ЛитМир - Электронная Библиотека

Меньше чем через четверть мили появились отпечатки лошадиных копыт рядом со следами буйвола. Но очень скоро лошадь взяла в сторону. И невозможно понять, кто прошел сначала – лошадь или буйвол, – следы ни разу не пересеклись.

– Отзови собак со следа, – попросил Хантер.

Три коротких свиста вернули собак.

Хантер спустился с Багл-Боя и склонился над конскими следами рядом с буйволиными. Лошадь подкована. Ее подковы впивались в землю под тяжестью наездника. Похоже, лошадь небольшая.

– Узнаешь отпечатки копыт? – спросил Хантер.

– Нет. Я не так сильна в этом. Я могу отличить лошадиные следы от коровьих, оленьих и лосиных. Вот и все.

– Да, в иностранных гостиных это искусство ни к чему.

– Конечно, там достаточно вовремя обнаружить дверь, – усмехнулась Элисса.

Хантер улыбнулся, ослепительно белая полоска зубов сверкнула под темными усами. Утром он побрился, но щетина уже вылезла на загорелом лице.

Он сидел на корточках и молча рассматривал следы. Изучал каждую мелочь и запоминал. Выемку там, где подкова поцарапана камнем, нечеткость отпечатка в том месте, где подкова сносилась. Несоответствие размера копыт – след от передней левой ноги гораздо глубже.

Когда наконец Хантер встал, он не сомневался – стоит ему снова увидеть этот след, он обязательно узнает его. По-кошачьи легко он вскочил на Багл-Боя.

– Ну? – нетерпеливо спросила Элисса.

– Он мог появиться здесь в любое время после недавнего дождя.

– Это значит, в эти три дня.

– Могли быть и сегодняшние следы, – сказал Хантер. – Видишь, края еще не засохли. – Хантер плотнее насадил шляпу. – Здесь сыро и тенисто, – добавил он, – поэтому трудно сказать, какой они давности. Но еще труднее – кто их оставил. Может, бродяга, искавший, где напоить коня.

– Так ты думаешь, Дьявол просто спятил?

– Ну, такое случается.

Элиссе стало чуть легче.

– А я боялась, – начала она, но не закончила.

– Я тоже.

Слегка испугавшись, она посмотрела на Хантера.

– Ты тоже? – спросила она. – По тебе не скажешь.

– Но и по тебе не скажешь. Какое чудо, что Леопард не скинул тебя, когда отскочил в сторону.

– Если бы он не отскочил, Дьявол поднял бы нас на рога.

Хантер промолчал. В который раз он увидел все снова – огромный лонгхорн выламывается из кустов и на бешеной скорости несется на Элиссу.

– Ну что ж, – вздохнула Элисса, – Дьявол был единственный экземпляр, теперь нам нечего опасаться.

Хотя Хантер согласно кивнул, оружие он не спрятал.

И Элисса снова почувствовала поднимающееся волнение. Очевидно, Хантер опасался того же, чего и она: за Дьяволом кто-то гнался по лощине до тех пор, пока он не вырвался пулей на нее.

И, так же как и пуля, Дьявол мог ее убить.

Глава 8

– Вот проклятая муха, – выругалась Элисса.

Она потерлась щекой о плечо, отгоняя насекомое, продолжая доить Крим. Муха снова зажужжала рядом, потом перелетела на лошадь и принялась донимать животное.

Молочная струйка, падая в ведро, взбивала высокую пену. Корова медленно жевала жвачку, Кьюпид с мурлыканьем провожала взглядом каждую струйку жадными желтыми глазами.

– Ты получишь свое, – пообещала Элисса, – но сперва надо надоить, чтобы хватило и на соус, и на пудинг, и на масло, и на сыр.

Доила Элисса ритмично, закрыв глаза, прижавшись щекой к теплому боку коровы. Она тихонько напевала любимый вальс и думала: а вот если бы под эту музыку танцевать с Хантером…

«Может быть, мне стоит уговорить Пенни немного повальсировать? Хантер, конечно, вывернется ради нее наизнанку». Элисса поджала губы. За восемь дней, прошедших с момента появления Хантера на Лэддер-Эс, она провела с ним много времени, разъезжая верхом по землям фермы.

Однако он все время держался с ней по-деловому. "Я снова хочу поймать его жадный взгляд, такой, как тогда, когда Гэйлорд Калпеппер заявился на ранчо, и Хантер почти поцеловал меня. Почти.

Да, все это мечты. Только мечты".

Но на самом деле в глубине ее души тлела робкая надежда, что это не пустые мечты. Заглянув в глаза Хантера, она увидела там голубые и зеленые искорки, и в этом искрящемся взгляде светились забота и желание.

Он желал ее.

Воспоминание преследовало Элиссу так же неуемно, неотступно, как жар тела. Не раз она просыпалась от снов и краснела, вспоминая их. Никогда не лежала она обнаженная на постели с мужчиной в такой позе. Только в снах о Хантере.

«Почему он не пытается поцеловать меня снова? Уж конечно, он понимает, что я не отказала бы ему. Я и так все делаю, чтобы привлечь его внимание. Надо попробовать еще раз».

Элисса вздохнула и прислонилась другой щекой к боку коровы, продолжая напевать вальс, под который кружились ее мысли. Лиловый шелк платья поблескивал, при каждом движении тела и при каждом вздохе вспыхивал пурпурным пламенем.

"Хантер груб со мной, а с Пенни ласков, но когда я быстро повернусь, я вижу – он смотрит не на Пенни, а на меня. Именно на меня. Однако он совсем не пытается за мной ухаживать. А как раз наоборот. Прямо звереет, когда я втягиваю его в какой-то разговор не о делах.

Может быть, он не отошел еще после смерти жены? Хотя она умерла больше двух лет назад…"

Элисса размышляла – интересно, сколько времени нужно мужчине, чтобы он смог полюбить снова? И долго ли Хантер намерен пробыть на Лэддер-Эс? Подойдут сроки контракта с армией, он перегонит стадо и уедет с фермы.

Так оно и будет.

А если Лэддер-Эс не справится с поставками армии, Элиссе вообще ничего не останется. Даже в мечтах.

"Не думай об этом, – сказала она себе, – это не поможет. Только работа поможет.

И молитва".

– О, ты прямо как на картинке, – раздался голос Микки.

Элисса вздрогнула и оглянулась. Прядка волос прилипла под носом, она поспешно сдула ее и посмотрела на молодого рабочего, который, стоило ей выйти из дома, тотчас попадался на глаза.

Микки прислонился к косяку. Если бы на нее так смотрел Хантер, Элиссе было бы приятно. Очень. Но это не Хантер.

С едва скрываемым нетерпением Элисса вернулась к своему занятию.

– Что случилось? Ты опять потерял точильный камень? Или на этот раз ищешь заклепки для бочек?

– Я кончил с этими бочками. Так что скажи ему.

Элиссе не надо было спрашивать – кому. Микки не любил Хантера, но держался с ним осторожно.

– Я сказал, чтобы он доплачивал мне за оружие. Иначе я уйду.

Не нарушая молчания, Элисса повернулась и стрельнула струйкой молока в кошку. Кьюпид открыла пасть и спокойно поймала струю на лету.

– Что ты на это скажешь? – с вызовом спросил Микки.

– А что ответил тебе Хантер?

– Что даст знать в конце недели.

– Ну и я скажу то же самое.

– Гм.

Не обращая внимания на Микки, Элисса продолжала доить. Когда ей показалось, что его шаги удаляются по проходу, она облегченно вздохнула и снова запела. Наконец Элисса выдоила последнюю каплю молока, встала, уперлась руками в поясницу и выгнулась. Она потирала спину, как бы изгоняя тяжесть от поездок верхом по землям Лэддер-Эс в поисках коров.

– Черт побери, Сэсси. Ты можешь заставить мужика сесть и выть на луну.

Она резко обернулась. Оказывается, Микки не ушел. Он стоял в дверях и по-хозяйски оглядывал ее грудь.

Она сердито отвернулась и поправила шарф, прикрывающий низкий вырез платья. Он сдвинулся набок, открыв выпирающие холмики.

– Да ладно, не закрывай их, – заскулил Микки. – Если бы ты не хотела, чтобы я видел, не надевала бы такое платье, разве нет?

– Ты, несчастный…

Но ее голос перекрыл голос Хантера.

– Микки, если тебе нечего делать, кроме как стоять и подпирать косяк, пойди и проверь оросительные канавы на огороде.

Микки выпрямился так быстро, что покачнулся. Элисса поняла – он так же испугался Хантера, как и она.

– Я бы очень не хотел потерять урожай только потому, что ты настроен пофлиртовать. Иди.

20
{"b":"18144","o":1}