ЛитМир - Электронная Библиотека

Элизабет ЛОУЭЛЛ

ОСЕННИЙ ЛЮБОВНИК

Дорогой читатель!

Руби-Mayнтинз в Неваде интересовали меня всегда. Эти горы – настоящий оазис на пустынном Западе. Оставшись в стороне от основных путей миграции в XIX – XX веках, место это не слишком влекло переселенцев, устремлявшихся дальше на Запад, хотя здесь множество рек и ручьев, озер, по берегам которых можно было строить ранчо. О Руби-Маунтинз очень мало написано.

Уединенность Руби-Маунтинз привлекла немногих, но эти немногие сумели оценить необыкновенную красоту дикой природы. То были разные люди: одни скрывались от закона, другие бежали от мира, становились отшельниками, третьи догоняли свою мечту. Они строили дома близ ручьев и речушек, сбегавших с гор, возделывали землю, разводили скот.

Однажды мне довелось увидеть Руби-Маунтинз и изумительное Руби-Марш – Красное болото, и я сразу поняла – я должна написать об этой земле, о мужчинах и женщинах, воплощавших в жизнь собственную мечту.

Роман «Осенний любовник» посвящен этому удивительному месту, а также мужчине и женщине, очень сильным, умеющим по-настоящему любить. Я придумала своих героев, но не землю, на которой их поселила, она так же реальна, как и моя любовь к ней.

Элизабет Лоуэлл.

Глава 1

Невада, осень, 1868 год.

– Я слышал, вам нужен человек, владеющий оружием.

Голос из темноты испугал Элиссу Саттон, сердце отчаянно забилось, но она надеялась, что ее лицо не выдало страха.

Незнакомец возник, из ниоткуда, без предупреждения, бесшумно, как тень.

Девушка посмотрела на мужчину, стоявшего возле крыльца. Свет из окон не падал на него, и силуэт оставался темным. Из-под широкополой шляпы смотрели глаза, похожие на прозрачно-черный хрусталь. Они ничего не выражали, как и все лицо.

«Зимний ветер показался бы теплым по сравнению с его взглядом», – с легким волнением подумала Элисса, прикусив нижнюю губу.

Следом за этой мыслью возникла другая: «А он неотразим. Почти красавец. Другие мужчины на его фоне – мелюзга».

Элисса нахмурилась. В общем-то она никогда не обращала особого внимания на мужчин. Да и кто попадался на ее пути?

Сыновья титулованных англичан – бездумные моты да еще моряки, солдаты, ковбои, пастухи, повара…

Или налетчики.

С тех пор как Элисса против дядиной воля вернулась в Америку, в эти горы, она насмотрелась на бандитов. Ранчо Лэддер-Эс – самое отдаленное в Руби-Маунтинз. Сюда устремлялись старатели, искатели кладов, скрипели колесами фургоны с поселенцами – они катили за своей мечтой в Орегон. Бандиты охотились за всеми.

Самыми страшными из всех налетчиков были Калпепперы.

«А этот, похоже, сможет противостоять банде Калпепперов. Но как избавиться от него после того, как он избавит нас от них?»

– Ну так как, мисс Саттон? – спросил незнакомец низким голосом.

Заговорив, он вышел на свет, будто почувствовав ее неуверенность из-за того, что она его не видит.

– Я думаю, – сказала Элисса.

Девушка затягивала молчание, откровенно изучая незнакомца. И пыталась понять – осмелится ли принять вызов, исходивший от мужчины?

Во рту Элиссы пересохло. Она облизала губы и глубоко вздохнула, потом сосредоточила свое внимание на незнакомце, вынырнувшем из темноты. Господи, ну что за безрассудные мысли лезут в голову, она просто должна принять решение – может ли доверить ему свое ранчо и его обитателей.

Густые прямые черные волосы спускались до шеи. Загорелое лицо. Лучики морщинок разбегались вокруг глаз – видно, ему много приходилось бывать на ярком солнце. Аккуратные темные усики подчеркивали красивый рисунок рта.

Черные брюки и куртка от портного видали виды, но были чистыми и аккуратными. Светло-серая рубашка, поношенная, но хорошо выстиранная, как влитая сидела на крепкой фигуре, обтягивая широкие плечи и узкую талию. Выцветший платок свободно болтался вокруг шеи.

За спиной мужчины стояла лошадь, перебирая ногами и негромко фыркая.

Не отрывая взгляда от Элиссы, мужчина потянулся назад и левой рукой ласково потрепал животное по холке, не снимая перчатки. Правая рука, без перчатки, по-прежнему лежала на шестизарядном револьвере. Как и одежда, оружие было не новое, но хорошо вычищенное.

Несмотря на тяжелый взгляд и подчеркнутую, нескрываемую мрачность, незнакомец ласково обходился с лошадью, и Элиссе это понравилось. Многие мужчины на Западе обращались с животными так, будто те не чувствовали боли – ни от шпор ни от плети. «К примеру, Микки. Я бы давно выпроводила с ранчо этого спесивого дурака, по мне нужна каждая пара рук. И сейчас еще больше, чем когда-либо».

Лошадь незнакомца подвинулась, и в полосу света попало седло. К нему была прикреплена зачехленная винтовка и, похоже, дробовик, тоже в чехле, по другую сторону седла.

Ни на седле, ни на оружии никаких серебряных украшений, вообще ничего, что могло бы, сверкнув на солнце, выдать себя.

Что-то вроде скатки шинели офицера-конфедерата приторочено к седлу. Ранг незнакомца Элисса не могла определить, поскольку и на шинели не было никаких знаков отличия.

Лошадь оказалась большой, мощной, мохноногой – гнедой жеребец, стоивший не меньше трехлетнего заработка пастуха. Стало быть, незнакомец явно не из числа ковбоев средней руки. Он ждал ответа, как затаившийся у норы хищник.

Это нервировало Элиссу, она вообще отличалась импульсивностью, а тут сама обстановка провоцировала – темнота, незнакомец.

– У тебя есть имя? – резко спросила она.

– Хантер <Охотник (англ.).>.

– Хантер, – медленно повторила Элисса, точно пробуя, как оно – хорошо ли произносится. – Это имя или профессия?

– А не все равно?

Она сжала губы, как бы не позволяя ответу сорваться с кончика языка. Ей слишком часто напоминали, как она похожа на покойную мать – слишком умную и слишком горячую. Порох, а не характер.

Спокойствие и невозмутимость мужчины вызывали у Элиссы желание понять его натуру, заглянуть в душу и полюбопытствовать – что там бурлит под столь необыкновенной сдержанностью.

Но жизнь научила Элиссу – не спеши, безрассудство может дорого обойтись.

Она продолжала осторожно наблюдать за Хантером. Женская интуиция подталкивала Элиссу к мысли – в его прошлом есть что-то такое, что и создало вокруг него своеобразную полосу отчуждения. А если поискать? Узнать? Мысль резанула ее, как ножом.

«А почему меня должно волновать то, что с ним было? – нервно спросила себя Элисса. – Он сумел проскочить мимо Калпеппера, который сторожит дорогу на ранчо, а это уже многое значит. Во всяком случае, Мак, со всем его охотничьим опытом, пожалуй, уступит ему. Вот о чем я должна думать, о способностях Хантера».

Но Элисса по-прежнему пребывала в смятении. К незнакомому мужчине, появившемуся у ее порога темной осенней ночью, тянуло как никогда и ни к кому прежде.

Она еще рае глубоко вздохнула.

«Я должна сказать ему, чтобы он уходил».

– Так ты хочешь работать? – спросила Элисса, прежде чем здравый смысл мог заставить ее изменить решение.

Черные брови разом взметнулись и застыли одинаковыми красивыми дугами.

– Так быстро? – спросил Хантер. – И никаких вопросов?

– У тебя есть то, что единственно имеет значение.

– Оружие? – насмешливо спросил Хантер.

– Мозги, – отрезала Элисса.

Хантер посмотрел на нее в упор, ожидая объяснений.

– Я не слышала выстрелов, – сказала Элисса, – значит, ты проскользнул мимо Калпеппера, который сидит перед входом в долину и отстреливает всех на дороге.

Хантер пожал плечами, не подтверждая и не отрицая слов Элиссы.

– А как ты увернулся от собак? – спросила она.

Задавая вопросы, Элисса оглядывалась, отыскивая глазами светлых шотландских овчарок, первыми предупреждавших о приближении незнакомцев к дому.

1
{"b":"18144","o":1}