ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если бы это было так, — буркнул Саймон себе под нос.

— Что?

— Если бы кинжал моей жены забрал силу моего меча! Но этого не произошло. Я боюсь, что не сдержусь, если она снова мне откажет.

Черные брови Доминика взлетели вверх в немом изумлении: на поле битвы или в спальне — везде выдержка Саймона была предметом зависти многих рыцарей.

— И поэтому ты спишь теперь один? — спросил Доминик.

— Да. А сегодня она опять надела это колдовское платье, — сказал Саймон. — Дьявол меня подери, да я так бы и запустил руки ей под юбку.

Доминик внимательно посмотрел в раздосадованное лицо брата. Спустя некоторое время он снова заговорил, тщательно подбирая слова:

— Ты думаешь, она влюблена в другого?

— Нет, если ей, конечно, дорога жизнь.

Ледяной тон Саймона ясно дал понять Доминику, что даже он, его брат и господин, должен осторожно касаться такого тонкого предмета, как увлечения леди Арианы. Доминик не видел Саймона столь настойчивым с той поры, когда тот преследовал Мари, соблазнительно покачивающую бедрами между кострами в лагере крестоносцев. Глаза Саймона горели тогда, словно эти костры.

Внезапно Саймон выругался, и его глаза смягчились.

Кот махнул пушистым хвостом у него под носом, напоминая хозяину его главную и основную обязанность — ласкать Его величество Лентяя.

— Нет, — спокойно продолжал Саймон, — леди Ариана никого не любит. Впрочем, если бы любила, было бы проще: я бы тогда убил этого счастливчика.

Доминик ехидно усмехнулся.

— Значит, леди Ариана, как те девки в гареме у султана, предпочитает женские ласки?

— Нет. Ариана вообще не терпит прикосновений чьих-то рук. Даже когда моется, ей никто не прислуживает.

— Во время мытья…

Доминик улыбнулся, с наслаждением вспоминая купание со своей глендруидской вещуньей, которая любила воду даже, пожалуй, больше, чем сарацинские султаны, в чьих дворцах не умолкая журчали фонтаны.

— Как слащаво ты улыбаешься, — заметил Саймон с неприязнью и любопытством.

Любопытство победило.

— Это ты так приручал своего соколенка? — продолжал он. — Ты, наверное, схватил ее, когда она намочила перышки в воде и не смогла взлететь?

Доминик тихонько рассмеялся.

Саймон ожидал ответа с плохо скрываемым нетерпением.

— Я очень осторожно приручал своего соколенка, — произнес наконец Доминик, — будь то во время купания, в лесу или в спальне.

Саймон посмотрел на Мэг — ее волосы горели золотым огнем, колдовские изумрудно-зеленые глаза живо блестели, когда она говорила с Эмбер.

— Ты покорил ее своенравное сердечко с помощью этих золотых пут? — спросил он.

— Нет.

— Так ты колотил ее, что ли?

Доминик отрицательно покачал головой.

— Да, — заметил Саймон, — мне тоже никогда не нравилось силой побеждать слабых.

— Вот и славно. Смею тебя заверить, слабые тоже не стали бы с тобой так поступать.

Саймон громко расхохотался. Смех его был таким заразительным, что Ариана подняла голову от почти опустевшей тарелки. Дымчатые глаза девушки вспыхнули аметистовым огнем прежде, чем она снова потупилась.

— Она смотрит только на тебя, — заметил Доминик.

— Что ты сказал?

— Я говорю про твою жену. Кто бы ни был в комнате, она видит только тебя.

— Погоди, вот явится ее ненаглядный, тогда увидишь, — ядовито возразил ему брат.

— Эрик?

— Да, — коротко ответил Саймон.

Доминик покачал головой:

— Ничего-то ты не понимаешь. Ты и есть свет ее очей — ты, а не Эрик.

— Ну да, конечно, что ж тут непонятного — поэтому она и пыталась пронзить мне сердце кинжалом.

Доминик пожал плечами, но заметил:

— Завоюй ее доверие, и она будет так же яростно сражаться на твоей стороне.

— Звучит заманчиво.

Чарующие звуки арфы полились с дальнего конца стола, где сидела Ариана. Девушка играла что-то очень мелодичное. Это не было похоже на песню, но арфа пела о вихре чувств и страстей, бушующих в холодной темной чаще вдали от теплой весны, превращающей тени в свет.

Немного погодя музыкальная фраза повторилась. И вдруг послышался тонкий свист, он вплелся в мелодию, дополняя и повторяя ее.

Красота вдруг раздавшихся звуков отозвалась серебром в душе Арианы. Она обернулась, чтобы узнать, кто вторит ее арфе.

И поняла, что это… Саймон.

Руки Арианы неожиданно безвольно упали на колени.

— Играй же, соловушка, — сказал Саймон. — Или тебе мешает мой свист?

— Мешает? — Ариана глубоко вздохнула. — Нет. Это было так красиво!

Глаза Саймона широко раскрылись, затем сузились, и в них полыхнул уже знакомый огонь, как это всегда бывало у него рядом с Арианой.

Или даже когда он просто думал о ней.

Внезапно Саймон встал, снял с шеи Его величество Лентяя и посадил недовольно упирающегося кота у теплого очага.

— Пойду проверю, не разучился ли мой Скайленс летать, — пробормотал он себе под нос.

Он взял рукавицу, шагнул к жердочке у стены и снял с нее своего сокола.

— Ты не подождешь остальных? — спросил его Доминик.

— Я не король, и мне не нужна свита, — нетерпеливо ответил Саймон.

— Возьми с собой хотя бы оруженосца — ты же видишь, что ему не терпится подышать свежим воздухом среди топей и болотных кочек.

Саймон поискал глазами Эдварда, но его взгляд случайно упал на Ариану, которая смотрела на сокола как зачарованная.

Саймон быстро подошел к своей супруге. Сокол у него на руке стремительной грацией напоминал своего хозяина.

— Может, ты хочешь поохотиться со мной? — спросил муж жену. — Сокольничий говорит, что к западу от Стоунринга видели стаю жирных куропаток.

— Поохотиться? О, конечно! — воскликнула Ариана, вскакивая на ноги. — Мне так скучно сидеть взаперти.

— Эдвард! — крикнул Саймон, не отводя взгляд от жены. — Вели оседлать лошадей. Мы с леди Арианой едем на охоту.

— Вдвоем сэр?

— Да, вдвоем.

Глава 11

Когда Кассандра спустя некоторое время после отъезда Саймона и Арианы зашла в зал, за огромным столом сидел только Доминик. Перед ним лежал древний латинский манускрипт, который он внимательно изучал, полностью поглощенный своим занятием.

Кассандра с удивлением и видимым интересом посмотрела на сурового воина, склонившегося над древними текстами — редко кто мог прочесть латинские письмена. Колдунья в свое время довольно долго обучала этому Эмбер и Эрика: у Посвященных хранилось богатое собрание таких манускриптов, требующих перевода.

У Кассандры мелькнула мысль, что Доминика, пожалуй, можно было бы обучить языку древних рун, поскольку Эмбер была сейчас слишком занята своими обязанностями хозяйки Стоунринга и у нее совсем не оставалось времени на переводы.

Доминик отрывисто кивнул сам себе головой, будто придя к какому-то внутреннему решению. Не поднимая головы, он перевернул страничку манускрипта, осторожно, с оттенком благоговения поддерживая пергамент.

— Доброе утро, лорд Доминик, — вежливо произнесла Кассандра. — Не видели ли вы Эрика?

Доминик поднял глаза на вошедшую.

— Доброе утро, Посвященная. Я думал, Эрик с тобой. Его не было за завтраком.

— Он ничего не говорил тебе о своем возвращении в Сихоум?

— Вчера на охоте он вскользь упоминал о том, что собирается осмотреть внутренние постройки своего замка, прежде чем наступят холода. Он беспокоится, что в этом году первый снег выпадет рано и долго не растает — утки рано прилетели в Висперинфен.

— Да, он говорил мне.

Кассандра стояла неподвижно, как бы прислушиваясь к своему внутреннему голосу, затем тяжело вздохнула.

— А твой человек, Свен, он тут, поблизости?

— Нет, я послал его проверить, все ли спокойно в округе, — ответил Доминик. И добавил тревожно: — Мэг вчера видела нехороший сон.

По непроницаемому лицу Кассандры пробежала тень.

— Да, я знаю, — промолвила Посвященная. — Я разговаривала с ней в саду.

— Ну и что ты думаешь об этом? Что говорят твои руны?

24
{"b":"18143","o":1}