ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Совет двенадцати
Похититель ее сердца
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Шаман. Ключи от дома
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Последний борт на Одессу
Аромат желания
Мертвый ноль
A
A

Он лежал, вытянувшись на кровати, глаза закрыты, чувствительные пальцы обхватили губную гармошку, а губы выдували из нее удивительные по красоте звуки. Он был обнажен, лишь пламя камина освещало его, и отблески перекатывались по телу при каждом глубоком вздохе. Волосы отсвечивали, будто мех норки зимой, на их сверкающей поверхности отражался танец огня.

Раф поднял глаза, почувствовав, что она рассматривает его.

— Ты счастлива, миссис Уинтер? — спросил он, протягивая ей руку.

— Очень счастлива.

Алана взяла его руку, свернулась около Рафа клубочком и, прижавшись к нему щекой, наслаждалась горячим теплом его тела.

— Несмотря на то что ты вспомнила не все? — тихо спросил Раф.

Она посмотрела ему в глаза, золотистые от пламени огня, ей не хотелось больше ничего, только быть любимой им.

— Мне всё равно, — откликнулась Алана, — потому что я больше не испытываю страха.

Раф облегченно вздохнул. Нежно провел кончиком пальца по шелковистой полоске ее брови.

— Вот и хорошо, — ласково сказал он. — Я не думаю, что ты когда-либо вспомнишь, как мы спускались с горы. Ты была в кровоподтеках, синяках, истекала кровью, была вне себя от холода и ужаса пережитого. — Он закрыл глаза, как будто опасаясь, что она может увидеть слишком многое, если заглянет в них.

— Честно говоря, — произнес Раф низким голосом, — я бы и сам забыл об этом, если бы смог. Я так сильно любил тебя и думал, что ты умираешь, что я пришел слишком поздно.

— Пришел слишком поздно, — повторила Алана. — Ты говоришь так, будто знал, что нужен мне.

— Я знал.

— Откуда? — прошептала Алана. — Почему ты пришел к верхнему озеру, когда я была там с Джеком?

— Я не могу объяснить этого. Я просто… знал. — Раф несколько мгновений рассматривал губную гармошку, прежде чем отложил ее в сторону.

— Предыдущей ночью я ехал верхом на лошади по склону Разбитой Горы, — продолжал он. — Мне чудилось, что ты снова и снова зовешь меня. Но это казалось невероятным. Я был один в горах. Никого, кроме ветра. Но к утру я буквально не находил себе места, чуть не сошел с ума, уверенный, что я нужен тебе. — Раф глубоко вздохнул. — У меня не было выбора, Алана. Я вернулся в горы и нашел тебя. Это был неразумный, скорее даже безумный поступок, но я должен был поступить именно так.

— Тебе не померещилось, — возразила Алана, дрожа от волнения. — Когда Джек связал меня и бросил у озера на камне, я всю ночь звала тебя. Ничего не могла с собой поделать.

Раф с шумом втянул воздух. Он перевернулся на живот, посмотрел ей в лицо, слегка коснулся ее, как будто она была лишь сном и он боялся проснуться.

— Если ты я так долго не сопротивлялся, — хрипло произнес он, — я бы пришел к тебе гораздо раньше.

— Чудо, что ты вообще пришел. Ты ненавидел меня.

— Нет, — возразил он, целуя ее бровь, веко, уголок рта. — Я никогда не испытывал ненависти к тебе. Хотел, но не мог. Мы были слишком связаны с тобой, и неважно, насколько далеко находились друг от друга.

— Да, — шептала она, возвращая ему нежные поцелуи.

— Вот почему я и не смог уехать от тебя после того, как мы вновь познали тайны любви, — прошептал Раф, — хотя я и думал, что ты мне не доверяешь. В каждом дуновении ветра в каньоне мне слышался твой зов. Я должен был вернуться к тебе. — Кончиком пальца Раф очертил контур ее рта. — Я люблю тебя больше, чем ты думаешь, больше, чем могу выразить словами.

Медленными ласкательными движениями Раф снимал с нее халат, на Алане осталось лишь сотканное из отблесков пламени одеяние и подаренная им золотая цепочка. Изящный символ бесконечности переливался в углублении у основания шеи, молча повествуя о любви, которая не знает границ.

Он крепко прижал Алану к себе, поцеловал ее сначала очень нежно, затем со все возрастающей страстью, которую он пытался как-то сдержать, но она яростно вырывалась наружу. Алана отдалась его поцелую, ему самому, испытывая сладостное желание, ощущая свою любовь к нему. Он прислушивался к нежным словам, что срывались с ее губ, затем улыбнулся.

— Да, — шептал Раф, — пой о своей любви ко мне, о безграничной любви. И после этого…

Его губы коснулись золотой эмблемы на шее Аланы, и он знал, что всегда будет звучать песня любви, которая не знает границ.

57
{"b":"18142","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скорпион его Величества
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Алмазная колесница
Фаворитка Тёмного Короля
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
Nirvana: со слов очевидцев
Гончие Лилит
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики