ЛитМир - Электронная Библиотека

Глаза Пенни почти вылезли из орбит.

– Если бы Хантер меня не выследил, один Бог знает, что случилось бы.

– Боже мой! – Пенни всплеснула руками, а потом, поколебавшись, добавила:

– А если Билл не твой любовник, а ты не знала, что он тебе отец, зачем так рисковала, отправляясь к нему повидаться?

– Просто я устала смотреть, как воруют скот на Лэддер-Эс. Он уходит через Уинд-Гэп и больше не возвращается.

– Но Билл бы никогда… – с жаром начала Пенни.

– Я знаю, – перебила ее Элисса. – Но пьянство меняет человека, как справедливо заметил Хантер.

– Билл не стал бы красть скот на Лэддер-Эс.

– К несчастью, он не может удержать Калпепперов, – сказала Элисса. – Лэддер-Эс обворован почти подчистую.

Пенни со стоном закрыла глаза.

– Что же мы будем делать? – проговорила она.

– Хантер что-нибудь придумает, – ответила Элисса. Он должен придумать. Но эту мысль она оставила при себе.

– Ты сейчас лучше себя чувствуешь? – спросила Элисса. – Может, тебе пойти полежать?

– Нет. Работа отвлекает от мыслей.

Элисса печально улыбнулась.

– А ты счастлива, что у тебя будет ребенок? – мягко спросила она.

– О да, – Пенни впервые улыбнулась. – Сколько себя помню, я всегда хотела ребенка.

– Очень хорошо, мы разберемся с Калпепперами. а потом станем готовиться к тому, чтобы растить ребенка на Лэддер-Эс.

– А ты не думаешь обо мне плохо, что я позволила Биллу… Ну то, что я стала его женщиной? Ведь мы не женаты…

Элисса подумала о жаркой страсти к Хантеру, о его объятиях. Если бы он захотел сделать ее беременной, она бы помогала ему, как могла, и не думала о последствиях. Пока не стало бы слишком поздно.

Беременная.

Незамужняя.

Совершенно одинокая.

– Нет, – сказала Элисса. – Я думаю, очень трудно не отдаться мужчине, которого любишь. Если он хочет тебя тоже.

Пенни снова улыбнулась, а слезы, сверкая, катились по щекам.

– А я боялась, что ты меня выгонишь с фермы, – призналась Пенни.

– О Господи, да как ты могла подумать такое?

– Многие женщины так бы поступили. И многие мужчины.

– Но не я.

Голос Элиссы звучал так уверенно. Впервые после того, как Пенни обнаружила, что носит ребенка, она вздохнула с облегчением и распрямила спину.

– Спасибо, – сказала Пенни.

– Да не глупи, ты и твой малыш – все, что у меня есть в этом мире, кроме… – Элисса замялась.

– Хантера? – спросила Пенни.

– Да я про Билла думала. Хантер избегает меня, он не хочет, чтобы я ему просто нравилась. Какая уж там любовь?

– Но он следит за тобой таким же взглядом, как Билл за Глорией.

В сердце Элиссы внезапно зажглась надежда.

– Правда? – спросила она, едва дыша. Пенни кивнула.

– И ты на него так же смотришь, – добавила она.

– Я ничего не могу сделать с собой. Я люблю его.

В загоне громко заржала испуганная лошадь, а следом раздался злой крик.

Не колеблясь ни секунды, Элисса схватила дробовик, который в последние дни был у нее всегда под рукой, и побежала к задней двери.

Только что объезженная дикая лошадь сбросила Микки в пыль. Он встал, схватил уздечку и принялся бить животное арапником.

Испуганный мустанг снова завизжал, пытаясь уклониться от плетки. Микки повис на узде и продолжал колотить лошадь.

С дробовиком в руках Элисса кинулась к загону.

Но Хантер оказался проворней. Он выскочил из сарая, увидел, что происходит, и крикнул Микки:

– Прекратить!

Но парень не обращал внимания и хлестал животное, белый от ярости.

Секунда – и Хантер двинул Микки кулаком с такой силой, что тот отлетел от мустанга и так ударился о загородку, что задрожали перекладины. Пятясь назад, он мотал головой, а увидев Хантера, совершил еще одну ужасную ошибку: кинулся на него, точно разъяренный бык.

Хантер отошел, подставил ногу, и Микки рухнул – огромный пастух полетел кувырком и неуклюже шлепнулся в пыль.

Через несколько секунд Микки совершил третью ошибку: схватился за оружие.

Хантер так ударил Микки по руке, что оружие выскочило и описало в воздухе дугу, прежде чем упасть.

Парень замотал головой, встал на четвереньки, а потом на ноги. Левой рукой он поддерживал правую и раскачивал ее, как люльку. Он был зол, настолько зол, что готов убить Хантера, но не стал хвататься за револьвер на поясе.

Хантер удовлетворенно кивнул.

– Иди-ка и спусти пар – рой ямы для столбов, – сказал он.

– Блохастый дикарь! – орал Микки. – Надо было прикончить его!

– Он правильно сделал, что сбросил тебя.

Лицо Микки покраснело от злости.

– Ни один мужчина не достоин называться мужчиной, если он бьет лошадь за то, что она его сбросила, – объяснил Хантер. – Иди копай ямы или совсем убирайся отсюда.

Микки мрачно взял шапку и пошел за оружием, валявшимся в пыли. Наклонился.

Хантер немного отошел – на случай, если Микки захочет совершить четвертую ошибку – стрелять, он будет готов первый.

Даже не поинтересовавшись, испачкалось ли оружие, Микки сунул его в чехол и отправился к сараю.

Хантер смотрел парню вслед. Угрюмый пастух ни разу не оглянулся. Хорошо бы просто уволить Микки и никогда больше не видеть его на Лэддер-Эс. Но, к несчастью, на ранчо мало мужчин, мало работников, и он никого не может выгнать. Разве что за пьянство или хладнокровное убийство.

Кроме того, Микки может оказаться шпионом Калпепперов, а если так, пускай лучше копает ямы под столбы.

Щелчок курка испугал Хантера, и он повернулся на звук.

Поворачиваясь, он нацелил и свой револьвер.

Элисса прерывисто дышала.

– Что? Хочешь на мне попробовать?

– Могу задать тебе тот же самый вопрос.

Хантер плавно спустил курок: и вернул оружие на место.

– Рад видеть, что твой курок не взведен, – сказал Хантер. – Кажется, ты готова застрелить меня, а не Микки.

– Об этом я как раз и думала.

– О ком конкретно?

– Да я хорошо помню тот случаи, как Микки больно схватил меня за руки и обращался, как с проституткой, и все, что ты ему сделал, – не велел тратить зря времени и отправляться работать.

Хантер выжидал, глядя во взбешенные глаза Элиссы и на ее руки, снова готовые взвести курок.

И застрелить его.

– Но когда Микки жестоко обошелся с дикой лошадью, – сказала Элисса, – ты всыпал ему по первое число.

– Лошадь не сделала ничего плохого.

– А я, я сделала? – спросила она.

Темные глаза Хантера оглядели Элиссу. Как всегда, в шелках и атласе. Такая одежда притянет взгляд каждого мужчины, малейший вздох – и ткань обтягивает грудь.

– Да, – сказал он резко. – Ты сделала.

– Что?

– Все мужчины пялятся на тебя, стоит тебе пройти мимо. И ты это прекрасно знаешь. И продолжаешь. И дразнишь.

– И что же мне делать? Сидеть дома взаперти, не появляться за дверью? А может, закутаться от головы до пят?

– Да.

Элисса выпучила глаза.

– Ты серьезно? – не веря проговорила она.

– Черт побери, совершенно серьезно.

Элисса разозлилась.

– Я не собираюсь сидеть взаперти только потому, что родилась женщиной, а не мужчиной.

– Вот этих-то слов я и ждал. Некоторые женщины просто не понимают, что они из плоти и крови, пока какой-нибудь мужик не начнет их тискать.

Абсолютно откровенное презрение в голосе Хантера подействовало на Элиссу, как пощечина.

– Я не такая, – процедила Элисса.

– Все вы так говорите.

– Черт побери! Я не такая, какой была твоя жена!

– Ну давай погромче. Уверен, ребята ловят каждое слово. – И, больше ничего не добавив, Хантер повернулся к ней спиной и направился к сараю.

– Хантер!

Он упрямо шел и шел дальше.

Элисса готова была снова закричать, но заметила Лефти и Джимпа. Два старых рабочих стояли возле сарая и слушали с откровенным любопытством.

Негодующая и смущенная, Элисса развернулась на каблуках и пошла на кухню.

«Так больше не может продолжаться, я должна заставить Хантера понять. Может, если бы я поговорила с ним наедине…»

45
{"b":"18144","o":1}