ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не волновалась за них. Собаки умеют работать одни. Может быть, сейчас они карабкаются со дна оврага вверх по склонам, обнюхивая безымянные лощинки, отыскивая, где прячется и кормится скот.

Когда Элисса снова опустилась в седло, мысли ее вернулись к залитому лунным светом огороду.

"Мужчина, если бы у него на уме была одна похоть, никогда бы не целовал меня сперва так нежно. А потом так страстно.

А потом перестал.

Просто перестал".

Краска залила щеки Элиссы: румянец смущения – как распутно она вела себя с ним – и румянец гнева – ну как Хантер мог такое говорить, застегивая платье?

Но больше всего щеки Элиссы горели от страсти – чистой, сильной и глубокой.

Вдруг Леопард напрягся, прижал уши и замер как вкопанный.

Раздался странный грохот, и по отвесному склону лощины посыпались камни.

Жеребец резко дернулся, отскочил и как сумасшедший понесся вверх по пологому склону, прочь от обвала. От неожиданности, ничего не соображая, Элисса вскрикнула и умолкла, полетев кувырком на землю и сильно ударившись.

До помутненного сознания Элиссы дошло, что она спаслась от обвала. Мгновенная реакция жеребца уберегла ее, и грязь, камни, поломанные сучья деревьев и кустов, несшиеся вниз, не задели девушку.

Холодящий душу крик Элисты долетел до Хантера, и он диким галопом вынесся из соседнего оврага, пришпоривая Багл-Боя.

Он увидел обвал, невредимого пятнистого жеребца, стоявшего поодаль с пустым седлом.

– Элисса!

В ответ – молчание.

Страх такой силы охватил Хантера, какого он не испытывал никогда в жизни. Не думая о себе и об опасности, он направил Багл-Боя вдоль оползня.

«Элисса не может быть похоронена под всем этим. Просто не может».

Нет, может, и Хантер понимал это лучше кого бы то ни было. Война научила – смерть безразлична к чувствам людей.

– Сэсси! Где ты?

Слабый стон раздался в ответ на зов Хантера. Он направил Багл-Боя вверх, к дальнему склону оврага.

Элисса лежала на спине, запутавшись в ветках ивы. Руки раскинуты, глаза закрыты.

Прежде чем Багл-Бой встал, Хантер уже соскочил, освободившись от шпор, и опустился на колени возле девушки. Он увидел, что она дышит, пусть затрудненно, и сначала успокоился, а потом испугался.

– Сэсси, дорогая, где болит?

Элисса думала – она спит и видит сон. Потому что лишь во сне голос Хантера может быть таким нежным. Она открыла глаза, готовая к разочарованию, но лицо Хантера показалось ей еще нежнее и заботливее, чем услышанный голос.

Дрожащими руками Элисса потянулась к его лицу, ее губы по цвету сливались с бледностью щек.

– Я… прекрасно, – ответила она, заикаясь.

Она погладила его лицо, желая ободрить Хантера, успокоить. Но стоило ей прикоснуться к нему, как захотелось совершенно другого.

Ей нравилась, очень нравилась на ощупь его свежевыбритая щетина, и удовольствие разливалось по ней от кончиков пальцев до шеи.

Оба они дышали прерывисто.

– Ты кричала, – хрипло проговорил он.

– Я… упала. И ударилась… И не могла дышать.

– Ничего не сломала? Где болит?

Она покачала головой.

– Вот только… здесь.

Он проследил за пальцами Элиссы, они указали справа под грудью.

– Здесь? – спросил он.

Хантер провел пальцами по грудной клетке Элиссы.

Она быстро и шумно втянула воздух, но не из-за боли, а от воспоминаний о том, как Хантер в саду ласкал ее грудь.

– Хантер… – прошептала Элисса. – Я…

Хантер наклонился и поцеловал ее дрожащие губы, пытаясь успокоить. И это был бы именно такой, братский поцелуй, если бы она не застонала, не задрожала при первом прикосновении его губ. И тут же поцелуй стал другим – страстным и нежным.

Девушка обвила шею Хантера руками и приподнялась навстречу его объятиям. Ощущая мужское тело так близко, она опять застонала. Кровь вспыхнула огнем.

И у Хантера тоже. Забурлившая кровь заставила забыть все доводы, с помощью которых он принуждал себя держаться.

"Не та девица.

Не то время.

Вообще все не то".

Хантер не противился, когда Элисса потянула его на себя. Каждое движение его бедер кричало – он готов, каждое движение языка при поцелуе раскрывало его намерения.

Хантер просунул руку между ног Элиссы и нашел ладонью самое горячее место.

Он надавил, она задохнулась и выгнулась ему навстречу в жажде неизвестных ласк.

Даже сквозь одежду Элисса была такой горячей, что изумленный и ошарашенный Хантер задрожал от страсти. С трудом, не прекращая ласк, он пытался пробраться к ее нагому телу.

– Хантер, – надтреснутым голосом, вздрогнув, сказала Элисса. – О Хантер, что ты со мной делаешь!

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он низким голосом.

– Как в раю.

Хантера пронзило желание и удовольствие.

Элисса корчилась под руками Хантера, как бы желая, чтобы ладонь сильнее вдавливалась между ногами.

Настоящее… безумное… блаженство.

Хантер снова поцеловал Элиссу, терзая ее губы. Она стонала от удовольствия, и он просто сходил с ума.

Три ружейных выстрела вернули ему разум.

Усилием воли Хантер оттолкнулся от Элиссы.

Она слепо потянулась к нему. Он схватил ее за руки.

– Прекрати, – прошипел он. Сперва Элисса не поняла.

– Что? – пробормотала она, как в тумане.

– Перестань меня искушать, – сказал Хантер.

– Но…

– Или ты просто хочешь поваляться в сене, – усмехнулся он, не обращая внимания на ее попытку что-то сказать.

– Что?

– Да вот это!

Хантер взял руки Элиссы и потянул к себе, вниз, пока они не наткнулись на очень горячую плоть, с такой легкостью возбужденную ею.

Элисса вытаращила глаза.

– Если ты хочешь на скорую руку, – сказал Хантер с убийственным презрением, – пожалуйста. Я готов тебя удовлетворить. Но только это, Сэсси, быстрый секс. – Хантер оттолкнул руки Элиссы и пошел к Багл-Бою. Вынул ружье из чехла и трижды выстрелил в воздух.

– Вставай, – велел Хантер.

– Что?

– Вставай. Я тебя предупреждаю. Если ты заставишь меня еще раз дотронуться, я возьму тебя. Там, где ты лежишь. Прямо на земле. И к черту всех, кто вдруг появится.

Элисса вскочила – скорее быстро, чем грациозно. Ее трясло от злости, страсти и страха.

– Ты меня хотел так же сильно, как я тебя! – выпалила она.

– Не совсем. Я остановился, а ты нет. В следующий раз я не смогу остановиться, Сэсси. Я дам, что ты просишь. Можешь рассчитывать.

– Я ничего не прошу.

– Черта с два, не просишь. Ты корчишься и кричишь, и…

Топот галопом несущейся лошади оборвал неосторожные слова Хантера, и он был рад. Воспоминание о том, как Элисса готова была принять его, было сильным, и даже слова вызывали боль.

– Ты можешь ехать? – спросил Хантер, стиснув зубы.

Вместо ответа Элисса отвернулась от него и пошла к Леопарду.

Хантер облегченно выдохнул, увидев, что она не хромает.

"Боже, помоги мне в следующий раз взять то, что она предлагает. Она не похожа на девственницу, которая охотится за мужем. Она опытная вертихвостка, которая хочет казаться добродетельной девушкой.

А в постели она, должно быть, чертовски хороша".

– Я собираюсь кое-что проверить, – сказал Хантер. – Садись на лошадь и жди здесь. Морган появится через несколько минут. Жди его.

Молчание.

– Тебе помочь сесть на лошадь? – нехотя спросил Хантер.

Ни слова не говоря, Элисса подошла к Леопарду, вскочила в седло не так легко, как обычно, но сама.

– Ты лучше разберись со своим настроением к моему возвращению, – сказал Хантер, вскакивая на Багл-Боя. – Я не выношу угрюмых лиц.

Хантер поджил губы и направил Багл-Боя к склону оврага.

Вскоре он исчез из виду, затерявшись среди валунов и сосен.

Он быстро нашел то, что предпочел бы не найти. Здесь был другой всадник, он ждал у входа в ущелье. Разведав все вокруг и убедившись, что человек исчез, Хантер быстро вернулся туда, где тот стоял.

28
{"b":"18144","o":1}