ЛитМир - Электронная Библиотека

Весь обратный путь до Лэддер-Эс они молчали.

Глава 12

Хантер проснулся, как часто случалось на войне, внезапно и сразу. Однако он не сел в постели, а продолжал лежать, не двигаясь и сощурившись. Для стороннего взгляда Хантер спал.

Через несколько секунд, убедившись, что он совершенно один в комнате, прислушался к звукам ночи. Собаки не лаяли.

Ночь была абсолютно тихая, мирная, залитая лунным светом, лившимся сквозь окно спальни.

И все же что-то не так.

Быстро, по-кошачьи он выскользнул из постели, натянул штаны и ботинки, схватился за револьвер и прицепил кобуру к поясу. Затем пересек комнату, подошел к окну и осторожно выглянул.

Дорога, ведущая к ранчо, пустынна, нигде никого. Стреноженные лошади дремали в лунном свете, заливавшем загон. Порывы ветра нагоняли тучи, и они наползали на луну, погружая двор в темноту. Блестели лужи. Вода капала с карниза дома и с тополей. Серебристые тучи бежали по небу. На вершинах гор блистали молнии, в отдалении ворчал гром, точно во сне.

Хантер приоткрыл окно. Слабый звук долетел до его ушей.

Фырканье лошади.

Приглушенный стук копыт.

Хантер быстро повернулся на звук.

По своему загону вдоль загородки ходил Леопард. Шкура блестела, отливая серебром. Жеребец фыркал и мотал головой.

Вдруг он резко встал, замерев, поднял шею и навострил уши.

Леопард пристально вглядывался в сад.

Хантер подумал – Элисса снова крадется к своему любовнику, но быстро отогнал эту мысль. Он понимал, что непременно проснулся бы, услышав, как Элисса на цыпочках спускается в холл из своей комнаты. Он просыпался каждый раз, когда она поворачивалась в постели, стоявшей в двух футах от его кровати, их отделяла друг от друга нетолстая стена.

Определив положение луны, Хантер понял – и Джимпу рано просыпаться, чтобы готовить рабочим завтрак. Он действительно встает задолго до зари, но сейчас и ему не время.

Хантер быстро подошел к столу, ногтем большого пальца открыл золотую крышку карманных часов, доставшихся от отца.

Три часа.

В такую рань лишь койоты и волки не спят и бродят, да их двуногие родственники.

"Черт побери, собаки. Они же лают на чужих так, что мертвого разбудят.

Может, это все же Элисса?"

Хантер подошел к стене, где изголовье его кровати вплотную прислонялось к грубому дереву. Прижавшись ухом, он напряженно вслушался.

То же, что и всегда, – мягкое дыхание, вздохи, шорох льняных простыней – Элисса ворочалась в постели.

Желание пронзило Хантера.

Вообще он здорово научился сдерживать неутоленную страсть, но как бы он ни боролся с собой, как бы ни приказывал своему телу, желание росло с каждой минутой, с каждым днем, с каждым вдохом.

Выругавшись, Хантер схватился за оружие. Выходя из спальни, зарядил. Быстро и легко сбежал вниз по лестнице в холл.

Как всегда, лестница скрипела и трещала от каждого шага.

Элисса была права. Даже кошка не смогла бы бесшумно пройти по ней.

Хантер знал, что главная дверь не скрипит, когда ее открываешь. А кухонная просто стонет.

Хантер вышел через главную.

Порыв холодного ветра налетел на Хантера, прячась в тени карниза, он бесшумно пробирался к задней стороне дома. Ночной воздух холодил обнаженную грудь, ветер швырял пригоршни дождя, но Хантер не замечал холода осенней грозовой ночи. Все внимание он сосредоточил на огороде.

«Земля слишком белая, даже лунный свет не мог бы ее так окрасить».

И на этом белом фоне двигалась тень.

Мужская.

Если бы собаки лаяли, Хантер просто поднял бы ружье и пригвоздил чужака на месте. Но собаки вели себя спокойно, и потому Хантер не мог быть уверен, что это не свой.

"Ветер заглушит любой шум, – подумал Хантер, прикидывая расстояние до сарая и оттуда до огорода.

Но никакого прикрытия отсюда до сарая. А лунный свет слишком яркий, чтобы я спокойно перебежал.

Человек, возможно, не будет раздумывать, как я – стрелять или нет".

Короче говоря, Хантер пока не знал, как добраться до огорода, не выдав себя. Не мог он и подойти поближе, узнать, кто там.

Хантер ждал, надеясь, что ветер нагонит тучу и она прикроет луну, превращавшую ночь в день.

Но между двумя порывами ветра небо осталось ясным, и огромная осенняя луна по-хозяйски взирала с высоты.

«Черт побери!»

Взяв револьвер в левую руку, Хантер кинулся через открытый двор к густой тени сарая. При каждом шаге он ожидал услышать отчетливое металлическое клацанье затвора ружья или револьвера.

Ничего подобного.

Беззвучно дыша, растворившись в тени сарая, Хантер двинулся к его задней части. Оттуда он хорошо рассмотрит, кто гуляет по саду-огороду Элиссы задолго до зари.

Что-то шевельнулось за спиной Хантера.

Он резко повернулся, вскинув револьвер.

За ним топала черно-белая собака, и он быстро опустил оружие.

«Виксен. Почему она ходит за мной, а не за ним?»

Собака молча мотала хвостом, приветствуя Хантера. Виксен была почти не заметна, только настороженные любопытные глаза блестели в лунном свете.

Новый порыв ветра налетел со стороны сада.

Хантер уставился на Виксен. Сейчас собака не могла не учуять чужого.

Виксен продолжала выжидательно смотреть на Хантера.

«Ну если там не чужой, почему я не испытываю облегчения? А может, потому, что Билл Морленд здесь не чужой?»

Хантер махнул рукой, чтобы Виксен убралась.

Собака огорчилась, что с ней не захотели поиграть.

Хантер еще раз махнул рукой.

Нехотя Виксен повернулась и направилась из огорода. Колли двигалась с уверенностью животного, не ожидающего никаких сюрпризов из темноты. «Ну что ж, понятно. Кто бы там ни был, он знаком собакам. Единственное, что остается, выяснить, кто он. И какого черта не спит в такой час».

Двинувшись к саду, Хантер уголком глаза уловил легкое движение.

В свете луны кто-то перебежал между домом и сараем. Изящная фигура и каскад светлых волос могли принадлежать только одной.

Хантер стал ждать, прислонив ружье к стене сарая. Он ждал недолго, Элисса бегала быстро.

Без всякого предупреждения он вынырнул из тени и выхватил Элиссу из лунного света. Одной рукой зажал девушке рот, не давая вскрикнуть, другой обхватил за талию.

Шелковое платье холодило обнаженную грудь Хантера. Потом сквозь него он ощутил жар ее тела, как всегда опаливший его.

– Тихо, – еле выдохнул Хантер в ухо Элиссе. – Ни звука, понятно?

Она кивнула.

И серебристый мягкий поток волос девушки обрушился на руки Хантера. Он дышал сипловато, точно в агонии.

– Стой здесь, пока не позову, – приказал Хантер прямо в ухо.

Она отрицательно затрясла головой.

– Делай, как говорят, – настаивал Хантер. – Я не хочу застрелить тебя по ошибке.

Элисса заколебалась, нехотя кивнула, соглашаясь. Хантер отнял руку от ее рта, наклонился, чтобы поднять оружие, и отдал ей.

– Заряжено, – пробормотал он.

Как и прежде, он говорил, едва шевеля губами.

Она кивнула – да, поняла.

– Не застрели меня по ошибке, – сказал он.

– А если специально? – съехидничала Элисса. Голос звучал тихо, как и его.

Короткая улыбка Хантера блеснула в лунном свете. Он наклонился и горячо поцеловал Элиссу, удивив ее и в равной степени себя.

Потом ушел.

Волнуясь, Элисса всматривалась в ночь, видя только движущуюся тень, но не самого Хантера.

Сегодня ночью его шаги на лестнице мгновенно разбудили ее.

Она часто просыпалась, когда он ворочался в постели… И понимала: чувствуя его за стеной, можно спать спокойно, но быть из ночи в ночь в нескольких шагах от Хантера – о, ее тело выносило это с трудом.

А сны… Что они делали с ней, эти сны!

Хантер несколько раз обернулся, желая убедиться, что Элисса держит обещание – остается на месте. Слава Богу, так оно и есть, девушка не крадется за ним.

В огороде было где спрятаться злодею: фасоль, вьющаяся по шестам, горох, ползущий вверх по решеткам, кукуруза выше роста человека. В лунном молчании, тише, чем шум падающих капель дождя на листву, Хантер пробирался между рядов кукурузы. Без всяких усилий скрываясь в них с головой, он двигался вперед.

31
{"b":"18144","o":1}