ЛитМир - Электронная Библиотека

– Друг мой, – спокойно бормотал себе под нос Иванов, – я же сказал тебе, что мне нужно это место.

Он без труда донес тело до угла старого кирпичного здания. Прохожие думали, что эти двое – старые друзья, которые хотят скрыться от людских глаз, чтобы выпить бутылку крепленого вина.

Бросив труп в мусорный контейнер, Иванов вернулся на свой наблюдательный пост. Он был в тяжелом пальто, которое было чистым, но уже видавшим виды, как одеяло, которое он украл у нищего. Со стороны могло показаться, что он дремлет, но на самом деле он наблюдал за зарешеченным окном магазина «Вечные грезы».

Фейт Донован была в своем магазине. Она работала над украшениями из драгоценных камней. С ней рядом находился охранник. Было бы слишком опасно насильно выбить из нее информацию о «Сердце полуночи». В конце концов, можно пойти на кражу.

Иванов разбогател благодаря своему слесарному мастерству: он прекрасно разбирался в замках и сейфах, что и позволило ему стать первоклассным вором. Элита Санкт-Петербурга тратила миллионы на стальные и бетонные хранилища и сейфы, которые Иванов с легкостью грабил, способствуя тем самым все более возрастающей в обществе суматохе.

Порывы ветра трепали одежду, и от холода Иванова не спасали старенькие носки и кроссовки. Еще в детстве, уличным мальчишкой, он лишился трех пальцев на ноге – отморозил. Культяшки были слишком чувствительны к холоду. Они ныли до боли в сердце. Он старался не обращать на это внимания. Гораздо сильнее ему приходилось страдать в Санкт-Петербурге, прежде чем Тарасов не взял его в дело. После этого он стремительно разбогател и вышел из холодных притонов. След крови, который он оставлял на своем пути, прибавлял ему в криминальном мире авторитета.

Была уже почти полночь, когда свет в окне магазина Фейт Донован погас. Из-за угла показался автомобиль и остановился перед зданием. Дверь магазина открылась, и тихий смех Фейт в ответ на слова охранника проплыл сквозь ледяной дождь. Чувство, возникшее в этот момент у Иванова, было похоже на животную страсть. Иванов почему-то сконцентрировал внимание на ногах Фейт, которые были видны из-под пальто. Она сделала несколько шагов к машине и нырнула в нее.

Как только автомобиль отъехал, Иванову пригрезилась женщина, которая была его последней жертвой.

Прошел час, затем другой, прежде чем Иванов решил, что уже можно выйти из укрытия. Он встал и, изображая пьяного, поплелся по улице. Его мышцы напряглись. С мешком, полным «имущества», он шел, прижимаясь к кирпичной стене магазина «Вечные грезы». Любой, кто увидел бы его сейчас, наверняка бы подумал, что он ищет место помочиться. Два или три голых фонаря рассеивали ночные тени. Кирпичи, металлические трубы, мусорные ведра и разный хлам мерцали в переулке. Иванов огляделся, чтобы удостовериться, что ничего не изменилось с того момента, когда он впервые осматривал это место.

Все было как прежде. Он порылся в своем мешке и пошел «работать».

Провода в здание были вмонтированы в двадцатом веке. Линии ввода и сигнализация не были защищены. Даже пальцами, не гнущимися от холода, Иванов смог отключить коробку сигнализации меньше чем за пять минут. Вскрыть дверь уже было вопросом скорее силы, чем ловкости. Дверной замок имел «мертвую» задвижку и кнопку. Он справился с ними меньше чем за девяносто секунд.

Модель сейфа, который стоял внутри магазина, была знакома Иванову.

Чрез двадцать минут он уже открывал гладкие стальные ящики. Свет фонаря вспыхивал и мерцал на золоте, серебре, платине так же замечательно, как на радуге драгоценных камней. Каждый раз, когда луч выхватывал кроваво-красный камень, сердце Иванова билось быстрее, а потом снова замедляло бег.

«Сердца полуночи» там не было.

Настороженно вслушиваясь, не завоет ли сирена, не раздадутся ли чьи-то шаги, он дергал ящик за ящиком. Там было много драгоценных камней. Они вызывали восхищение и разжигали жадность, но ни один из них не был тем камнем, за которым он пришел сюда.

Он перерыл все ящики в сейфе и перешел к тем, что были в верстаке. Пересмотрел все шкафы, все отполированные контейнеры, все инструменты. Перерыл все, что было в ванной.

Даже рассыпал кофе, чувствуя, что гнев его становится все сильнее.

Иванов не нашел ничего, кроме инструментов, туалетной бумаги и кофе. Он выругался по-русски и вернулся к сейфу. Быстро, почти равнодушно сгребал он отборные драгоценные камни, набивая ими карманы. Чтобы запутать полицию, которая знает, что вор заберет самые большие вещи, он запихивал в мешок для мусора все.

В конце концов, Америка слишком дорогая страна, и деньги здесь не помешают.

Солнце выглянуло между низко бегущими облаками, которые подгонял ветер, и осветило окна магазина «Вечные грезы». Внутри царил полный беспорядок. Уокер и Фейт уже с порога увидели выдвинутые ящики, открытый сейф, разбросанные инструменты и оборудование. Фейт ахнула.

– Нет! – Уокер выхватил у нее ключи, когда она намеревалась открыть ими входную дверь. – Там кто-то может быть. Вызови полицию. Потом позвони Арчеру.

Когда прибыла первая полицейская машина и начались расспросы, Фейт хотелось кричать, а старший офицер замерзшими пальцами записывал в блокнот ее ответы и ответы Уокера.

Она отчаянно рвалась внутрь – посмотреть, проверить, что украдено.

Уокер был гораздо терпеливее. По крайней мере внешне он казался таким. Опираясь на трость, он повторял все снова во второй раз и в третий, столько, сколько спрашивали.

* * *

Арчер появился сразу же, как только полицейские закончили осматривать место преступления. Фейт не заметила, что у него была кобура под курткой. Уокер заметил, но ничего не сказал.

– Мне необходимо проверить, что пропало, и начать работать, – мрачно сказала Фейт.

– Помощь уже в пути, – сказал Арчер. – Скоро соберутся все няньки.

– Благодарю, – утомленно улыбнулась Фейт и направилась к компьютеру.

– Оставь это Кайлу, – сказал Арчер. – Тебе надо заняться ожерельем, закончить его и упаковать для поездки.

– Теперь я не могу поехать в Саванну, – нетерпеливо проговорила Фейт.

– Но ты не сможешь уехать только в течение трех дней, – возразил Арчер.

– Я вообще не могу. У меня нет на это времени.

Арчер пропустил ее слова мимо ушей, повернулся к Уокеру и тихо произнес:

– Не спускай с нее глаз, пока не сдашь ее на руки Кайлу или мне. Недалеко отсюда обнаружено тело мужчины. Его убили прошлой ночью.

Глаза Уокера превратились в щелки.

– Я понял.

– Надо отправить ее в Саванну, – продолжал тихим голосом Арчер. – Она будет упрямиться, отбиваться, но в конце концов согласится.

Уокер кивнул.

– Если что-то случится, сразу дай мне знать, – предупредил Арчер.

– Дам.

Арчер в этом не сомневался. Он большими шагами направился к входной двери. Казалось, что ему очень хочется что-нибудь пнуть.

* * *

– Я не могу поехать на выставку, оставив все в таком беспорядке? крикнула Фейт вслед Арчеру. – А если я стану наводить порядок, у меня не будет времени закончить ожерелье!

– Заканчивай ожерелье, – бросил Арчер, – а я позабочусь о наведении порядка.

– Но… – Она уже говорила с дверью. Фейт отшвырнула ногой пустую банку из-под пасты для полировки. Жестянка с грохотом ударилась о верстак. – Черт побери! Я не могу оставить свой магазин! – выругалась она.

– Этот парень, который платит по счетам, обладает большим правом голоса, – небрежно заметил Уокер.

– Но… – снова начала она.

– Расслабься, милая, – прервал он ее на полуслове. – Ты обещала Мел ожерелье, и ты обещала быть у нее на свадьбе. Столько работать, чтобы произвести фурор на выставке в Саванне, – и отказаться от поездки! Ты единственный дизайнер в нашем округе, которого туда пригласили, и просто должна быть там. Ты должна улыбаться и очаровывать покупателей в Саванне, а не сидеть в Сиэтле, заламывая от безысходности руки.

– Откуда ты знаешь о приглашении? – Она вытерла пыльные руки о джинсы и принялась складывать инструменты на верстак.

17
{"b":"18145","o":1}