ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
И все мы будем счастливы
Разоблачение
Тёмные не признаются в любви
Большие воды
Homo Deus. Краткая история будущего
Призрак Канта
Прошедшая вечность
Иллюзия греха
Микро

— Мы скоро станем мужем и женой, — произнес Саймон с ледяным спокойствием.

Ариана содрогнулась.

— Вы ведете себя так со всеми мужчинами или только со мной? — резко спросил он.

— Я исполню свой супружеский долг, — глухо произнесла Ариана.

И тут же поняла, что ее слова были ложью. Раньше она думала, что сможет преодолеть свое отвращение к брачной постели. Теперь же знала, что это невозможно — невозможно еще раз допустить насилие над собой.

К несчастью, эта истина открылась ей слишком поздно. Свадьба назначена. Мышеловка захлопнулась.

«Все пути назад отрезаны. Кроме одного».

Как ни странно, но в этот момент мысль об убийстве не принесла ей успокоения.

«Как я смогу убить Саймона? Ведь он согласился на все это ради своего брата.

Ну а если я не убью его, то как смогу снова вынести весь этот ужас? Как смогу терпеть насилие и унижение долгие годы нашей супружеской жизни?»

— Я буду исполнять свои обязанности, — прошептала она с несчастным видом.

— Обязанности, — тихо повторил за ней Саймон. — И это все, что вы можете предложить своему супругу? Неужели вы такая же, как шлюха Мари, и ваша красота — всего лишь пленительная оболочка, скрывающая душу, которой правит ледяной расчет?

Ариана подавленно молчала: она боялась, что иначе яростные слова боли и отчаяния сорвутся с ее губ.

— Я глубоко тронут вашим столь нетерпеливым ожиданием свадебного обряда, — произнес Саймон с ядовитой усмешкой. — Об одном осмелюсь попросить, — продолжал он, и в голосе его зазвенела сталь, — не вынуждайте меня тащить вас к алтарю с помощью вооруженной стражи. Ибо, клянусь Богом, я так и поступлю, если до этого дойдет дело.

Он резко повернулся и быстро вышел из комнаты, не прибавив более ни слова.

Да и не нужно было больше ничего говорить — Ариана ни минуты не сомневалась, что Саймон сдержит свое обещание. Как бы то ни было, слов на ветер он никогда не бросал.

«Есть только один выход. Только один».

Ариана непроизвольно положила руки на струны арфы, и инструмент отозвался аккордом, в котором слышались отчаяние и вызов.

Это был ответ Арианы.

Свадебное торжество начнется на закате солнца и закончится перед восходом луны. До того как луна зайдет, невеста должна убить жениха.

Или погибнуть сама.

Глава 3

Печальный голос арфы все так же одиноко звучал в угловой комнате. В замке бурлила жизнь, все были заняты поспешными приготовлениями к предстоящей свадьбе, и никто не тревожил Ариану в ее уединении, пока наконец к ней не явилась Бланш.

Ариана окинула служанку беглым взглядом — было ясно, что состояние Бланш ничуть не улучшилось. Девушка по-прежнему была бледна и печальна, ее золотисто-каштановые волосы и голубые глаза потускнели. Словом, она выглядела так же, как и во время их путешествия из Нормандии в Англию.

— Доброе утро, Бланш. Или, может быть, уже день? — равнодушно произнесла Ариана.

— А разве вы не слыхали, как дозорный прокричал время?

— Нет, не слыхала, — покачала головой Ариана.

— Ну, это понятно. Ведь вы только о том и думаете, что ваш жених не тот, о ком вы мечтаете, — не по годам рассудительно сказала пятнадцатилетняя служанка.

Ариана пожала плечами.

— Все мужчины одинаковы.

Бланш метнула на Ариану недоверчивый взгляд.

— Вот уж не скажите, леди. Одинаковы, да не все.

Словно не соглашаясь с ее словами, мелодичные аккорды вдруг сменились резкими.

— Я вас, конечно, не упрекаю, леди, Боже сохрани. Но я-то вижу — последнее время вы сама не своя, — поспешила добавить Бланш. — И то правда, чудной здесь народ — поневоле начнешь собственной тени пугаться.

— Чудной? — рассеянно переспросила Ариана, и струны арфы повторили ее вопрос, издав восходящую трель.

— Тише, тише, миледи. Вы вот тут сидите все время одна да разговариваете только со своей арфой и ничегошеньки не замечаете, а ведь Посвященные — разве они вам странными не кажутся?

Ариана задумчиво прищурилась, и арфа тоже замолчала на несколько мгновений.

— Что же в них такого странного? — наконец сказала она. — Взять хотя бы леди Эмбер — она и мила, и умна. А лорд Эрик? Да я не знаю ни одного рыцаря, который был бы так образован и красив.

— А его огромные псы, а этот дьявольский сокол на плече? Не часто такое встретишь!

— Вот уж не вижу в этом ничего необычного. Да все рыцари просто без ума от псовой и соколиной охоты.

— Но, леди… — упрямо не соглашалась Бланш.

— Хватит болтать глупости, — резко оборвала ее Ариана. — С непривычки и замок, и его обитатели кажутся странными. Вот поживешь здесь подольше и забудешь свои страхи.

Бланш примолкла и стала перебирать туалетные принадлежности своей госпожи. Взгляд Арианы случайно упал на длинный эбеновый гребень, и она вспомнила свой недавний разговор с хозяйкой Стоунринга.

— Бланш, ты не видела гребня с красным янтарем? — спросила она служанку. — Леди Эмбер его где-то обронила.

Бланш испуганно уставилась на свою хозяйку и принялась сосредоточенно обкусывать ноготь.

— Бланш! Тебя что, опять тошнит?

Девушка рассеянно покачала головой, и светлые каштановые прядки выбились из-под ее платка.

— Если ты нашла гребень, то должна сказать мне об этом, — строго произнесла Ариана.

— Да уж скорее вы его отыщете, миледи, — сэр Джеффри часто про вашу тетушку рассказывал.

Ариана, сделав над собой усилие, промолчала.

— А он правду говорил? — спросила Бланш.

— О чем? — Голос Арианы звучал напряженно.

— Да о том, что ваша тетушка могла отыскать серебряную иголку в стоге сена.

— Да, это правда.

Бланш ухмыльнулась. Во рту у нее не хватало одного зуба — его выдрали щипцы кузнеца, когда она была двенадцатилетней девчонкой.

— Вот было бы здорово тоже такому научиться! — мечтательно вздохнула она. — А то леди Элеонора уж так больно меня колотила, когда я теряла ее серебряные вышивальные иглы.

— Я помню — тебе нередко от нее доставалось.

— Да не убивайтесь вы так, миледи, — уверенно произнесла девушка. — Если леди Эмбер потеряла гребень, то вы скоро его найдете, вот увидите!

— Нет. Теперь уже нет.

Бланш недоверчиво захлопала ресницами.

— Но сэр Джеффри рассказывал, что вы нашли и серебряный кубок, и кувшин, а до вас никто…

— Так ты приготовила мне ванну? — оборвала ее Ариана.

— Да, миледи, — обиженно ответила служанка.

У девушки был такой болезненный и глубоко несчастный вид, что Ариане захотелось быть с ней поласковее, но она не собиралась объяснять служанке, что утратила свой чудесный дар вместе с невинностью.

Да и, кроме того, при одном имени Джеффри к ее горлу подступала тошнота.

— Приготовь мою лучшую рубашку и алое платье, — негромко приказала Ариана.

Свадьба это будет или поминки, но невеста должна быть одета со вкусом.

— Осмелюсь вас не послушаться, леди! — выпалила служанка.

— В чем дело? — недовольно произнесла Ариана.

— Леди Эмбер мне сказала, что сама принесет вам свадебный наряд.

Сердце Арианы пронзила смутная тревога.

— Когда это было? — спросила она.

— Да вот тут как раз еще одна Посвященная ведьма… то есть женщина, приходила в замок, — торопливо произнесла Бланш.

— Когда?

— На рассвете. Слышали, как эти дьяволы-то во дворе разлаялись?

— Я думала, это во сне.

— Да нет, тогда как раз она и пришла — Посвященная, — важно изрекла Бланш. — Принесла вам свадебное платье в подарок.

Ариана, нахмурившись, отложила арфу.

— Эмбер ничего мне об этом не говорила.

— Может, не посмела? Уж больно свирепый вид был у той старухи: волосы белее снега, а глаза-то — ровно твой лед! — Бланш торопливо перекрестилась. — Они называли ее Кассандрой. Поговаривают, она и будущее может предсказать. Видит Бог, не обошлось тут без колдовства, миледи.

Ариана нетерпеливо передернула плечами.

— Ну, тебя послушать, так и в нашей семье все поголовно ведьмы. Во всяком случае, моя тетушка. Да и я. Что, забыла?

5
{"b":"18143","o":1}