ЛитМир - Электронная Библиотека

«Иногда, — подумала она с иронией, — женщины явно имеют преимущество над мужчинами…»

Высушив свой стакан одним залпом, Билли посмотрел на Шелли..

— А у тебя в кухне классно пахнет лимонами, — сказал он.

— Ты случайно не обратил внимания, сколько там было времени? — поинтересовалась она.

— Половина шестого, — ответил он. — Там как раз зазвенел таймер, в духовке или на плите.

— Господи, картошка!

И, в одно мгновение вскочив на ноги, Шелли бросилась в дом.

Кейн громко расхохотался, но смех застрял у него в горле, когда он увидел убегающую в дом Шелли — длинноногую, тонкую, быструю… Ее бордовый купальник удивительно шел ей, подчеркивая каждый изгиб, каждую линию ее прекрасного тела, на котором все еще поблескивали капли воды… Тела, вдохновленного страстным влечением, которое, как показалось Кейну пройдет еще так нескоро…

Только через несколько минут он почувствовал себя достаточно охлажденным для того, чтобы вылезти из бассейна. Он обернул полотенце вокруг бедер, собрал пустые стаканы и пошел к дому, оставляя на теплых, почти горячих от солнца каменных плитах влажные следы босых ног.

— А ты пока займись фасолью, — обратился он к своему племяннику. — А потом тебе не помешает поучиться накрывать на стол. Не будут же всю жизнь за тобой горничная да прислуга ухаживать.

— Ой-ой-ой, дядя Кейн, — жалобно промычал Билли.

— Ой-ой-ой, племянничек Билли, — передразнил его интонации Кейн.

С мрачным видом мальчик опустился, на корточки и начал собирать рассыпавшуюся фасоль.

К нему сбоку незаметно подкралась Толкуша, внимательно следя за каждым его движением.

Кейн понял, что случится через несколько минут, и хотел было предупредить своего племянника, но потом пожал плечами и предоставил всему идти своим ходом.

Как раз в тот момент, когда он открывал дверь ни кухню, Билли издал истошный вопль.

Шелли подняла глаза от картошки, которую она все-таки успела спасти, и спросила:

— Господи, что это, а? Кого-нибудь режут?

— Толкуша шалит, — пояснил Кейн.

— Хорошо хоть не Сквиззи, — ответила она. Стоя позади нее, Кейн обнял ее за талию. Шелли почувствовала, как напряглись мышцы его сильных рук.

— Давай вместо Сквиззи буду я, — прошептал он. От волнения Шелли едва могла дышать — все, что ей удалось сделать, так это тихонько кивнуть в знак согласия.

— Помочь тебе чем-нибудь? — снова обратился к ней Кейн.

Шелли окинула его заинтересованным взглядом и удивленно подняла брови. В ответ он улыбнулся.

— Ну, я имею в виду сугубо те занятия, которыми не стыдно заниматься на публике, — поправился он.

— Как насчет того, чтобы потолочь картошку? — предложила она.

— По правде говоря, ужасно, — признался он. — Брызги будут во все стороны… Шелли поморщилась:

— Жаль все-таки, что я тебя не утопила в тот момент, когда у меня была такая возможность…

— Утопить? Меня? Что это еще за возможность?.. Чуть взъерошив волосы Шелли, Кейн коснулся губами ее шеи. Картофелемялка выскользнула у нее из рук и с металлическим звуком ударилась о стол. К счастью, Кейн успел поймать ее до того, как она упала на пол.

— Тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты можешь здорово смущать людей? — поинтересовалась Шелли.

— Конечно, — ответил он. — Вот, например, ты сейчас сказала. Я что, действительно смущаю тебя, ласка?

— Представь себе, да!

— Ну и прекрасно. Тогда мы. квиты А то ты, черт знает что делаешь со мной…

С этими словами он поднял Шелли на руки, покружил и опустил на землю. Потом, взяв в руки картофелемялку, он быстро, несколькими сильными движениями размял основную массу дымящегося картофеля.

Привстав на цыпочки, Шелли пыталась заглянуть ему через плечо, чтобы убедиться, что картофель и впрямь не разлетается во все стороны.

— Да, теперь я понимаю, как жили женщины до тех пор, пока не были изобретены электрические миксеры, — заявила она.

Ремингтон искоса посмотрел на нее. Шелли влила в картофельную массу подогретое молоко и растопленное масло. Когда Кейн снова согнул руку, чтобы продолжить мять картофель, Шелли наклонилась и легонько укусила его за локоть. Кейн так и замер на месте.

— Шелли… — только и произнес он предостерегающим голосом.

В это время дверь в кухню распахнулась, и на пороге появился Билли, несущий в руках тарелку с лущеной фасолью. Войдя, он прикрыл за собой дверь.

— Повезло тебе, — тяжело дыша, обратился к Шелли Кейн.

— Повезло? — Она улыбнулась. — Ну что ты, это был просто-напросто точный и верный расчет.

И она быстро отошла от Кейна — до этого она находилась от него всего в нескольких дюймах!

— Какой расчет? — поинтересовался любопытный Билли.

— Ты лучше смотри за кошкой! — ответила ему Шелли.

Билли опустил глаза и, сделав несколько шагов, приоткрыл дверь, впуская Толкушу. Шелли успела взять у него тарелку с фасолью до того, как мальчик чуть не рассыпал ее по полу в очередной раз.

— Так какой же расчет? — снова спросил он.

— Это мы о том, как лучше приготовить картошку, Билли, не обращай внимания.

— Настоящую картошку? Не из пакетиков? — В его голосе послышались одновременно надежда и недоверие.

— В той степени настоящая, в какой мне удастся ее приготовить, — последовал ответ Кейна.

Подтверждением его слов послужили глухие ритмические звуки, производимые картофелемялкой.

— Вот это класс! — заявил Билли. — А то мне уже так надоело пюре из пакетов, все время одно и то же…

— Еще бы, — покачала головой Шелли. — Самый настоящий клейстер…

— Что? — удивился Билли.

— Ну, то есть клей для обоев, — пояснил Кейн.

— Или папье-маше, — усмехнулась Шелли. — М-да, — только и смог ответить ей Кейн.

Билли молча переводил взгляд с Шелли на Кейна и наоборот, словно наблюдал за теннисным матчем с двумя партнерами, перекидывающимися мячиками. Потом он усмехнулся.

— Ты ведь, по-моему, тоже не очень-то любишь картошку из пакетов, — обратился он к Кейну.

— Ну почему же, она бывает и не совсем уж гадкой… Особенно когда ты находишься в дикой, безлюдной местности…

— А за плечами у тебя уже около пятидесяти миль, — вставила Шелли.

— И ты ничего не ел… — продолжал Кейн.

— В течение пяти суток, — предположила Шелли.

— А кроме этого пакета, у тебя больше нет вообще ничего… — снова послышался голос Кейна.

— И людей вокруг нет в радиусе ста миль… — Это опять Шелли.

— И у тебя сломана нога, — вздохнул Кейн.

— И тебе просто необходимо сделать гипс торжествующим видом подхватила Шелли.

Билли ждал очередной реплики Кейна, однако тот хохотал и не смог продолжать затянувшийся диалог.

Шелли улыбнулась и занялась фасолью.

Изящная, грациозная Толкуша почти бесшумно опустилась на пол рядом с хозяйкой. Кошка внимательно следила за быстрыми движениями рук Шелли.

— А я смотрю, она любит фасоль, — прокомметировал Билли.

— Неужели? — сухо спросила его Шелли. — Это ты догадался?

— Она ткнулась своим холодным носом прямо мне в яй…

— Билли! — предостерегающе прервал его Кейн.

— Ну то есть толкнула меня сзади.

— Давай-ка помоги накрывать на стол, — сказал Кейн племяннику.

— Слушаюсь, сэр!

Кейн протянул картофель Шелли.

— Во сколько у нас сегодня обед?

— Как только фасоль будет готова…

— Я успею за это время позвонить — послушать, что у меня там на автоответчике?

— Все еще беспокоишься за эту Лулу?

— Ну, пока в виски содержится алкоголь, я просто вынужден буду за нее беспокоиться…

— Телефон там, в соседней комнате, за дверью.

— Спасибо.

И пока Билли накрывал на стол, Кейн набирал номер своей квартиры. Через минуту Шелли услышала, как он ругается. Он бросил трубку и снова стал кому-то звонить. Так он говорил с кем-то в течение нескольких минут, но Шелли не разобрала о чем. Она слышала только его голос.

Кейн был в ярости.

Шелли задумалась о том, что же могло случиться в Юконе за время отсутствия Кейна, насколько это серьезно и когда ему придется уехать из Лос-Анджелеса, чтобы навести там порядок.

40
{"b":"18146","o":1}