ЛитМир - Электронная Библиотека

– Арчер любит похвастаться своей умной и красивой сестренкой.

– Красивой? – недоверчиво переспросила она и запустила руки в волосы. Фейт сегодня спала ужасно и едва нашла в себе силы подкрасить ресницы. – Как он говорит про меня – не лишена живости и обаяния?

Уокер бросил на нее укоризненный взгляд. Фейт не походила на женщину, которая напрашивается на комплименты. Не важно, что она видела в своем зеркальном отражении. Главное, что Уокеру глаза не изменяли, черт побери!

– Нормальная женщина, глядя в зеркало, не может посмотреть на себя глазами другого человека, особенно любящего, – пробормотал он. – Так считается, Господи.

– Что? – переспросила Фейт.

– Арчер считает тебя красивой, – пояснил Уокер. Она улыбнулась и снова запустила пальцы в волосы. Ногти ее были чистыми, короткими и отполированными. Она не покрывала их лаком, если могла обойтись без этого. Десять минут за верстаком обычно сводили на нет тридцатидолларовый маникюр.

– С тех пор как появилась Ханна, Арчер думает, что весь мир прекрасен.

– Не смеши. Он такой же, как прежде, – сказал Уокер. Фейт не ответила. Она барабанила пальцами по верстаку и осматривалась, мысленно отмечая, что украдено.

– Независимо от того, что пропало, тебе выплатят страховку, – начал Уокер.

– Это не заменит утраченного, – прервала его Фейт. – Большинство моих камней, как и все мои эскизы, в единственном экземпляре.

– Это поможет найти украденные вещи, которые наверняка попытаются продать. Кайл поместит в Интернете описание украденного и разошлет по всем магазинам. Ты ничем не поможешь делу. Твоя задача – ехать на показ в Саванну, ошеломить там всех дизайнерским талантом и получить заказов на миллион долларов.

– Послушать тебя – все совсем просто.

– С твоим талантом миллион – это чепуха.

Она медленно повернулась к нему, ее взгляд замер. Фейт больше не смотрела на разворованный магазин. Она научилась отличать ложь от правды – большое спасибо бывшему жениху. Уокер не обманывал ее. Он действительно восхищался ее работами.

– Спасибо, – сказала Фейт. – Мне было важно это услышать. Ты хороший человек, Оуэн Уокер.

– Не за что.

Он улыбнулся, обрадовавшись ее словам. Теперь ему будет гораздо проще охранять ее от неприятностей. Фейт не станет драться с ним за каждый дюйм собственной свободы.

* * *

Федеральное здание в Сиэтле было похоже на бежевый куб. Оно походило на больницу или тюрьму.

В скучных коридорах за скучными дверями лежали стопки скучных отпечатанных, скопированных и зарегистрированных бумаг. Несколько дверей вело к особенным офисам, документы в которых не копировались и не заверялись.

Одним из таких офисов руководила гибкая темноволосая женщина по имени Эйприл Джой, которая ничуть не была похожа на свое имя.

Она только что прочитала сообщение, которое получила по факсу. Это был длинный список украденных драгоценных камней, присланный ее агентом из департамента полиции Сиэтла.

– Дурак! Идиот! Как он смел подставлять свою задницу за горстку драгоценных камней?

Максимилиан Бартон слушал ее с убийственным спокойствием. Он работал на Эйприл Джой достаточно долго и знал, как сильно она разъярится, когда узнает, что ее правая рука, лучший агент в мафии, находился на грани ареста за кражу.

– Я думаю, он искал что-то еще, – спокойно заметил Бартон. – Когда он не нашел это, то попытался инсценировать обычное ограбление, чтобы запутать следы.

– Но почему он не бросил эти чертовы камни в ближайший канализационный люк? – спросила женщина. – Почему он попытался их заложить?

Бартон пожал плечами:

– Может быть, ломбард в Ленинграде работает не так хорошо. Или город называется Санкт-Петербург? Я все время забываю.

Эйприл Джой бросила на Бартона убийственный взгляд, но Бартон даже не вздрогнул. Он был без ума от этой женщины. Несмотря на то что Эйприл была маленькая и стройная, как прекрасный самурайский меч, она отличалась очень сильной волей и характером. Сегодня она была в красном брючном костюме, который ей потрясающе шел. Даже электронное удостоверение личности на шее ничуть не умаляло чувственности, которая исходила от нее.

– Этот парень – главный помощник Тарасова. Он прилетел вчера в полдень рейсом «Аэрофлота» из Магадана с паспортом на имя Ивана Ивановича Иванова, гражданина США, – сказал Бартон. – Кто-то сделал ему таможню в Анкоридже, но мы позволили ему въехать только для того, чтобы понять, зачем он прибыл. Его «вели» до отеля, оттуда до магазина Фейт Донован на Пайонер-сквер.

Эйприл Джой поморщилась:

– Господи, снова Донован. Каждый раз я натыкаюсь на кого-то из них. Что этот русский хотел от нее?

– Подарок для своей матери на день рождения.

– Чепуха.

Бартон улыбнулся своей обычной улыбкой. Хотя он и был лысеющим человеком средних лет, но в определенных кругах слыл все той же акулой, что и раньше, хватка которой была по-прежнему смертельной.

– Он довольно симпатичный, – продолжал Бартон. – На самом деле симпатичный. После встречи с Донован он зарегистрировался в «Олимпик», снял себе девочку. Мои парни продолжали наблюдение за комнатой, полагая, что русский не выйдет оттуда раньше проститутки. Он, очевидно, заплатил ей сотен пять за то, чтобы она осталась на всю ночь, а тем временем, замаскировавшись под человека из обслуги, выскользнул из номера. Русский удрал из города, но мы час назад заставили его вернуться. У него на руках были квитанции на заложенные драгоценные камни плюс две штуки баксов наличными. Примерно в то время, когда мы схватили его, департамент полиции Сиэтла начал распространять этот список. Квитанции о закладе и список повторяли друг друга.

– Полицейские вышли на него?

– Еще нет, но это, вероятно, вопрос времени. Кайл Донован обклеил город листовками с описанием. Он предлагает награду за вещи, и больше, чем они стоят.

– Иванов – глупый ублюдок, чертов дурак, – ругалась Эйприл. – Если ему нужны деньги, он должен был прийти к нам.

– Может быть, он слышал о том, что правительство сокращает бюджет? – предположил Бартон.

– Может быть, он просто идиот? Проверь, не получил ли ломбард вознаграждение от семьи Донован.

– Я уже выкупил эти вещи.

– Вдруг хозяин магазина позвонит Донованам?

– Нет. Мы все предусмотрели.

– Хорошо. Пришли Иванова ко мне. Потом позвони Тарасову. Когда дозвонишься, переведи звонок на мою линию. Я могу говорить по-русски, но все эти головорезы говорят по-чеченски, когда хотят проявить осторожность.

Иванов пришел через несколько минут. Он быстро разделался со своим прежним гардеробом и теперь снова был одет как состоятельный мафиози – итальянское кожаное пальто, перчатки, темно-синий французский шерстяной костюм и шелковая серая рубашка ручной работы. Блестящие итальянские туфли, шляпа цвета древесного угля и внушительное бриллиантовое кольцо завершали ансамбль.

– Зачем ты ограбил магазин Фейт Донован? – довольно прохладно спросила его Эйприл.

– Я… как бы это сказать… не делал этого, – сказал русский.

– Я… как бы это сказать… не дура, – в тон ему возразила Эйприл. – Ты единственный, кто виноват в том, что твою задницу выслали отсюда. Теперь ты снова пытаешься сунуться. Зачем ты ограбил магазин Фейт Донован?

Он пожал плечами и продолжил смотреть ей прямо в глаза.

– Из-за денег. Из-за чего же еще?

Это был своего рода прогресс.

– Мой помощник звонит Марату Борисовичу Тарасову, – сказала она. – Если мне понравится его ответ не больше твоего, я отправлю тебя следующим рейсом в Сибирь, – улыбнулась она. – Уверена, что Дмитрий Сергеевич Соколов встретит твой самолет.

На какие-то доли секунды Иванов изменился в лице. Эта женщина была хорошо информирована. Соколов – самый жестокий враг, самый главный конкурент Тарасова, человек, который сейчас пытается затянуть петлю на шее Тарасова из-за так называемого «Сердца полуночи».

Коварная улыбка женщины сообщила ему, что Эйприл Джой прочитала его мысли с такой легкостью, будто он не думал, а произносил их вслух.

18
{"b":"18145","o":1}