ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я сам поговорю с Маратом Борисовичем, – сказал Иванов после секунды молчания.

– Ты это сделаешь, малыш. – Она посмотрела на Бартона, вошедшего в комнату. – Ты с ним связался?

– Третья линия. Он в нетерпении. Он шел на обед.

– Если он пропустит обед, это пойдет на пользу его сосудистой системе. – Она села за стол серо-стального цвета, который, казалось, прибыл сюда из кладовых морского ведомства, и взяла трубку.

Иванов терпеливо ожидал, пока Эйприл переведет разговор на громкую связь. Когда русские начали разговор, она внимательно в него вслушивалась. Иванов пытался объяснить Тарасову свое затруднительное положение. Она долго ждала момента, когда сможет нанести хороший удар по Марату Борисовичу Тарасову. «Сердце полуночи» сослужило бы ей хорошую службу.

И если бы Фейт Донован поймали с украденным предметом русского наследия, в руках Эйприл Джой это был бы прекрасный козырь. Она наконец отыгралась бы за все на семействе Донован.

Но сначала Эйприл должна заставить Донованов сработать ей на пользу. Она даст им день или два пережить потрясение от ограбления и начать подсчет убытков. Потом, когда она появится с украденными вещами, Арчер Донован будет настроен выслушать ее условия.

– Ты улыбаешься, – сказал Бартон, когда дверь за Ивановым закрылась. – Еще один волк выпущен порезвиться среди ягнят.

– Да.

– Ты действительно думаешь, что Донованы имеют дело с крадеными драгоценностями?

– Пока я не имею на руках всех доказательств, я, черт побери, не могу сказать, чем торгует это семейство.

* * *

Дымящаяся чашка кофе появилась под носом Кайла. Он не отрывался от компьютера восемнадцать часов подряд. Кайл заморгал и поднял глаза. Он с трудом сфокусировал свой взгляд и увидел лицо Арчера.

Кайл схватил чашку.

– Фейт завтра уезжает в Саванну. Что чувствуют твои кишки? – спросил брата Арчер.

Кайл откинулся на спинку кресла. В его мастерской царил беспорядок. Она занимала целый этаж и была как раз над гаражом Донованов. Всем обитателям дома она напоминала последствия землетрясения, урагана или взрыва. Для Кайла же мастерская была единственным местом, где, по его мнению, был порядок: все лежало на своих местах, даже если эти места могли кому-то показаться странными. Например, в разобранном виде по всему столу была разложена сигнализация для магазина Фейт. Сестренка наконец-то позволила брату установить ее.

– Мои кишки ничего хорошего не ждут, – сказал Кайл. Он обхватил длинными пальцами кружку с кофе, сделал глоток и вздохнул.

– Твои кишки не чувствуют себя хуже прежнего?

– Хуже? Почему?

– Я говорил с полицией. Они согласны, что это не похоже на обычную кражу.

Кайл хмыкнул. Светлая прядь упала на бровь. Он нетерпеливо поправил ее и подумал, что Ханне пора подстричь его. Она здорово стрижет Арчера.

– Вот как?

– Когда я указал на то, что пьяницу зарезали в ту же самую ночь всего в нескольких метрах от магазина Фейт, они пожали плечами.

– Дерьмовый случай? – спросил Кайл.

– Да. Я не мог сказать им о том, что преступник профессионально владеет ножом, чтобы они не узнали о нашем доступе к их розыскным документам.

– Копы думают, что это был всего лишь удачный удар, так ведь? – сухо бросил Кайл.

Глаза Арчера были не теплее, чем зимняя ночь за окном.

– Удар, от которого нищий мгновенно умер, потеряв меньше чайной ложки крови, – это не просто везение. Это то, от чего у меня внутри поднимается паника.

– Я представляю, как пугает это Уокера – ведь он телохранитель нашей непослушной сестренки. Может, ей лучше остаться дома, вместо того чтобы ехать завтра в Саванну?

– От этого твои кишки чувствовали бы себя лучше? – спросил Арчер.

Кайл заколебался, потом выругался и отставил кофе.

– Сомневаюсь. Я думаю, что в любом случае неприятности у Фейт еще впереди.

– Почему? – резко спросил Арчер.

– Если бы я мог все знать, я угадывал бы номера лотерейных билетов, а не возился бы с электроникой. – С этими словами Кайл вернулся к своему занятию.

Арчер наблюдал за ним, но мысли его вновь возвращались к посмертной фотографии нищего, которая лежала на столе у патологоанатома. Нож в руках убийцы сработал точно.

Это визитная карточка профессионального убийцы.

«Я думаю, неприятности у Фейт еще впереди», – мысленно повторил он слова Кайла.

Глава 9

Саванна

Фейт просидела в арендованном джипе двадцать минут, прежде чем вконец не потеряла терпение. Не странный этот город, не потерянный багаж, не пробки на дорогах рассердили ее. Причина была в Оуэне Уокере.

Несмотря на его присутствие, она работала по шестнадцать часов в день, стараясь закончить в срок ожерелье Монтегю. Уокер был так близко, что ей казалось, будто он влез к ней под кожу.

Несмотря на гнев, бурлящий в крови, голос ее был достаточно ровным, когда она, повернувшись к нему, сказала:

– Ты совершено неблагоразумный.

– Все вопросы к твоему брату.

– Он сейчас в Сиэтле.

– Всегда знал, что этот мальчик очень сообразительный, – протянул Уокер.

Она сцепила зубы, потом осторожно позволила челюстям расслабиться – иначе у нее раскололась бы голова. Это лишь один маленькой урок из незабываемой жизни с Тони, который он ей преподал. Фейт медленно, но глубоко вдохнула несколько раз.

Если бы спор с Уокером мог что-то изменить, Фейт накинулась бы на него сразу. Но ей на самом деле надо решать этот вопрос с Арчером, а он сейчас слишком далеко. Уокер лишь следует идиотским инструкциям.

В то время как Уокер стоял перед светофором, он искоса посматривал на Фейт. У всех Донованов, с которыми он знаком, характера хватит на двоих. Фейт, похоже, была самой яркой представительницей этого семейства. У нее очень крепкий характер. Она лучше держит себя в руках, чем ее братья и сестры. Донованы были стойкими, дружными, всегда поддерживали друг друга. Ни один из них не любил дуться и мучиться.

– Почему, – наконец ровным голосом спросила Фейт, – я должна в таком прекрасном городе останавливаться в каком-то третьесортном отеле? Тем более я уже оповестила людей, с которыми у меня запланированы профессиональные контакты, что меня можно найти в Золотой комнате отеля «Лив оук»?

Уокер подумал, что сейчас ему лучше было бы слышать крик, а не этот вежливый тон, в котором сквозил холод. Серебристо-синие глаза Фейт напоминали ему о высокогорном леднике в Афганистане.

– Каждый, кто знает, где ты, знает и про то, где рубины, – ответил он. – Сейчас седьмой час. Солнце садится, банки закрыты, здание, где проходит ювелирная выставка, не откроется до завтра.

– В отеле «Лив оук» есть сейф. Я это выяснила, прежде чем заказала там номер.

– Ох-хо, – ухмыльнулся Уокер. – Видал я эти старинные сейфы с черными дверями и золотой надписью. Любой расторопный парень с проворными пальцами может завладеть рубинами скорее, чем ты накрасишься.

– Прежде всего этот парень должен знать, что рубины находятся в сейфе, – ответила она запальчиво.

Он с трудом удержался от улыбки.

– Это он уж точно знает. Именно поэтому мы и едем в…

– В другую старинную гостиницу, – прервала ещ Фейт. – В Саванне их полно.

Он хотел поспорить, потом решил поберечь силы для борьбы, которая была впереди.

– Конечно, сладкая моя, – сказал он. – У тебя на примете есть что-то?

– Есть, сладкий мой.

Она включила верхний свет и принялась быстро листать путеводитель по Саванне, который купила в книжном магазине в аэропорту. Неплохо было бы остановиться на набережной. Она посмотрела на карту, потом на название улицы, которую увидела из окна машины. Старинные уличные фонари были изящны и легки, но они плохо освещали.

– На следующем углу поворот налево, – сказала Фейт.

– Нет.

Голова ее дернулась.

– Почему нет?

– Одностороннее движение. Правила нарушать нельзя.

19
{"b":"18145","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайное место
Татуировка цвета страсти
Рефлекс
Цвет Тиффани
Шаг первый. Мастер иллюзий
Роковое свидание
Проводник
Белоснежка для тёмного ректора