ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я вся в огне, — прошептала она.

— Я это знаю. Той ночью я не мог взять тебя, беспомощную, окутанную сном. Но сегодня я возьму тебя — так, как видел в своих мечтах.

Ариана застонала, ее тело изнемогало под ласками Саймона в его сильных и нежных руках. Тихие слова ласкали ее слух, медленные поцелуи постепенно разжигали в ней неистовый огонь, и она молча сгорала в нем, не в силах вымолвить ни слова.

Затем Ариана взглянула в лицо Саймону, словно очнувшись ото сна.

— Я твоя, — тихо сказала она. — Я вручила тебе свое тело и душу давным-давно — в том волшебном забытьи. И теперь, наяву, я снова отдаю тебе всю себя, навеки.

Саймон медленно поцеловал ее, ощущая вкус ее желания.

— Ты моя, — сказал он. — И у тебя вкус огня.

— Гори же вместе со мной, — прошептала она. — Это пламя слишком долго сжигало меня одну.

Дрожь пробежала по телу Саймона. Он сбросил одежду, и Ариана улыбнулась, увидев возбужденное свидетельство его страсти.

— Каждый раз, когда я вижу тебя, я таю, как растопленный мед, — сказала она, прикасаясь к нему. — Ты — шелк и сталь. И наслаждение. Боже мой, какое наслаждение…

Желание окатило Саймона горячей волной.

— Ты делаешь меня сильным, как боги, — хрипло сказал он.

Он медленно склонился к ней, в то время как она легким движением пригласила его войти в потайной грот, доступный только для него. Она вбирала его в себя, тем же движением отдаваясь без остатка. Саймон погружался в нее все глубже и глубже, пока они не слились в неразрывном, совершенном единении.

— Я горю, — произнес он, содрогаясь от сладостной муки.

Ариана почувствовала, как стремительный поток уносит ее.

— Мы оба…

«…горим в огне страсти».

И в следующее мгновение дикий вихрь наслаждения закружил обоих, не давая им даже вздохнуть.

Потом Саймон прижал Ариану к себе и обнял так крепко, словно боялся, что ее у него отнимут.

— Мы найдем способ победить Дегерра, — убежденно произнес он. — Должен же быть какой-то выход. Исчезнувшее приданое не стоит того, чтобы за него отдали столько жизней.

Ариана обвила его руками. Молча, страстно молилась она, чтобы ее дар снова к ней вернулся.

«Если бы я только могла найти мое приданое!»

Вдруг перед ее глазами возникло видение, и она даже забыла на время, где она и что с ней происходит. Она лежала неподвижно и видела Каменное Кольцо и его древние камни, возвышающиеся на фоне зимнего неба.

Но на этот раз, как никогда раньше, она видела ясно второе кольцо. »

Ариана, вздрогнув, очнулась в объятиях своего спящего мужа. Радостное чувство облегчения затопило ее душу, когда она осознала, что произошло.

«Глендруидская колдунья была права! Союз с любимым человеком может усилить могущество женщины.

Теперь я полностью исцелилась!»

Ариана повернулась было, чтобы разбудить Саймона, но, подумав, замерла в молчании.

«Мое безрассудство чуть было не погубило Блэкторн. Де-герр, как старый стервятник, ждет не дождется кровавого пира.

Если я расскажу все Саймону, что будет?»

Радость Арианы внезапно померкла. Саймон непременно захочет поехать с ней, а Доминик будет настаивать, чтобы их сопровождали стрелки: ведь если ее отец прознает, что они отправляются на поиски ее приданого, он уж непременно постарается им помешать.

В Блэкторне и так не хватает людей для защиты замка. Никто из них не сможет отлучиться даже на время — об этом не может быть и речи. Дегерр стоит лагерем вокруг Блэкторна, и костры окружают замок, словно во время осады.

Да это и в самом деле настоящая осада.

«Если я расскажу все Саймону, он ни за что не позволит мне отправиться к Каменному Кольцу — сам-то он не сможет поехать со мной. Саймон Верный нужен здесь, в Блэкторне.

Я должна ехать одна.

Выберусь потихоньку из замка, найду свое приданое, возьму несколько драгоценных камней и привезу их Саймону — пусть швырнет их в лицо моему отцу».

Ариана даже улыбнулась при этой мысли. Как было бы отлично доказать всем — и барону тоже, — что она достойна уважения, как и любой из рыцарей. Что благодаря ее вновь обретенному дару Блэкторн будет спасен.

Что ж, решение правильное — Ариана была в этом уверена. Теперь надо все хорошенько обдумать.

«Чтобы выйти из замка незамеченной, надо найти потайной ход. Где он может быть? Попытаюсь представить».

Видение не замедлило явиться: длинный коридор, по обе стороны открытые двери комнат; через дверь кладовой видны бочонки с солеными угрями, к потолку подвешена дичь, на полках лежат сушеные и свежие фрукты. В следующей комнате хранятся травы. Одной стеной она глубоко вдается в крепостной вал. В ней сушатся растения, развешанные на крюках и разложенные на полках.

В углу, скрытая в темноте и чем-то заваленная, виднеется маленькая дверь.

«Так, все ясно. Теперь надо раздобыть коня».

На этот раз видение возникло не сразу — цель была менее четкой. Но мало-помалу оно выступило из темноты. «Лошадь в норманнской сбруе. Она повернулась крупом к холодному ветру, а голову сунула в стог сена».

Ариана осторожно высвободилась из объятий Саймона. Он что-то пробормотал сквозь сон. Девушка легко поцеловала его и погладила по щеке. Он зарылся губами в ее волосы, вздохнул и снова забылся беспокойным сном.

— Спи, любовь моя, — прошептала Ариана. — Все будет хорошо. Теперь я знаю, где мое приданое. И знаю, как спасти Блэкторн.

Глава 32

— Исчезла? — воскликнул Саймон. — Да что ты такое говоришь?

Свен переводил тревожный взгляд с Доминика на Саймона: Свен был с ними в Крестовом походе, и ему совсем не хотелось скрестить меч в поединке с одним из братьев, а Саймон был сейчас очень близок к тому, чтобы вызвать его на бой. Свен бросил красноречивый взгляд в сторону глендруидской колдуньи, которая сидела по правую руку от своего супруга.

— Тише, тише, Саймон, — сказала Мэг. — Барон ведь совсем рядом.

Саймон упрямо сжал губы, но не стал спорить. Он вскочил из-за стола, резко отодвинув в сторону остатки трапезы, и подошел вплотную к Свену.

— Выкладывай все начистоту, — сказал он.

В его тихом голосе кипела еле сдерживаемая ярость.

— Леди Арианы не было на утренней мессе, — спокойно ответил Свен.

— Да, он говорит правду, — подтвердил Доминик. — Я думал, она пошла исповедоваться к священнику ее отца.

— К тому самому, что назвал ее шлюхой и потребовал, чтобы она раскаялась в грехе, которого не совершала? — презрительно промолвил Саймон. — Не думаю. Она исповедовалась бы кому угодно, только не ему.

— У священника Арианы не было, — продолжал Свен. — Ее нет также ни в купальне, ни в ее комнате. Она не вышивает и не наигрывает печальные песни на своей арфе.

— А на кухне ты смотрел? — спросила Мэг. — Она хотела показать кухарке, как нужно тушить мясо.

— Стражник говорит, что, кроме слуг, во двор никто не выходил, — возразил Свен.

Доминик улыбнулся и посмотрел на жену: Мэг однажды удалось перехитрить самого Свена, когда, переодевшись в крестьянское платье, она незаметно выскользнула из замка. Свен перехватил его взгляд и невесело усмехнулся.

— Этот стражник в Блэкторне уже давно, — возразил он, — и знает всех слуг в лицо.

— Ну конечно, Ариана не пошла на кухню, — сказала Мэг, выглянув в окно. — Посмотрите, какая метель — прямо снежная буря. Слава Богу, мы успели вовремя убрать урожай — он теперь хранится в Блэкторне.

— А вот леди Арианы здесь нет, — жестко произнес Свен. — Где я только не искал ее: у колодца, в казармах, в оружейной, в кладовой, в тайнике. Никаких следов.

— Дегерр, — гневно промолвил Саймон. — Это его рук дело. Он дорого мне за это заплатит!

— Но подумай сам, где он может ее прятать? — спокойно возразил Свен. — Он же сам находится в замке.

Доминик внимательно посмотрел на Мэг.

— Соколенок, — мягко произнес он, — что тебе привиделось в твоих вещих снах?

Мэг на мгновение прикрыла глаза. Когда она их открыла опять, они сверкали призрачным зеленым светом.

80
{"b":"18143","o":1}