ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неизвестно почему, у Бича возникло подозрение, что Шеннон говорит не правду.

«Может быть, она не хочет, чтобы люди знали, как часто уходит Молчаливый Джон… И на какой срок».

И вдруг Бича осенила мысль: муж Шеннон отсутствовал дольше, чем пес живет на свете. У Красавчика просто не было возможности увидеть мужчину.

* * *

Боже милостивый!

Шеннон пока удавалось уберечься от золотоискателей и всевозможных авантюристов. Но ей не следует рассчитывать на то, что Калпепперы навсегда оставят ее в покое.

«Прежде чем я снова отправлюсь бродить по свету, мне нужно еще как следует поговорить с этими ребятами… Раскрыть им глаза на то, что им не хватает христианской добродетели и хороших манер».

Рассеянно вытерев руки, Бич направился к двери.

— Подождите, — предостерегающим жестом остановила его Шеннон. Бич посмотрел на нее сквозь полуприкрытые веки.

— Передумали? — спросил он.

— О чем вы?

Говоря это, она взяла из рук влажную тряпку, служившую полотенцем, и промокнула ему усы.

— Вот так, — проговорила она, глядя на его губы. — Теперь вам не покажется, что бисквиты пахнут мылом.

После этого Шеннон глянула Бичу в глаза — и замерла. Серые и ясные возле зрачков, они темнели по краям. А зрачки излучали голубые и зеленые искорки… Затем вдруг подернулись прозрачной дымкой.

Бич смотрел на рот Шеннон так долго и пристально, что она вдруг почувствовала слабость в ногах.

— У вас осталась мыльная пена, — неверным голосом объяснила она.

— Только в одном месте?

Шеннон кивнула.

— Вы уверены, что больше нигде пены не осталось? — продолжал допытываться Бич.

Его низкий, с хрипотцой голос породил в ее теле странное, не поддающееся описанию ощущение, сходное с тем, которое она испытала, когда тайком смотрела на него из окна.

— Пены? Не осталось? — шепотом переспросила она.

— Ну да… Пены, которую нужно вытереть…

Шеннон словно обрадовалась возможности внимательно рассмотреть лицо Бича.

— Нет, пены больше нет, — не в силах скрыть разочарования, проговорила она. — Нигде.

— Ну, может, в следующий раз будет.

Улыбка, которую при этом Бич подарил Шеннон, была не менее магнетической, чем его голос. Она породила в Шеннон целую гамму странных ощущений. У нее сбилось дыхание.

— Лучше мне войти первой, — сказала Шеннон. — Иначе Красавчик может подумать что-нибудь не то.

Говорила она несколько торопливо, причиной чему мог быть ее явно учащенный пульс.

«Факт остается фактом, — подумал Бич, — каким бы мужем Молчаливый Джон ни был, он не испортил ее. В этой очаровательной леди чувствуется настоящая страсть.

И желание».

Наблюдая, как Шеннон открывала дверь хижины, Бич прилагал немалые усилия к тому, чтобы как-то скрыть собственное желание, которое рождала в нем эта женщина.

Внезапно в проеме двери блеснули белые клыки. Шеннон встала между свирепо оскаленной пастью и Бичом. Огромный пес стоял в дверях и грозно рычал.

— Нельзя! — строго сказала Шеннон. — Перестань! Бич — друг. Да, друг, Красавчик! Друг!

Постепенно губы Красавчика опустились, закрыв клыки, тем не менее рычать он не перестал.

— Все в порядке, Красавчик, — уговаривала пса Шеннон. — Это друг! Друг!

Глаза Красавчика метали искры, и было ясно, что в нем бурлит сейчас волчья кровь и что вряд ли он способен увидеть друга в каком бы то ни было мужчине.

— Неудивительно, что вы не берете Красавчика в город, — заметил Бич. — Этакий настырный и хитрющий сукин сын! Он от кого происходит?

— Я думаю, что это помесь мастиффа и волка… Сожалею, что он такой раздражительный.

— Не извиняйтесь. Я хорошо знаю подобных упрямцев, — спокойно сказал Бич. — У меня такой братец… И зять.

Шеннон с недоумением посмотрела на Бича.

— И при этом, — добавил Бич, слегка улыбнувшись, — обвиняют меня в том, что я слишком неуступчивый.

Шеннон с явным интересом взглянула на Бича. Очевидно, мысль о том, что Бич упрямый и настырный, ей не приходила в голову. Она негромко хихикнула.

Красавчик посмотрел на хозяйку так, словно заподозрил ее в том, что она сошла с ума.

Бич улыбнулся. Он открыл для себя, какое это удовольствие — зажечь веселые огоньки в сапфировых глазах Шеннон.

— Пойди ляг, Красавчик! — скомандовала Шеннон, показывая на излюбленное Красавчиком место в углу. — Пойди ляг!

Красавчик пошел. Медленно. После каждого шага он оборачивался и смотрел на Бича. И продолжал еле слышно рычать.

Несмотря на непринужденную улыбку, Бич не спускал глаз с животного, которое соединяло в себе самые агрессивные черты мастиффа и волка. Красавчик был сильным и свирепым.

Бич назвал бы Красавчика злобным, если бы на прошлой неделе ему не довелось увидеть, как пес покорно лежал на боку, пока Шеннон выдирала колючки из нежных лап и чувствительных ушей.

Пес не был злобным, просто в нем был силен собственнический инстинкт.

— А когда вы общаетесь с шаманом, пес так же волнуется?

— С Чероки?

— Да.

— Конечно, нет, — рассеянно сказала Шеннон, накладывая на тарелку бисквиты. — Он ненавидит лишь мужчин.

— А шаман что — евнух?

Лишь теперь Шеннон поняла свою оплошность и пробормотала:

— Должно быть, Чероки по причине старости по-другому пахнет. Так или иначе, он не внушает Красавчику неприязни.

— Может быть, мне попросить у него трав, чтобы изменить свой запах?

— Попросить у него трав?

— Да. У Чероки.

— Ах да, конечно. У Чероки… У него… Что ж, это мысль.

Шеннон поспешила отвернуться к печке, чтобы Бич не заметил, насколько ее позабавили слова о том, что горсть трав может якобы изменить его мужское естество и тем самым вернуть покой Красавчику.

Она поставила тарелку с бисквитами и беконом на исцарапанный, грубо сколоченный стол и жестом показала на стул.

— Садитесь.

Однако вместо того чтобы сесть самому, Бич выдвинул стул для Шеннон и замер, ожидая, когда она сядет. Она смущено посмотрела на Бича и лишь тогда вспомнила о существовании правил хорошего тона. Боже мой, все это было настолько давно, что казалось сном…

— О, благодарю вас, — пробормотала Шеннон.

Но едва она села на предложенный Бичом стул, как Красавчик поднялся на ноги и зарычал.

— Нельзя! — резко сказала Шеннон. — Лежать!

Однако Красавчик продолжал продвигаться вперед, угрожающе оскалив зубы. Бич потянулся за кнутом.

— Отойдите от моего стула! — выкрикнула Шеннон. — Быстро! Красавчику не нравится, что вы оказались между ним и мной.

В течение нескольких секунд Бич решал вопрос, не преподать ли псу урок, но пришел к выводу, что этого делать не стоит. Не исключено, что, если Красавчик дольше пообщается с Бичом, он успокоится. И тогда Бичу не надо будет учить пса, кто здесь отдает приказы и кому следует подчиняться.

«Может быть, все разрешится мирно, — подумал Бич. — Чертовски хотелось бы надеяться на это. Придется умасливать пса едой». Но Бич не поставил бы и обесценившегося доллара Конфедерации за то, что Красавчик без боя признает его превосходство. Этого не допустит живущий в нем дух волка. Глядя Красавчику в глаза, Бич спокойно и неторопливо отошел от стула Шеннон.

— Теперь ляг! — скомандовала Шеннон.

— Я или собака?

Шеннон насторожил тон Бича, и ей вспомнились его слова, сказанные несколькими минутами раньше:

«И при этом обвиняют меня в том, что я слишком неуступчивый».

Тем не менее Бич ушел в сторону, когда она попросила его об этом.

— Я очень сожалею, — огорченно сказала Шеннон. — Просто Красавчик…

— Ревнует?

— Оберегает.

— Не думаю…

Бич посмотрел в глаза Шеннон так же пристально, как только что смотрел в глаза Красавчику.

— Оберегающая собака слушает команду хозяина, — пояснил Бич. — Ревнивая собака ведет себя именно так, как Красавчик, — приходит в ярость, когда кто-то к вам приближается, не обращая внимания даже на ваши слова.

16
{"b":"18147","o":1}