ЛитМир - Электронная Библиотека

Краешком глаза Шелли лениво следила за Кейном и Билли, резвящимися в бассейне. Поочередно они ныряли в его прозрачную, светлую глубину, оставляя за собой серебристые следы всплывающих и пенящихся струй вдздуха. Каждый раз, когда Билли выныривал, на поверхность, он с шумом взмахивал руками, стараясь окатить водой своего дядю; А потом, оглушительно хохоча, снова нырял, скрываясь и ускользая от него под водой — от этого сильного и ловкого человека, которому, казалось, было не так-то просто поймать своего хитрого и изворотливого племянника. Несколько раз тот выскользнул у него прямо из рук.

Конечно, Шелли прекрасно понимала, что захоти Кейн этого — и он смог бы поймать Билли в любой момент. Однако, по-видимому, ему и самому было приятно делать вид, что его может обставить мальчишка подросток, так искренне и живо этому радующийся…

Незаметно для себя самой, разморенная на жарком солнце, Шелли закрыла глаза. Улыбаясь, слыша веселый смех и визги Билли, она теперь шелушила фасоль на ощупь — доставала зеленые стручки из тарелки, разламывала их и кидала зерна в одну сторону, а очистки в другую.

Через какое-то время она почувствовала, как кто-то опускается к ней на шезлонг. Этого кого-то явно заинтересовала тарелка со стручками, стоящая сейчас на животе Шелли.

— Толкуша, чего тебе? — спросила Шелли, не открывая глаз.

Конечно, это была кошка. Пушистая лапа коснулась живота Шелли — Толкуше явно хотелось поиграть.

Вздохнув и так и не открывая глаз, Шелли на ощупь поискала в тарелке как можно более изогнутый стручок играть с обыкновенными Толкуше было неинтересно.

Кошка нетерпеливо потерлась головой о локоть Шелли, словно прося ее выбрать для нее игрушку побыстрее.

— Подожди, коша, я же ищу, ты видишь… Надо уметь быть терпеливой… А, ну вот, наконец нашла.

Шелли вытащила из тарелки стручок, по форме напоминавший небольшую подкову, и протянула его кошке. Толкуша быстро скинула его лапой на землю, спрыгнула и начала подкидывать в разные стороны, словно маленькую мышку.

Так и не открывая глаз, Шелли улыбнулась, прекрасно представляя себе каждое движение кошки. Хотя ее Толкуша была уже довольно взрослым зверем, она обожала играть, словно маленький котенок. А бобовые и фасолевые стручки почему-то так и оставались самыми дюбимыми из ее игрушек.

Но вот она почувствовала, что кто-то снова лезет к ней на шезлонг. Тарелка со стручками на ее животе тихонько качнулась. Но открывать глаза разморенной, томной Шелли было ужасно лень.

— Это снова ты? Что так скоро? Неужели утопила стручок в бассейне?

Тарелка со стручками снова закачалась — на этот раз уже сильнее.

— Толкуша! Смотри не рассыпь мне все тут!

— Это не Толкуша, — неожиданно раздался голос прямо у нее над ухом. — Это Сквиззи.

Шелли быстро раскрыла глаза.

В тот же миг сильные влажные руки Кейна обняли ее и подняли вверх. Металлическая тарелка со стручками свалилась с шезлонга с негромким, но отчетливым звуком.

Но Шелли едва ли обратила на это внимание. Прижавшись к груди Кейна, она чувствовала лишь удивительное тепло его тела, хотя по нему и стекали струйки прохладной воды. В прозрачных капельках на его коже отражались солнечные лучи, а густые волосы на груди, влажные от воды, казались еще темнее. «Интересно, эти капельки на вкус холодные? А может, сладкие или соленые?» — подумала она.

И в следующее мгновение она медленно повернула голову и слизнула крохотную капельку с его груди. И тут же почувствовала, как напряглось все его тело.

— Господи, — прошептал Кейн, — ничего мне в жизни не нужно, только пусть бы мы остались сейчас одни…

— Прости меня, — спохватилась Щелли. — Я как-то совершенно не подумала, что я делаю, я ведь почти задремала…

— Я знаю, что ты это сделала не специально. Но именно поэтому-то и вышло так дьявольски сексуально.

Удивленная, Шелли посмотрела прямо на него — его лицо было сейчас всего в нескольких дюймах от ее глаз. Сейчас, под открытым небом, его глаза казались голубоватого оттенка — серебристые, они, как обычно, словно чуть меняли цвет при каждом движении его головы.

Вот — почти голубые, а уже через какое-то мгновение — серебристые, а еще немного спустя — почти прозрачные… А вот уже они снова потемнели, становясь стального, серого цвета — зрачки расширились, одновременно гипнотизируя и маня Шелли.

— Ты знаешь, глаза у тебя такие же удивительные и прекрасные, как и губы, — просто и искренне сказала ему Шелли.

И только сказав, поняла, что еще раз поступила, совершенно не подумав. Она зажмурилась.

— Прости, — пробормотала она. — Но когда ты рядом, я просто не владею своими эмоциями.

— Думаю, нам обоим не помешает холодная ванна, — тихо ответил он ей.

— Но в моем бассейне не так уж и холодно, скорее даже наоборот…

— Как бы там ни было, а вода все равно холоднее наших тел сейчас, и твоего, и моего.

Кейн сделал несколько огромных, длинных шагов — и вот он уже стоит, держа Шелли на руках, на краю бассейна. Еще один шаг — и они стоят под струями искусственного водопада, прохладными и светлыми. Шелли крепко прижалась к его груди.

Когда откуда-то со стороны послышался громкий плеск — это в очередной раз нырнул Билли, — Кейн быстро, страстно прикоснулся своими губами к губам Шелли. И вот уже он подпрыгнул, отталкиваясь от каменных плит — и… Вода бассейна встретила Шелли удивительной прохладой и свежестью.

Когда оба они снова показались над поверхностью воды, первое, что увидела Шелли, было озабоченное, взволнованное лицо Билли, склонившегося над бассейном и глядящего прямо на нее.

— Я кричал ему, чтобы он не мочил твои волосы! — Мальчик казался ужасно расстроенным. — Пожалуйста, прошу тебя, не сердись?

Выражение его лица говорило гораздо больше, чем просто слова. Он и впрямь боялся, что весь день теперь будет испорчен.

Сначала Шелли не поняла, почему он просит ее пе сердиться. Но потом сообразила, что, наверное, Джо-Линн, окажись она сейчас на ее месте, непременно пришла бы в ярость, если бы на ее тщательно завитые и аккуратно зафиксированные лаком волосы попало хоть несколько капель воды — вся ее драгоценная прическа была бы непоправимо испорчена…

«Вот глупая женщина, — подумала Шелли. — Неужели она не понимает, что самое дорогое на свете — это радостный детский смех?»

Она улыбнулась Билли, смахнула со лба прилипшие мокрые пряди волос и медленно, лениво поплыла к бортику бассейна.

— Ну что ты, я вовсе не собираюсь сердиться, — успокоила она мальчика.

Подплыв поближе, она схватила Билли за запястье и потянула его к себе, прямо в воду. Плюхнувшись в бассейн, он уже через мгновение показался на поверхности, захлебываясь радостным смехом.

И началась быстрая веселая игра в салки-пятнашки втроем. Крики, смех, брызги — все это, разумеется, не могло не привлечь внимания Толкуши. Она быстро ходила по краям бассейна, перебираясь с одной стороны на другую, следя за разыгравшимся действием и смешно мотая головой из стороны в сторону, когда на нее попадали водяные брызги.

Когда все трое уже вдоволь набегались и наплавались, Билли предложил поиграть в жмурки — более спокойную игру. Он даже согласился водить.

Когда он закрыл глаза, Шелли и Кейн потихоньку отошли от него на какое-то расстояние, а затем Кейн «нечаянно» ударил рукой по воде, поднимая тем самым сильные брызги и шум. Мальчик быстро повернулся и схватил дядю за руку.

— Теперь ты водишь! — закричал он.

После нескольких минут непрерывных брызг и движений Кейн схватил хохочущего Билли. «Но уже скоро ему удалось поймать беспрестанно смеющуюся Шелли. Так они и водили по очереди до тех пор, пока Билли все это не начало надоедать. Тогда Кейн позволил ему в очередной раз поймать себя и что-то прошептал на ухо. Теперь была его очередь водить.

Закрыв глаза, Кейн медленно сосчитал до десяти и начал охотиться за своими жертвами. Щурясь от слишком яркого солнца, Шелли следила за ним. Широко расставив руки — почти во всю ширину бассейна, — он медленно шел в ее сторону.

38
{"b":"18146","o":1}