ЛитМир - Электронная Библиотека

Тело его все еще не могло понять, на каком оно сейчас континенте. Несмотря на то что Уокер был в чистых черных слаксах, свежевыстиранной темно-синей рубашке, гармонировавшей с цветом его глаз, а черная борода его была аккуратно подстрижена, он чувствовал себя неуютно. Сбой биоритмов: ведь еще на прошлой неделе, оказавшись лицом к лицу с афганскими бандитами, Уокер чувствовал каждое мгновение своей тридцатилетней жизни.

Воспоминания о поездке в Афганистан, которая едва не закончилась для Оуэна несчастьем, улетучились, как только на него пахнуло запахом чесночных колбасок, которые он вчера вечером купил у итальянцев. Он втянул носом воздух еще раз и понял, что это остатки не вчерашнего вечера. Пожалуй, эти колбаски лежат уже дней пять. Ему ужасно хотелось итальянской пищи, когда он вернулся из Афганистана, но готовить ее у Оуэна не было желания. Он просто брал на вынос еду в итальянском ресторане.

Теперь уже с осторожностью, Уокер приоткрыл крышку одной из коробок с макаронами. Плесени в ней не было обнаружено, поэтому вряд ли он этим отравится. Уокер поставил провисшую коробку в микроволновку. В то время как невидимая энергия пыталась вдохнуть новую жизнь в старую еду, он придумал, как назвать свою трапезу: очень ранний ужин. А раз так, то вполне можно откупорить одну из длинношеих бутылочек пива, которые терпеливо ждали его все это время.

Уокер едва успел сделать запрос в Интернет на рубины размером больше одного карата и на драгоценные рубиновые украшения, как микроволновая печь подала свой голос. Уокер вернулся на крошечную кухню, вынул из микроволновки коробку и достал из выдвижного ящика стола вилку.

Возвращаясь в комнату, Уокер на ходу подцепил вилкой подогретые макароны. Они по консистенции и по вкусу напоминали резину и были так себе, но колбаски сохранили свой острый пряный вкус. Во рту у Оуэна загорелось. Уокеру доводилось есть кое-что и похуже, так что он и этой еде был рад. Да, бывало значительно хуже.

Он жевал и в то же время просматривал список украденных рубинов, переводя взгляд с него на объявления о пропаже, которые давал кто угодно – от старых дев до Интерпола. Все они предлагали щедрую награду за возврат, обещая при этом не задавать никаких вопросов. Правоохранительные органы призывали людей выполнить свой гражданский долг.

На объявления о пропаже рубинов поменьше он не обращал внимания. Большинство из них имели современную огранку. Некоторые, правда, являлись семейными реликвиями. Возможно, и рубины Монтегю, из которых Фейт собиралась делать ожерелье, были из одного из длинных списков украденных семейных реликвий. Но Уокер в этом сомневался. Рубины пропадали в разное время – на прошлой неделе и тридцать лет назад, причем в двадцати трех странах мира. Но нигде не упоминалось о четырнадцати превосходных рубинах больше одного карата. Да, ничего не скажешь, хорошая работенка. Одно удовольствие.

Уокер выскреб остатки макарон из картонки, выпил пива и отправился на сайт, в который он частенько заходил. Он принадлежал международной организации, которая занималась продажей драгоценностей. Уокер ввел запрос о рубинах.

Компьютер выдал сорок два ответа, и он быстро просмотрел их. Большей частью речь шла о рубинах, размер которых был чуть больше тех, что покупают туристы в тайских магазинчиках. Плохая огранка, сомнительные камни. Внимание Уокера привлек рубин, на длинной плоской грани которого был вытравлен улыбающийся Будда. Так и есть, в цене камня чересчур много нулей. По крайней мере на два больше, чем надо.

– Все одно и то же, – пробормотал Уокер. За три месяца, что он провел в Афганистане, здесь мало что изменилось, Уокер стал «пролистывать» список менее дорогих вещей. Но абсолютно ничего из того, что он увидел на экране, его не заинтересовало.

Он отвлекся от компьютера и стал думать, чем бы ему заняться перед сном. Он боялся ставшего уже привычным ночного кошмара. Уокеру снилось, что ему прикладами разбивают голову. Он бы хотел прочитать несколько книг, но из-за смены часовых поясов голова явно не была в том состоянии, чтобы воспринимать какую-либо информацию. Уокер хотел прочесть книгу на немецком языке о редких драгоценных камнях и об их огранке. Он хотел с помощью компьютера перевести ее и решил воспользоваться всеми девятью переводческими программами, а результаты потом сравнить. Подумав об этом, он скривился в усмешке. На память пришел случай, когда он проделал подобное со статьей о крупных торговцах драгоценными камнями из Таиланда. Они с Арчером и Кайлом Донованами хохотали до слез, когда прочитали, что выдала машина.

Тогда Уокер только начал самостоятельно изучать немецкий язык. Особенно тяжело Оуэну с его западнотехасским акцентом и привычкой, которую он приобрел в детстве – растягивать слова, – давалось произношение. Едва он начал делать успехи в языке, «Донован интернэшнл» отправил его в Афганистан, чтобы выяснить, нельзя ли там купить рубины для продажи. Уокер мог говорить на фарси, но не читать.

Под окнами кто-то ругался. Крик этот был адресован голубям, которые загадили все скамейки.

Уокер взглянул на запястье. Потертые часы в корпусе из нержавеющей стали показывали почти пять часов. Арчер сейчас должен быть в своем офисе в «Донован интернэшнл». Уокер допил последний глоток пива и набрал номер старшего из братьев Донован.

– Да? – Трубку снял Арчер.

– Ты должен удвоить мне зарплату. Я едва мог в это поверить… – произнес Уокер.

– Черт побери! – выругался Арчер. – Говори же, что случилось?

– Передай своему брату, – сказал Уокер, – что кишки обманули его. Интуиция подвела.

Кишки Кайла Донована уже давно стали давать сбой. Они были чем-то вроде системы предупреждения об опасности. Надо сказать, что «инструмент» этот был недостаточно точен, но частенько его «показания» бывали верными, и приходилось к нему прислушиваться.

– Рубины, которые Дэвис Монтегю отдал Фейт для ожерелья, нигде не замаячили.

Арчер отодвинулся от стола и лениво потянулся.

– О'кей! Благодарю. Это все?

– Все? Ты знаешь, чего мне стоило это выяснить? Ухо до сих пор болит от всех этих звонков.

Арчер захихикал:

– Я тебе это компенсирую.

– Повышением? – усмехнулся Уокер.

– Размечтался! – с легкостью парировал Арчер. – Домашним обедом. У меня для тебя есть еще одно дело. В стране на сей раз.

– Мое тело, которое до сих пор не пришло в себя от перемены часовых поясов, шлет тебе искреннюю благодарность за приглашение на обед. Кстати, кто его готовит? Ты или Кайл?

– Я, – ответил Арчер. – Шурин Джейк и моя сестра Онор прислали в подарок свежего лосося.

– Готов поверить! Что-нибудь еще будет? – с надеждой спросил Уокер.

– Жена говорила что-то о шоколадном печенье.

– Черт побери! Я уже в пути!

Арчер все еще смеялся, когда Уокер повесил трубку. Они познакомились с Уокером, когда тот только начинал работать в компании, и сейчас их уже связывала крепкая дружба.

Всего за несколько секунд, когда Арчер стал пробегать глазами электронную почту, лицо его приняло свое обычное суровое выражение. По результатам официальных торгов заманчивое предложение «Донован интернэшнл» по развитию серебряного прииска в Сибири не нашло отклика.

Арчер потянулся к аппарату селекторной связи.

– Митчелл, соедини меня с Николаем. Да, я знаю, который там час. Быстрее.

* * *

Фейт Донован отложила в сторону брусок абразива, который она обычно использовала для полировки изделия после его обработки на шлифовальном станочке. Руки ныли. Она склонилась над столом, рассматривая вещицу из восемнадцатикаратного золота, которая была одной из тринадцати золотых сегментов ожерелья Монтегю. Отполированная дужка была изящно, как бы случайно, изогнута. Пальцы и спина Фейт болели, но ей хотелось улыбаться, несмотря ни на что. Даже несмотря на невозможно короткий срок – только две недели, – за который она должна сделать украшение. А на такую вещь нужно не меньше трех месяцев.

2
{"b":"18145","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Убыр: Дилогия
Блог на миллион долларов
Секрет индийского медиума
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Метро 2035. За ледяными облаками
Бумажная принцесса
Как не попасть на крючок
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Анна Болейн. Страсть короля