ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдит опять занесла руку для удара, но рыцарь подошел к ним.

– Рыжему это не понравится, – сказал он. – Он хотел первым переспать с ведьмой. Ты что, забыла?

Эдит прекрасно знала, что Рыжий хотел сделать с Мэг, – многие идеи в его тупой голове принадлежали на самом деле Эдит.

– Так ты отплатила мне за мою доброту? – спросила Мэг, поднимаясь и кутая плечи в накидку. – Ты предала меня!

– Какая еще доброта? – завизжала Эдит. – Я была когда-то такой же знатной, как и ты. Мой отец был хозяином замка, который не меньше Блэкторна. А потом меня превратили в обыкновенную служанку.

– Ваш замок пал, когда его осадили норманны.

– Бой был нечестным, – зло ответила Эдит. – Им помогли предатели, которые открыли осаждающим двери.

– Твои родители и муж были убиты, а ты осталась без крова и без куска хлеба, когда лорд Джон подобрал тебя, дал содержание и пообещал найти мужа.

– Первым делом он хотел подарить мне своего поганого младенца. Ты что, не знала? Лорд был рад осчастливить любую девку. Каждой Джон обещал, что вырастит ее ребенка и сделает ее хозяйкой замка. Так что хозяек в твоем доме не один десяток!

Грубый мужской голос отвлек Эдит: это возвращался Рыжий с новым подкреплением из Карлайсла.

– Эля! – повелительно закричал он.

Рыжий подошел к огню и снял шлем, показав всем ярко-рыжую копну волос.

– Есть еда? – спросил он.

– Мясо, хлеб и сыр.

– А где девки?

Во время этого разговора Мэг стояла на другой стороне поляны, но Рыжий вскоре заметил ее.

– Подойди сюда, – приказал он.

Стараясь выглядеть спокойной, Мэг подошла к нему. От взгляда Рыжего ей хотелось умереть на месте.

– Не трогай ее, пока не истечет время, – сказала Эдит. – Скоро здесь будет норманнский ублюдок, и ты сможешь сделать это прямо у него на глазах.

Мэг содрогнулась от отвращения. Ее бил озноб, хотя она стояла у самого костра.

– Что за чепуха, – произнесла она, стараясь не выдать своих чувств.

– Это совсем не чепуха. Это месть норманнскому ублюдку и его шлюхе, – проговорила Эдит со злостью.

– Какая еще месть?

– Ты помешала мне отравить этого негодяя. Я пыталась убедить Дункана взять замок приступом, и все было бы хорошо, если бы не твой ублюдок. Но все равно будет по-моему!

– Дункан? Где он?

– Уехал на север со своими сапожниками, думает, что теперь-то он счастлив. Скоро все его счастье кончится.

– Он не с вами!

– Мы прогнали всех предателей. Никто не вступится за тебя, ведьма. Тебе осталось недолго жить!

Спокойствие Мэг понемногу стало раздражать Риверсов. Они уже не были так уверены в том, что наконец-то достигли своего. Только Эдит, ослепленная жаждой мести, была убеждена в победе.

– Слушай, что тебя ждет, чертова предательница, – сказала она. – Когда истечет срок, твой норманн появится здесь с золотом и драгоценностями. Мы возьмем выкуп, а потом твой муж будет смотреть, как Риверсы развлекаются с тобой. После этого вы оба умрете.

Мэг молчала.

– Неужели ты думала, что тебе пройдет даром то, что ты снюхалась с норманнами?

Мэг склонила голову, ее золотые колокольчики зазвенели – это был единственный звук, который говорил о том, что Мэг не мраморная статуя.

– Доминик Ле Сабр не придет за мной, – произнесла она наконец.

– Он придет. Или ты умрешь с восходом луны.

– Пришлите священника исповедовать меня.

Уверенность Мэг очень не понравилась Эдит.

– Что ты сказала? – завопил Рыжий, подступая к ближе к Мэг. – Доминик обязательно придет, чтобы спасти тебя! Без тебя ему не быть хозяином Блэкторна!

– Кто же ему помешает? Дункан не захочет сделать этого, а ты не сможешь.

– Я смогу! – взревел Рыжий. – Замок будет наш!

– Как жаль, что меня уже не будет в живых, – насмешливо проговорила Мэг. – Я бы с удовольствием посмотрела, как Меч выпустит вам кишки.

– В замке остается только Томас Сильный, который глуп, как пробка, – ввернула Эдит.

– Саймон ничем не хуже Доминика.

– Саймона тоже не будет в замке. Мы сказали Доминику, что он может взять с собой одного рыцаря.

– Значит, Саймон приедет сюда, – заключила Мэг.

– Ну вот, – засмеялся Рыжий удовлетворенно.

– И вы хотите убить их обоих.

– Всем давно ясно, что скоро у этого ублюдка появится сынок. И мы уже никогда не получим замка.

– Значит, это вы напали на нас во время охоты?

– Вам удалось уйти от Рыжего, но не от меня, – сказала Эдит.

– Да… и ты что-то сделала с Мари, чтобы задержать меня.

– Так и надо этой шлюхе! Видела бы ты лицо Доминика, когда он вернулся и я сообщила ему, что ты убежала с Дунканом!

– Ты дура, – спокойно ответила ей Мэг. – Ты слишком увлеклась.

– Что-то я тебя не понимаю.

– Зачем было говорить это?

– Какая разница? Я хотела напоследок разозлить твоего муженька.

– Значит, и сплетни распускала тоже ты.

– Да. Ты уже довольно наколдовала, и теперь тебе придется заплатить за все.

Завораживающий смех пленницы привел в замешательство всех присутствующих.

– Ах, кухарка, – проговорила Мэг. – Ты перехитрила самое себя.

– Что ты болтаешь? – закричала Эдит. Она уже начала терять свое спокойствие.

– Значит, я околдовала Доминика? – опять засмеялась Мэг. – Эдит, ты даже не можешь себе представить, как ты глупа.

Мэг повернулась к мужчинам:

– Слушайте меня, Риверсы, Доминику Ле Сабру нужны земли и замок, а не я. Он был нежен со своей женой только потому, что хотел, несмотря на проклятие, заполучить наследника, а не потому, что я околдовала его. Мой муж не будет платить никакого выкупа за никому не нужную Глендруидскую ведьму, которая не может дать ему сына. Он держал меня возле себя, чтобы не вызывать гнев моих людей.

– Тем более он должен заплатить за тебя, – возразила Эдит.

Мэг опять засмеялась, и Риверсы в страхе переглянулись.

– Ты такая жадная, а не подумала, что другим деньги тоже нужны.

– Выражайся яснее, – прервала ее Эдит.

– Кто должен платить этот выкуп? Мои вассалы. Они, конечно, преданы мне, но не до такой степени, чтобы из-за меня оставить своих детей без куска хлеба. Такой большой выкуп просто разорит их.

– Не слушайте ее! – быстро воскликнула Эдит. – Она хочет вас околдовать!

Рыжий жестом приказал Эдит замолчать.

– Пока вы стоите тут и считаете, сколько каждый из вас получит, Доминик, я уверена, уже подал архиепископу прошение признать наш брак недействительным.

Рыжий нахмурился.

– Аббатство будет против, – продолжала Мэг, – но Доминик умен и предложит им построить новую каменную церковь, а против этого они не устоят. Еще до того, как я буду мертва, Доминик уже женится на какой-нибудь норманнке, которая родит ему здорового сына. Вы только помогли ему избавиться от меня. Теперь Блэкторн принадлежит норманнам. Вам не видеть его никогда!

* * *

– Мэг узнала тебя? – спросил Доминик Свена.

– По-моему, нет. Она не сделала никакой попытки заговорить со мной. Мне кажется, что двое из Риверсов – шпионы Дункана, – добавил Свен.

– В этом нет ничего удивительного, – сказал Доминик. – Шотландский Молот может думать головой, когда не находится в плену своих чувств.

– Один из этих людей выскользнул из лагеря прямо передо мной.

– Значит, скоро мы опять увидим Дункана. Что еще говорила Мэг?

Свен посмотрел на своего господина: тот был с ног до головы закован в броню. Свен подумал, что он не ошибся, выбирая себе хозяина.

– Ваша леди еще раз попросила позвать священника. Она сказала, что если она умрет, не исповедавшись, то будет являться им с того света.

– Мэг очень жестока, когда надо, – усмехнулся Доминик.

Свен посмотрел на Старую Гвин.

– Леди Маргарет хорошо умеет врать, правда? – спросил он.

– Нет. Она чиста, как первый подснежник.

– Она говорила правду – поэтому Риверсы и поверили ей.

– Конечно, как они могли ей не поверить? – забормотала Старая Гвин. – Какой дурак будет платить такой выкуп за бесплодную жену?

58
{"b":"18141","o":1}