ЛитМир - Электронная Библиотека

С этими словами Саймон сделал жест рукой в сторону огромного стола, возле которого сновали слуги, размещая блюда с едой, пока весь стол не был полностью заставлен щедрым угощением.

Дегерр кинул беглый взгляд на изысканные кушанья.

— Вашим людям тоже отнесли поесть, — добавил Саймон. — Надеюсь, им будет этого достаточно: никто ведь не знает, сколько наемников вы привели с собой.

— Мне не хотелось бы вынуждать вас опустошать свои амбары, — едко заметил Дегерр.

— Не стоит беспокоиться, барон, — возразила Мэг, прямо глядя в лицо своему гостю. — У нас в этом году на удивление богатый урожай.

— И он давно уже убран в амбары, — вскользь добавил Саймон.

— Значит, вам очень повезло, — сказал барон. — К югу от вашего поместья везде прошли дожди, и для многих эта зима будет голодной.

— Да, Господь благословил Блэкторн, — согласился Доминик.

Дегерр снова недобро усмехнулся.

Доминик молча ждал, какой еще выпад барона придется ему отразить: Дегерр явно стремился нащупать уязвимое место Блэкторна.

— Я ожидал, что мой верный вассал встретит меня в вашем замке, — произнес наконец барон, обращаясь к Саймону.

В комнате наступила мертвая тишина, но Дегерр, казалось, этого не заметил.

— Моя дочь весьма к нему благоволила, — добавил барон, кинув на Ариану многозначительный взгляд. — Ну, дочка, где же наш ненаглядный Джеффри? Он здесь, в замке?

— Да, он здесь, — ответил Саймон, прежде чем Ариана успела ответить.

— Ну так пошлите за ним, — властно произнес барон.

— Я уже отправил вашего Джеффри туда, откуда не возвращаются.

Выражение лица барона мгновенно изменилось, и он сверкнул на Саймона глазами.

— Объяснитесь, сэр Саймон, — коротко потребовал он.

Саймон жестко усмехнулся и не произнес ни слова.

— Все объясняется очень просто, господин барон, — небрежно ответил за брата Доминик. — Джеффри мертв.

— Мертв? Когда он умер? Почему? Я ничего об этом не слышал!

Доминик пожал плечами.

— Тем не менее это правда.

— Дьявол, — пробормотал Дегерр. — До меня дошли слухи, что моих рыцарей свалила какая-то болезнь и многие из них умерли, но только не Джеффри.

— Да, это так, — подтвердила Ариана. — Только самым крепким и выносливым удалось выжить.

— И где они теперь? — спросил Дегерр.

Саймон улыбнулся ледяной улыбкой.

— Мне думается, я прикончил двоих из них в Спорных Землях, а остальных ранил. Возможно, их тоже уже нет в живых. Что касается Джеффри Красавца, он умер сегодня в замке Блэкторн от моей руки.

Лицо Дегерра превратилось в безжизненную маску.

— Вы весьма вольно обращаетесь с жизнью моих рыцарей, как я погляжу, — спокойно сказал он.

— Я прикончил тех двоих, — холодно возразил Саймон, — так как они выглядели как самые отъявленные разбойники — на их щитах и копьях не было гербов.

Дегерр на мгновение вскинул черные брови.

— Ну а Джеффри? — недоверчиво спросил он. — Вы тоже назовете его изменником?

— Придется. Тем более что он сам в этом признался перед смертью. Но перед тем как въехать в замок, он вновь нарисовал на своем щите ваш герб.

В комнате повисла напряженная тишина. Затем Дегерр поморщился и прошипел что-то сквозь зубы, смирившись с потерей своего вассала.

— Жаль, жаль, — пробормотал он. — Джеффри мне кое-что обещал.

— Что ж, это обещание он унес с собой в ад, — заверил его Саймон. — Ну а вы, барон? Вы всегда выполняете свои клятвы?

— Безусловно.

— Вот как? — ядовито заметил Доминик. — А приданое Арианы?

— На что вы намекаете? — небрежно осведомился барон.

— Сундуки с приданым были полны булыжников, земли и прогорклой муки.

Дегерр так и застыл, одной рукой поправляя плащ.

— Что вы сказали? — резко произнес он.

Доминик и Саймон переглянулись и значительно посмотрели на Дункана. Тот мрачно вздохнул и отправился за женой: без Эмбер и на сей раз было не обойтись.

Прищурив угольно-черные глаза, Саймон твердо взглянул в лицо Дегерру.

— Я сказал правду, барон, — ответил Саймон. — Когда мы открыли сундуки, в них не было ровным счетом ничего ценного.

— Да там было приданое, достойное принцессы! — воскликнул Дегерр.

— Это вы так утверждаете.

— А вы что же, сомневаетесь в моих словах? — спросил барон обманчиво кротким тоном.

— Ни в коем случае, барон. Просто я говорю о том, что мы увидели, открыв сундуки.

— А как Джеффри это объяснил?

— Он при сем не присутствовал.

— А кто из моих людей был при этом?

— Никто, — презрительно усмехнувшись, ответил Саймон. — Ваши благородные рыцари бросили Ариану во дворе Блэкторна и тут же умчались прочь, даже не пригубив вина с дороги.

— Странно, весьма странно, — недоверчиво произнес Дегерр, с притворным изумлением выпучив серо-голубые глаза. — Значит, я должен поверить на слово рыцарям Блэкторна, что пряности, шелка, драгоценные камни и золото каким-то чудесным образом превратились в какую-то мерзость по дороге из Нормандии в Англию?

— Да.

— Другой бы на моем месте подумал, что это не что иное, как надувательство.

— Не спорю, — коротко согласился Доминик.

Улыбка Дегерра изменилась — она стала холодной и торжествующей. Барон наконец отыскал то, что хотел: жадность всегда была и будет самой распространенной человеческой слабостью.

— И что же, вы обличаете меня во лжи? — мягко поинтересовался он.

— Нет, — сказал Доминик. — Мы даже не требуем от вас никакой платы. Пока.

Дегерр не успел ничего ответить, ибо в ту же минуту в комнату вошла Эмбер. На ней было алое платье, ее волосы были распущены, а янтарный кулон горел на груди, будто пойманный солнечный лучик.

— Лорд Доминик, — промолвила она, — вы посылали за мной?

— Я хотел просить вас, чтобы вы оказали мне услугу.

Эмбер слабо улыбнулась.

— Я слушаю вас, милорд.

— Мы с бароном Дегерром хотим разрешить одну загадку. Вы можете помочь нам в этом?

При этих словах Доминика барон с интересом взглянул на Эмбер.

— Эмбер — Посвященная, — пояснил ему Доминик. — Она может…

— Я осведомлен о способностях Посвященных не хуже вас, милорд, — прервал его Дегерр. — Я сам занимался этим долгое время. Эта леди обладает даром угадывать истину?

— Да, — подтвердил Доминик.

Дегерр не смог скрыть разочарования.

— Должно быть, вы и впрямь не знаете, куда подевалось приданое, — пробормотал он. — Иначе вы никогда не пригласили бы сюда ту, что может отличить ложь от правды. Ну что ж, прошу вас, леди. Возьмите мою руку.

Эмбер глубоко вздохнула, собираясь с силами, и коснулась его руки.

Она вскрикнула и, наверное, упала бы на пол, если бы Дункан не поддержал ее. Но, несмотря на боль, захлестнувшую ее, она не выпустила руки барона.

— Побыстрее! — яростно прохрипел Дункан.

— Вы подменили приданое вашей дочери? — спросил Доминик Дегерра.

— Нет.

— Правда.

В то же мгновение Эмбер отдернула руку.

— Благодарю вас, миледи, — произнес Доминик.

Дегерр разглядывал Эмбер с хищным интересом: от него не укрылось, чего ей стоило использовать свой дар.

— Какое, однако, сильное оружие ваша хрупкая супруга, — промолвил он. — Я тоже надеялся иметь у себя нечто подобное.

Дункан кинул на барона свирепый взгляд, но промолчал.

Дегерр улыбнулся.

— Полагаю, теперь моя очередь задавать вопросы.

Эмбер удивленно посмотрела на Доминика.

— Вы позволите, миледи? — неохотно произнес тот, протягивая ей руку.

Хотя Эмбер ни разу не проверяла искренность слов Доминика, она без колебаний взяла его за руку. Дрожь пробежала по ее телу, но она быстро овладела собой.

— Было ли что-нибудь ценное в этих сундуках, когда вы их открыли? — спросил Дегерр Доминика.

— Нет.

— Правда.

— Печати были целые?

— Да.

— Правда.

— Действительно, это достойно удивления, — пробормотал барон.

Доминик отпустил руку Эмбер.

— Приношу свои извинения, миледи, — сказал он виноватым тоном. — Я не хотел причинить вам боль.

77
{"b":"18143","o":1}