ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, положим, если бы ты сильно жаждала с ним повидаться, то не отсутствовала бы неизвестно где так долго, а? — спросил Кейн.

— Неужели ревнуешь? — Джо-Линн хитро улыбнулась, глядя на Кейна с нескрываемым вызовом.

— Ревную? Уж не тебя ли? К кому?

— Меня, меня, сам ведь знаешь, к кому…

— Сам знаю? Я знаю только одно: то, что ты выделывала с Дейвом в постели все время, пока с ним жила, едва ли сравнимо с тем, как ты дурила ему голову.

Еще до того как Кейн договорил, Джо-Линн уже чуть ли не бегом бросилась к своей машине. Ее тонкие высокие каблуки звонко стучали по каменному тротуару.

Молча Кейн наблюдал, как она удаляется. Глаза его все еще были стального цвета — холодные и безжалостные. Потом он обнял Шелли за плечи, прижал к себе и нежно провел пальцами по ее обнаженным рукам.

— Прости меня, ласка, если я был слишком груб. У этой змеи ядовитый язык, и я не хочу, чтобы ты и Билли страдали от того, что я не ложусь к ней в постель, а она от этого бесится.

— Но она… она и в самом деле хочет тебя. — Шелли вздрогнула, почувствовав прикосновение Кейна и тепло его дыхания.

— Ты не знаешь Джо-Линн. Она хочет всех, кто отказывается ей принадлежать. Дейв любил ее так сильно, что любая другая женщина могла бы об этом только мечтать. А она едва не убила его.

— Господи, как же все это грустно, — прошептала Шелли. — Чертовски грустно.

— Ты только не жалей эту стерву. Она использует твою жалость к ней как оружие против тебя. Более того, она исключительно жестока именно к тем, кто милосерден к ней.

— Господи, но как же твой брат… Как же Дейв мог оставить Билли с такой женщиной?

— У него просто не было другого выхода. Я в то время приехать никак не мог. Да и взять Билли с собой во Францию Дейву было нельзя — мальчик и так в школе числится в отстающих. Он, бедолага, ужасно страдал, когда родители разводились. А потом, на суде, Джо-Линн таким жалобным голосом умоляла, чтобы ей. оставили сына хотя бы на несколько недель — «Ах, пожалуйста, я умоляю вас, пожалуйста», — и при этом не забывала строить глазки судье…

— Но зачем ей понадобился Билли? Она ведь не слишком-то много времени с ним проводит… Да и внимания ему почти не уделяет.

— Это очень просто. Она хочет иметь возможность влиять на Дейва. Вот и делает это с помощью Билли.

— Но зачем? Если она его не любит…

— Ты совсем другая, Шелли, тебе это будет слож-но понять. Видишь ли, эта женщина хочет всего того что ей не принадлежит. Хочет до тех пор, пока не заполучит. А потом теряет к этому всякий интересуй увлекается очередной игрушкой.

Медленно, задумчиво Шелли покачала головой, думая о Билли.

— И теперь, когда мой брат не с ней, — продолжал Кейн, — она снова захотела его, вот и использует все и всех, чтобы иметь возможность хоть как-то на него влиять.

— Использовать все и всех? И даже собственного сына?!

— Его-то как раз в первую очередь.

— И его отец ничего не может с этим поделать?

— Видишь ли, по-моему, Дейв еще не вполне понимает, что происходит. А потом, он был так счастлив, когда Джо-Линн наконец-то проявила хоть какой-то интерес к собственному сыну… Он никогда не был особенно сообразительным, когда речь шла о Джо-Линн.

— А что, если… — Шелли внезапно замолчала. Позади нее раздался голос Билли — мальчик беседовал с Толкушей. Кейн крепко обнял Шелли и быстро отпустил — Билли уже подошел к ним.

— А где мама?

— Она решила подождать тебя в машине, — ответил мальчику Кейн абсолютно спокойным голосуя.

Билли бросил на него взгляд исподлобья — такой недетский, всепонимающий, но не стал больше задавать никаких вопросов о своей матери. Он поднял рюкзачок, из которого торчал учебник математики, и повернулся к Шелли.

— А Сквиззи был дико голодным. Но вел себя хорошо. Теперь он несколько дней будет только спать. — Он посмотрел на нее с благодарностью. — Да, и еще… Это было так здорово, все эти дни. Спасибо. Спасибо за все.

Шелли протянула ему руки. Кинув на пол рюкзачок, мальчик бросился к ней, крепко обнял и улыбнулся.

В это время снаружи раздался гудок автомобиля.

Щелли подала ему рюкзачок.

— Твоя мама сказала, что она торопится, и просила тебя тоже поспешить. До скорой встречи, Билли! И если будут какие-то проблемы с уроками — тут же звони мне. Обещаешь?

— Обещаю… Еще раз спасибо за все.

— Да не, за что. Билли. Мне тоже было хорошо с тобой.

Он поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза, пытаясь понять, правду, ли говорит Шелли или это, простая вежливость. Затем радостно улыбнулся и кивнул ей.

Автомобиль прогудел еще несколько раз. Билли повернулся и медленно побрел к ярко-алой машине своей матери.

— Билли! — позвал его Кейн.

— Что, дядя? — обернулся мальчик.

— Если твоя мать… В общем, если тебе что-то будет, нужно, если будут какие-то проблемы — любые проблемы, слышишь? — звони мне.

Билли кивнул. Он понял, что имел в виду, но не решался сказать вслух его дядя.

— Спасибо, дядя Кейн. Только не думаю, что она на меня сильно разозлилась. Но даже если и разозлилась, то это скоро пройдет…

— Про нее ничего нельзя сказать наверняка, — ответил Кейн.

Но говорил он очень тихо, так что племянник вряд ли мог расслышать.

Когда автомобиль наконец-то тронулся с места, недовольно скрипнув тормозами на прощание, Кейн обнял Шелли за плечи. Они вместе вошли в дом.

Когда за ними захлопнулась входная дверь, Шелли вдруг осознала, что осталась наедине с Кейном.

По-настоящему наедине.

Глава 13

Шелли с нескрываемой тревогой посмотрела на Кейна. Он же как ни в чем не бывало поднял свои чемоданы, ранее оставленные им в гостиной, и стал спускаться по лестнице. Шелли не отрываясь следила за ним, и в глазах ее читались недоумение и легкая грусть.

«Он что, именно это имел в виду, когда сказал мне на прощание в прошлый раз, что вернется и мы снова будем вместе? Он что, собирается вот так вот просто взять и переехать ко мне жить?»

В этот момент Кейн остановился и, обернувшись, посмотрел на Шелли. Выражение его лица было совершенно нейтральным — он словно вежливо и молча ждал, пока ему покажут, куда идти.

А Шелли просто смотрела на него, не зная, что и сказать.

Кейн увидел страх и непонимание, мелькнувшие в ее взгляде. Это только позабавило его. Если бы он не был таким уставшим и раздраженным, он бы просто громко рассмеялся.

Может быть.

А потом молча двинулся бы дальше.

Ремингтон снова повернулся и, так и не сказав ни слова снова стал спускаться по лестнице — быстро и бесшумно.

— Куда ты направляешься, могу я. узнать? — не выдержала наконец Шелли.

— В ванную. Хочу принять душ, — последовал спокойный ответ.

— Что, прямо сейчас? Здесь?

— Да, прямо сейчас и прямо здесь. — Кейн был совершенно невозмутим.

— Да, но…

— Ты что, разве не в курсе? — Он снова обернулся и посмотрел на Шелли, — Эти идиоты подрядчики разломали мне в доме всю сантехнику. Ни воды, ни…

— Да, это я велела им… — прервала его Шелли, но Кейн, казалось, и не слушал ее.

— Так что ни ванная, ни туалет не будут работать еще по меньшей мере неделю. А я, понимаешь ли, не могу столько времени ходить грязным.

Слишком поздно вспомнила Шелли его слова относительно предстоящего ремонта и переделки квартиры:

«Единственное, чего я прошу, — так это чтобы ремонт устраивали, пока меня не будет. И ни в коем случае не при мне…»

— О Господи! — вырвалось у нее. — Господи, ну конечно, это моя ошибка! Прости меня, ради Бога!

— Не стоит, не стоит. — На сей раз Кейна не так-то просто было вывести из себя. — Это ведь в конце концов не ты сантехнику разломала, а подрядчики…

Он бросил два огромных чемодана прямо посреди спальни: Не обращая никакого внимания на изумленную Шелли, Кейн начал обустраиваться. Он явно входил во вкус — ему это нравилось. Широко зевнув и потянувшись, он сбросил с себя огромные пыльные ботинки. За ними последовали носки. Еще до того как они приземлились на полу рядом с ботинками, Кейн быстрыми, проворными движениями рук уже вытаскивал из джинсов заправленную в них походную рубашку цвета хаки. Потомне торопясь стал расстегивать пуговицы на груди.

47
{"b":"18146","o":1}