ЛитМир - Электронная Библиотека

Мел медленно улыбнулась Джеффу.

– Но это не из-за Тиги я так располнела?

Уокер захихикал. Фейт пнула его под столом ногой. Он подмигнул ей.

Дэвис выпил залпом первый бокал вина. Когда он снова взялся за графин, Джефф выдернул его из рук отца. Он разлил вино во все бокалы, кроме отцовского, и поставил графин рядом с собой, чтобы отец не дотянулся до него. Бумер понюхал графин, чихнул и отошел. Дэвис прищурил глаза и посмотрел на сына, после чего Уокер сделал вывод, что Джеффу предстоит расплата за свой фокус.

– Да, мой дорогой папа потерял благословенный ларец, – сказал Дэвис так, будто его кто-то спросил об этом, – Старый сукин сын потерял все, кроме ширинки на штанах.

– Ешь быстрее, – предупредил Уокер Фейт. – Надвигается буря.

Глава 21

– Я не думаю, что нашим гостям хочется слушать о дедушке Монтегю, – сказал Джефф.

– Мне было почти десять, – говорил Дэвис, многоэначительно глядя на полный бокал Джеффа. В обмен на бокал вина он готов был отказаться от изложения истории семейства.

Джефф не обращал внимания на отца.

– Мой папа не был похож на меня или Джеффа, – продолжал Дэвис. – Он был самый настоящий бабник и потаскун.

– Папа…

– Ш-ш… Невежливо перебивать старших. – Хотя слова были произнесены не вполне членораздельно, их все поняли.

Уокер повидал пьяниц и сейчас пристально взглянул на Дэвиса Монтегю. Старик был сердит, но не сильно. Дэвису недоставало сердечности по-настоящему сильного человека.

Уокер взял еще одного краба и еще одного положил Фейт.

– Мел? – обратился он к молодой женщине.

– Нет, спасибо. Я подожду…

– Папа любил молоденьких, – громко произнес Дэвис, перебивая Мел. – Только-только расцветающих. Как он имел обыкновение говорить, когда их соски были совсем крохотные.

Тига выскочила из комнаты.

– Это цыплячий возраст, – продолжал Дэвис. – Маме было лет тринадцать, когда он на ней женился, – продолжал Дэвис. – Не могу с уверенностью сказать, что у нее уже были месячные.

Фейт отрезала еще кусочек краба. Пальцы левой руки плотно сжимали салфетку, пахнущую лавандой, которая лежала на коленях. Под столом рука Уокера мягко накрыла ее. Это простое и теплое прикосновение ослабило напряженность. Пальцы Фейт сплелись с его пальцами, она глубоко вздохнула.

– Принимая его, чтобы забеременеть, она наконец понесла.

Джефф выглядел мрачным. Его отец продолжал говорить и играть пустым бокалом.

– Антигуа родилась раньше, чем маме исполнилось шестнадцать. Я появился на свет немного позже, через четыре года. Один ребенок, рожденный до меня, умер. А может, два. Я забыл. Из-за многочисленных родов и приятностей мама выглядела много старше двадцати лет, и папа начал задирать девичьи юбки.

– Передай, пожалуйста, соль, – попросил Джефф Уокера.

Уокер передал.

– Перец?

– Пожалуйста.

– Как прошла выставка, Фейт?

– Очень хорошо. Я…

– Он попался на дочери испольщика, – громко сказал Дэвис. – Ей было тринадцать и…

– Я продала большинство из своих вещей и наладила кое-какие связи, – сказала Фейт, не обращая внимания на монолог хозяина дома. – Есть одна вещь, которую я бы хотела…

– …деньги сыграли свою роль, поэтому не было никаких проблем с законодательством. В следующий раз девочке едва ли… – продолжал рассказ Дэвис.

– …передать ее владельцам, – сказала Фейт, многозначительно взглянув на Джеффа. – Это очень, очень ценная вещь.

– …исполнилось двенадцать, и из-за этого такое началось, но папа…

– Я понимаю твою проблему, – сказал Джефф, надеясь, что выражение его лица не выдало ничего большего.

– …заплатил несколькими семейными рубинами из сундука и отвертелся от…

– Но, – сказал Джеффу – я полагаю, эта передача не произойдет до…

– …тюрьмы. Потом была миленькая маленькая девочка…

– …вечера церемонии, верно? – мрачно закончил Джефф.

– Можете считать, что вы не жили по-настоящему до тех пор, пока не попробовали цыпленка, которого готовит Тига, – заявила Мел, входя в столовую так энергично, что ее темные волосы легкомысленно и небрежно заплясали на блузке макового цвета.

– …дочь местного ловца креветок. Папа всегда отрицал…

– Мне нужно носить одежду цвета сливочного соуса, – сказала Мел, не обращая внимания на свекра, который выворачивал наизнанку историю семейства Монтегю. – Это все, что я могу сделать, чтобы гармонировать с божественным продуктом.

– …он был отцом ублюдка, но через несколько месяцев маленькая девочка продала рубиновую брошку и…

– Цыпленка? – сказал Уокер. Наслаждение в его голосе было почти похоже на просьбу. – Я не ел по-настоящему хорошо приготовленного цыпленка с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать.

– Пожалуйста, – сказала Мел, подавая блюдо и бросая быстрый взгляд на Джеффа, который означал: «Сделай же что-нибудь!» – и снова вышла за дверь.

Джефф отпил глоток вина.

– …поехала в Атланту к своей старшей сестре, – продолжал Дэвис, цинично улыбаясь. – Тогда мне было около восьми, я был достаточно взрослый, чтобы помнить их схватки. Мама вышла замуж молоденькой, но она…

– Соус? – резким голосом спросила Тига. Ее бледные, грубые от работы руки сжимали соусницу. Казалось, она собиралась швырнуть ее в лицо брату, который никак не унимался.

– …выросла, – сказал Дэвис. – Мама устроила ему выволочку за многое, и за то, что он раздавал рубины девицам.

– Мистер Уокер, вы похожи… – сказала Тига с напором.

– Все успокоилось на несколько лет, – продолжал Дэвис, сердито глядя на Джеффа, – но это не означало, что папа навсегда застегнул свои штаны, а только то, что его…

– …на мужчину, который по-настоящему может оценить соус, – сказала Тига, пристально глядя на Уокера серыми глазами так, как если бы от его слов зависела ее жизнь.

Хотя Уокер обычно поливал соусом картофель, он все-таки сказал:

– Да, мэм, конечно.

– …не могли теперь поймать. По крайней мере полиция, – сказал Дэвис. – В ночь перед днем рождения, Тига.

– О, хорошо. Вот. – Тига сунула в руки Уокеру соусницу, испуганно посмотрела на Дэвиса и убежала.

Уокер думал, не вывалить ли ее содержимое на хозяина, но решил, что это была бы пустая трата прекрасного, ароматного сливочного соуса.

Фейт передала Уокеру кусочек цыпленка.

– …папе нужны были рубины, чтобы заплатить несколк ким возмущенным отцам, поэтому он…

Уокер полил соусом цыпленка и посмотрел на Джеффа.

– Соус?

– …вынул ларец из потайного места…

– Я подожду картофель, – пробормотал Джефф.

– …сделал в нем дырку собственным дробовиком и…

– Может, придется долго ждать, – ровным голосом сказал Уокер.

– …и исчез в ночи. Мы никогда не видели больше благословенного ларца! – почти прокричал Дэвис. – Он исчез, как и наша удача! Мне нужно выпить, черт побери!

Дэвис вскочил так быстро, что его стул упал и ударил Бумера. Собака отскочила и завизжала. Дэвис качнулся и навалился на стол с такой силой, что винные бокалы закачались. Не говоря ни слова, он выпрямился и, шатаясь, вышел из комнаты. Через минуту дверь библиотеки тяжело захлопнулась.

Тишина в столовой была похожа на вздох облегчения. Джефф поставил локти на стол и принялся обеими – руками массировать виски. Мел подошла к нему и стала привычными движениями массировать его напряженные плечи.

– Пожалуйста, примите мои извинения, – проговорил Джефф низким глухим голосом. – Мы с отцом тут поспорили. Он очень рассержен на меня.

– Незачем извиняться, – ответил Уокер. – Хотя должен признать, это был не самый лучший рассказ под такую хорошую пищу.

Фейт сначала улыбнулась, а потом разрешила себе снять общее напряжение смехом. Мел последовала ее примеру. Через секунду Джефф поднял голову и устало улыбнулся.

Тига вошла с миской картофеля и прошептала:

– Папа ушел?

– Да. Он ушел.

– О, хорошо. – Она улыбнулась с невинным ликованием двенадцатилетней девочки. – Я принесла картофель. Соус остался?

44
{"b":"18145","o":1}