, вымогательствах и снова на наркотиках. Он хотел иметь свою долю. Хань Усэн не возражал, даже готов был посодействовать. Но для начала Хэрри полагалось совершить нечто действительно значительное для триады и лично для Ханя Усэна.

– Нефритовый похоронный костюм! – вырвалось у Лайэн.

– Да. Люди «Санко» при помощи Усэна попытались всучить Фармеру нефритовый саван… ну скажем так, сомнительного качества. Но этот номер не прошел. Тогда «Санко» сделала попытку с помощью подкупа получить нефритовый похоронный костюм несколько лучшего качества от одного из государственных музеев. Но Китай – это не Россия… пока еще. Там еще осталось достаточно государственных чиновников, способных защитить музеи страны от разграбления и продажи национального достояния на международных рынках. «Красному Фениксу» нужен был настоящий нефритовый похоронный костюм. У Хэрри Тана такой имелся.

80
{"b":"18140","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Почему коровы не летают?
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Невеста снежного короля
Дама из сугроба
Перстень отравителя
Венеция не в Италии
Последние дни Джека Спаркса
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Как я стал собой. Воспоминания