ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ведьмы. Запретная магия
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Кармический менеджмент: эффект бумеранга в бизнесе и в жизни
С того света
За закрытой дверью
Перекресток
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Порядковый номер жертвы
Обманка

– Значит, получить оценку – это проблема? – спросил Арчер.

Она молчала.

– Фейт! – снова заговорил Арчер. Его пристальный взгляд сказал ей то, что она уже знает. – У тебя меньше недели до отъезда.

– Я этим займусь, – недовольно пробормотала сестра.

Прежде чем Арчер смог задать ей другой вопрос, зазвонил телефон.

– Я возьму трубку, – сказала быстро Фейт, исчезая из кухни. Она не любила, когда брат устраивал ей допрос. Особенно когда он был совершенно прав.

– Телефон на книжном шкафу возле картин, – подсказал Уокер.

– Спасибо, – бросила через плечо Фейт. Она нашла аппарат после очередного звонка.

– Фейт Донован, пожалуйста, – попросили в трубке.

– Слушаю.

– Секунду, пожалуйста.

Щелчок – и голос Тони зазвучал в ухе. Фейт застыла.

– Привет, малышка. Мне понадобилось время, чтобы раздобыть этот номер, но…

– Все, спасибо за звонок. Разговор окончен.

– Погоди, Фейт! Не клади трубку! Черт побери, ты должна меня выслушать! Я не хотел тебя ударить. Никогда больше я не подниму на тебя руку. Я люблю тебя, и я хочу, чтобы у нас с тобой были дети и…

– Простите, – прервала она его хриплым голосом. – Вы не правильно набрали номер.

Она спокойно повесила трубку и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Она ненавидела себя за это беспокойство. Фейт терпеть не могла, когда адреналин врывался в кровь всякий раз, когда она слышала голос Тони. Видеть его было еще хуже. Он – ошибка, от которой не так просто избавиться.

«В конце концов ему надоест преследовать меня, – сказала себе Фейт. – Мы не говорили о любви с ним сто лет. У него была женщина на стороне, когда мы были уже обручены. В этом я виновата, конечно. Я недостаточно горяча в постели».

Телефон зазвонил снова. Фейт подскочила, будто заждалась звонка.

Уокер опередил ее и взял трубку. Саммер даже не пошевелилась у него на груди. Она привыкла спать на руках.

– Да? – коротко бросил в трубку Уокер. Ему не понравился бледный цвет лица Фейт.

– Это Митчелл, – сказал помощник Арчера. – Уокер?

– Он самый. Ты так поздно работаешь?

– Жду жену, она обещала захватить меня по дороге. Мы едем в театр. Экспериментальный, где все еще знают английский язык, и надеюсь, что зрительный зал будет полон.

– Ее очередь выбирать, да? – улыбаясь, спросил Уокер. Митчелл и его жена обычно спорили, куда пойти.

– Как ты догадался? – удивился Митчелл.

– Тебе нужен Арчер?

– На самом деле я искал тебя. Помнишь тот контакт в Бирме? Кто-то тебе сказал, что ты мог бы заполучить образец хорошего необработанного рубина?

– Я помню.

– От него пришел пакет.

– Это терпит? – сухо спросил Уокер.

– Пока да.

– Я заберу. Дай мне десять минут.

Он отключился и посмотрел на Фейт. Она встретила его взгляд с упрямым вызовом в глазах.

– Тони звонил? – без обиняков спросил Уокер.

– Ошиблись номером.

Уокер хмыкнул, не поверив ей.

– Забери племянницу. Я в штаб-квартиру за пакетом.

Арчер вошел в гостиную как раз в тот момент, когда Уокер передавал Саммер Фейт. Он посмотрел сначала на Уокера, потом на Фейт.

– Неприятности?

– Нет, – холодновато ответила она. – Саммер мокрая. Я займусь ею.

Арчер не поверил. Он подождал, пока Фейт отойдет подальше, и тихо спросил Уокера:

– Кто звонил?

– Вторым позвонил Митчелл. Я поеду заберу пакет с рубином из Бирмы, там у меня появился новый человек. Держу пари, что первым звонил ее бывший.

– Сукин сын, – выругался Арчер.

– Возможно, он был им в его самые лучшие дни, – бросил Уокер. – Но с тех пор он превратился в самое настоящее дерьмо.

Арчер запустил руку в свои короткие волосы.

– Она нормально справляется, – сказал Уокер.

– Я предпочел бы сделать это за нее.

Уокер тоже предпочел бы это, но поскольку он не родственник, то не сказал об этом вслух. Его симпатия к Фейт могла стать настоящим бедствием.

Выругавшись еще раз, на сей раз в последний, Арчер выкинул из головы Тони.

– Пойди в мастерскую Фейт, возьми рубины Монтегю и привези их мне, – сказал он.

Брови Уокера поднялись, но все, что он сказал, было:

– Когда?

– Вчера. Самое позднее – завтра.

– Что насчет той партии «сырых» рубинов, которые ты ждешь из Африки? Ты все еще хочешь, чтобы я оценил их?

– Проклятие. – Арчер снова запустил пятерню в волосы. – Сделай это завтра же утром. Потом отправляйся в мастерскую Фейт, Я хочу, чтобы ты был поблизости, пока я не решу проблему с охраной. – Нахмурившись, он перебирал в голове проекты Донованов. В последнее время Арчеру казалось, что, хотя он потратил много времени, подбирая охрану, у него все еще нет достаточного числа людей, на которых он мог положиться. По крайней мере доверить сестру. – Мне пришла в голову мысль отправить тебя с ней в Саванну. Ты тот человек, кому я мог бы ее доверить.

– Это из-за Тони? – спросил Уокер, растягивая слова. – Он тебя еще беспокоит?

– Кайл. У него до сих пор дурное предчувствие насчет этих рубинов Монтегю.

– И насколько плохое?

– Слишком плохое. И становится все хуже.

Уокер тихо присвистнул. У Кайла уже было предубеждение против недавней поездки Уокера в Афганистан. Но Уокер тем не менее поехал. Правда, едва не умер там.

Глава 4

– Миллион баксов за тринадцать рубинов? – Черные брови Уокера скептически поднялись. Он слегка подбросил трость. На самом деле она ему была не нужна, но старомодная деревянная палочка вселяла в людей уверенность, что перед ними человек, который совершенно им не опасен. – Мне нужно увидеть рубины прежде, чем я выпишу чек.

– Тебе ничего не надо подписывать, – коротко сказала Фейт. Потом она посмотрела на верстак, за которым сидела, словно давая понять Уокеру, что он отвлекает ее. – Это не имеет никакого отношения к тебе или к моим братьям.

Уокер не отрываясь следил за каждым ее движением. Толстый грубый деревянный верстак Ц-образной формы хранил на себе зарубки от долота, кое-где были следы огня – все это вполне обычно для рабочего места ювелира. Плоскогубцы любых размеров и форм, надфили размером с крысиные хвостики, паяльник, шильца, зажимы, полировочный круг, миниатюрная наковальня, молоток, обтянутый кожей, и другие инструменты, назначение которых понять было трудно, лежали на первый взгляд в совершеннейшем беспорядке. Но Уокер понимал, что все здесь на своих местах. У Фейт все было под рукой.

С едва скрываемым раздражением, стараясь не обращать внимания на пристальные взгляды Уокера, Фейт взяла эскиз ювелирного гарнитура, над которым работала: ожерелье, браслет, серьги, брошь и кольцо. Карандашные рисунки были прижаты к столу дорогим камнем – лазуритом. Она посмотрела на него – камень был точно такого цвета, как глаза Уокера.

Эта мысль не понравилась Фейт. После случая с Тони она поклялась держаться подальше от мужчин, но все же Уокер прокрался в ее голову.

Она переключила внимание на большое, основательно зарешеченное окно своей студии, которая была одновременно и ювелирным магазином «Вечные грезы». Ее личная жизнь, может быть, и не сложилась, но она могла похвастаться своими профессиональными достижениями,

За стеклом магазина на Пайонер-сквер мелькали люди – художники, владельцы ювелирных лавок, покупатели. Был сырой день начала февраля. Последние опавшие листья уже давно лежали на земле, и их охотно слизывал зимний дождь. Туристы, даже самые выносливые из них, немцы, не рискнут приехать сюда еще несколько месяцев. Дождь с настойчивостью кошки, которая вылизывает своего грязного котенка, трудился над мытьем улиц, зданий и пешеходов.

Уокер все еще ждал внимания Фейт.

– Проклятие, – пробормотала она.

Уокер был настойчив. У него это хорошо получалось. Он давно понял, еще мальчишкой, когда охотился в соленых болотах, добывая что-нибудь к семейному столу, что терпение – дело трудное. Но Сиэтл так далеко от жаркой Южной Каролины. Уокер проделал длинный путь со времен своего детства. У Фейт инстинкт самосохранения развит гораздо хуже, чем у самой невинной добычи, на которую он когда-либо охотился. Уокер знал, как высока цена такой беспечности.

6
{"b":"18145","o":1}