ЛитМир - Электронная Библиотека

– И здесь лед бы не помешал, – сказала она.

– Выпить, – сказал Дэвис.

– Воды, – спокойно ответил Уокер. – Если вы удержите ее в желудке, мы добавим туда чего-нибудь покрепче.

К тому времени когда они закончили приводить в порядок Дэвиса, он выпил стакан воды и двойной бурбон. Фейт взбила ему подушку, а Мел укрыла ярким афганским покрывалом. Уокер и Джефф вышли из библиотеки, чтобы женщины не могли их подслушать.

– Я думаю, его надо отвезти в больницу на рентген, – сказал Джефф с печальным лицом. Уокер пожал плечами:

– Рентген не покажет повреждений мягких тканей.

– Что с его коленом?

– Вывих, но перелома нет.

– Ты уверен?

– Он не мог бы идти. Его били профессионалы.

Джефф уставился на Уокера:

– О чем ты говоришь?

– В сейфе не было рубинов.

Глаза Джеффа сузились.

– Что это значит?

Уокеру хотелось выругаться. Он думал, что Джефф не станет играть с ним в эти игры.

– Это значит, что, кто бы ни ограбил сейф, он был разочарован. Рубинового ожерелья там не было. Того, что там было, бандитам не хватит. Они вернутся.

– Ума у тебя, похоже, не больше, чем у Тиги, – накинулся на Уокера Джефф.

– Послушай, мальчик, твой отец сейчас в опасности.

Глаза Джеффа расширились. Он потер их, будто хотел убедиться, что это все не сон.

– Нет.

– Если бы он кувыркнулся с лестницы на цемент, он поранил бы при падении руки. Но они у него в полном порядке. Его обработал профессионал. Дэвис отказывается от госпитализации, потому что знает, что любой врач скажет, что это побои.

Джефф на секунду закрыл глаза.

– Хорошо. Я поговорю с ним.

– Мы с ним поговорим.

– Нет. Это никого из вас не… – Джефф прервался на полуслове. – В этом нет необходимости. Это проблема касается только семьи Монтегю.

– Не только. До того как страховка Монтегю на рубиновое ожерелье начинает действовать, это еще и проблема Донованов.

– Но…

– Возражений быть не может, – холодно бросил Уокер. – Магазин Фейт в Сиэтле, как и сейф на выставке в Саванне, был ограблен. На Фейт совершено нападение. Она потеряла три своих работы, когда ограбили твой сейф. В общем, мое терпение лопнуло. С меня хватит этого доморощенного южного цирка. Или я получаю интересующие меня ответы, или я передаю твоего отца людям, которые понравятся ему не больше тех, кто над ним сегодня поработал.

Впервые Джефф увидел истинное лицо Уокера.

– Кто ты?

Уокер не был настроен долго объяснять, что к чему, и коротко сказал:

– Телохранитель Фейт.

Джефф чуть не поперхнулся.

– Я думал, что ты ее любовник.

– Хорошо, что ты так думал.

– Что я слышу? – сказала Фейт. Она стояла в дверях кухни.

– Я объясню тебе все позже, – процедил сквозь зубы Уокер.

– Хорошо. Возле дома стоит женщина, которая хочет тебя видеть.

– Меня? – изумился Уокер.

– Тебя. Похоже, она спала где-то одетая. На груди у нее отливающий солнцем значок.

Уокер едва смог скрыть злость. Он надеялся, что ФБР еще сидит в болоте.

– Она спросила тебя по имени, – продолжала Фейт, потешаясь над выражением лица Уокера. – Говорит, что ты ее знаешь.

( Это по крайней мере не Эйприл Джой, – пробормотал Уокер, шагая за Фейт.

– Откуда ты знаешь Эйприл Джой? – поинтересовалась Фейт. – И зачем бы ты ей понадобился?

Уокер не ответил.

У Фейт возникло чувство, что это один из множества вопросов, к которым она захочет вернуться.

Синди Пил потребовалось не больше десяти секунд, чтобы согласиться с заключением Уокера: ушибы Дэвиса Монтегю не результат случайного падения с лестницы. Его избили.

– Кто это с вами сделал, мистер Монтегю? – спросила Пил. Дэвис угрюмо посмотрел на нее и ответил:

– Я упал.

– Они вернутся, – сказала Пил. – В следующий раз все может быть серьезнее. Вы же не хотите провести остаток жизни в инвалидном кресле? Если они не убьют вас.

Она подошла поближе, чтобы старик разглядел ее лицо. Никогда еще дело не было так тесно вязано с ее собственной карьерой. Эйприл Джой хотела заполучить этот рубин. Любой ценой.

Дэвис закрыл глаза, чтобы никого не видеть.

Пил посмотрела на присутствующих в комнате.

– У него есть адвокат? – спросила она. Красивое лицо Джеффа вспыхнуло гневом.

– С каких это пор падение с лестницы стало преступлением?

– ФБР располагает документами, подтверждающими деловые отношения вашего отца с двумя членами банды в Атлантик-Сити, – спокойно сказала Пил.

– Что за деловые отношения?

Пил не ответила.

– Мошенничество с землей, – сказал Уокер Джеффу. – Ты хочешь кого-то арестовать? – спросил он у Пил.

– У меня есть основание, ѕ сказала она. – Но возможны варианты.

– Почему бы вам с Мел не приготовить кофе, пока я не поговорю по душам с мужчинами Монтегю?

– Мне-то это зачем? – удивилась Пил.

– Узнаешь, когда здесь появится адвокат по имени Саманта Баттерфилд.

Пил нахмурилась:

– Годится. – Она посмотрела на Фейт и спросила Уокера:

– А она не сварит кофе?

– Она будет здесь, при мне, пока я не получу кое-какие ответы.

Темные глаза Пил сузились.

– Интересно.

– Да, – сказал Уокер. – Так как насчет кофе…

– Я не варю кофе мужчинам, – сказала Пил. – Я подожду на кухне, но при условии, что Фейт Донован не выйдет из дома без моего ведома.

– Что? – спросила Фейт, – Кто вы такая, чтобы указывать, что мне делать? Не я упала с лестницы. И не у меня проблемы с бандитами.

– Вы хотите сделать заявление по этому делу? – спросила Пил, – Если вы готовы, я предоставлю вам такую возможность… в более официальном месте.

– Это официальное предложение или вы только… ѕ начала Фейт.

– Давайте сначала попробуем сотрудничать, – сказал Уокер, положив руку на плечо Фейт. Он взглянул на Пил:

– Тебе лучше объяснить причину. И почетче.

Пил пожала плечами:

– Я свяжусь с моим руководством. Это в их ведении.

– Пошли, – сказала Пил Мел. Мел посмотрела на Джеффа.

– Иди, любимая. Тебе незачем здесь оставаться, незачем расстраиваться. – Он улыбнулся и поцеловал ее в щеку. – Это всего лишь недоразумение.

Мел погладила свой живот, будто заверяя младенца, что все будет хорошо. Она улыбнулась всем и поцеловала своего жениха.

– Скажите, когда подать кофе.

Как только Мел и федеральный агент вышли из библиотеки, Уокер положил руки на плечи Фейт и посмотрел на нее взглядом, в котором было все: и сожаление, и гнев, и голод.

– Я хочу, чтобы ты ничего не слышала, – сказал он. – Тогда тебя не будут вызывать в качестве свидетеля.

– Что происходит? – требовательно спросила она.

– Чем меньше знаешь, сладкая моя, тем меньше вероятность того, что тебе придется разговаривать с обладателями нагрудных значков.

– Забудь слова «сладкая» и «дорогая», – сказала Фейт надтреснутым голосом. – Теперь я знаю, почему ты был близок со мной. Ты получишь за это премию.

Уокер чуть не взорвался. Он знал еще до того, как прикоснуться к Фейт, что не должен быть ее любовником.

– Фейт…

– Если я узнаю, что происходит, – сказала она, опережая его, – возможно, мне больше не понадобится телохранитель.

Уокер сосчитал до десяти, до двадцати, до сорока.

– Оставайся, – нейтральным тоном сказал он. Отвернувшись от Фейт, Уокер посмотрел на отца и сына Монтегю. Он не мог скрыть свое настроение. Джефф отступил на шаг.

– Так вот, мальчик, – тихо сказал Уокер. – У тебя появилась возможность уладить неприятности, в которые вы с отцом попали.

Глава 30

Уокер закрыл тяжелую дверь библиотеки. – Начнем с того, что полегче, – сказал Уокер. ѕ Кто из вас, парни, ограбил магазин Фейт в Сиэтле?

Оба Монтегю посмотрели на него так, будто у него было две головы вместо одной.

– О каком грабеже речь? – наконец спросил Джефф, Уокер посмотрел на Дэвиса.

Старший Монтегю покачал головой и потянулся к графину с бурбоном.

60
{"b":"18145","o":1}