ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Твои руки не чище моих, Бо, — подал реплику второй Калпеппер.

— Заткнись, Клим, — оборвал его Бо. — Иди ищи себе фифочку, а я себе уже нашел. Правда ведь, дорогуша?

Шеннон никак не прореагировала, словно Калпепперов здесь и не было.

Но Бич готов был поклясться, что девушка слышала каждое слово, произнесенное ими. Она еще больше выпрямилась, складки вокруг рта обозначились еще сильнее — то ли от страха, то ли от брезгливости.

«Хотелось бы, чтобы эти ребята имели манеры получше, — мрачно подумал Бич. — Перспектива не из приятных — схлестнуться сразу с четырьмя, когда вооружен только кнутом и молитвой».

Мэрфи еще раз попробовал кольцо на зуб, хмыкнул и сунул его в карман засаленной фланелевой рубашки.

— Похоже, твой муж полностью опустошил свой участок, если у вас осталось только золотое кольцо, — подытожил Мэрфи.

— Спроси его, — ответила Шеннон. — Если ты найдешь его раньше, чем он тебя.

Мэрфи крякнул, а Калпепперы загудели.

— Этих продуктов хватит всего на пару недель.

— Мой муж отличный стрелок, он может подстрелить любую дичь.

Сказав это, Шеннон замолчала. Калпепперы переглянулись. Недоверчиво улыбаясь, Бо сказал:

— Да, я слышал, что твой муж отличный стрелок. Но я никогда не видел, как он стреляет. Да и вообще не видел Молчаливого Джона, а ведь за два года мы исходили здесь все вдоль и поперек.

Связав слова «отличный стрелок» и «Молчаливый Джон», Бич понял, почему Шеннон решается появляться одна в городе. Молчаливый Джон имел репутацию первоклассного охотника, мужчины весьма уважительно произносили его имя и не трогали его жену, какой бы обольстительной ни была ее походка.

— Молчаливый Джон — человек малообщительный, — сказала Шеннон. — Большинство людей его никогда не видели, но все знают о нем.

Говорила она тоненьким голоском, ни разу не оглянувшись на Калпепперов. Похоже, она отлично знала, кто они и что собой представляют.

— Муки и соли, — повторила она, обращаясь к Мэрфи. — Я хотела бы получить это сразу. Мне далеко ехать.

— Еще бы, на таком старом муле, — равнодушно заметил Мэрфи. — Как только обслужу этого незнакомца и Калпепперов, займусь и твоим заказом.

— Мне не к спеху, — отозвался Бич. — Обслужи леди. Она была первой.

Мэрфи крякнул, пропуская мимо ушей слова Бича. Он посмотрел на правую ладонь Шеннон — ту самую, которую она до этого брезгливо вытирала о свои брюки, и ухмыльнулся, обнажив пожелтевшие от курения зубы.

— Ты хочешь сразу слишком много, — ворчливо произнес Мэрфи. — Я займусь тобой до наступления сумерек.

— Вы сильно разочаруете моего мужа.

— И меня тоже, — сказал Бич.

На сей раз Мэрфи не пропустил мимо ушей сказанное. Он нагнулся, вынул откуда-то снизу дробовик и небрежно положил его на поцарапанный деревянный прилавок. Дуло не было нацелено ни на кого из присутствующих, но рука Мэрфи находилась рядом со спусковым крючком.

Бич мрачно улыбнулся. Мэрфи был не первым, кто ошибочно принимал Бича за бродячего погонщика и считал, что дробовик эффективнее кнута. Такое заблуждение было на руку Бичу. Внезапность поможет ему уравнять силы.

Но в глубине души Бич все-таки надеялся, что до столкновения дело не дойдет, ведь четверо против одного — это многовато, с точки зрения осмотрительного человека.

— Все же выполни заказ леди, — спокойно сказал Бич. — Если эти ребята слишком торопятся, я пропущу их вперед.

Глаза Шеннон сверкнули, словно два сапфира, когда она взглянула на Бича.

— Благодарю вас, — сказала она.

— Не за что, мадам, — ответил Бич, галантно коснувшись края шляпы.

Однако несмотря на его галантность, Шеннон тут же отвернулась, и Бичу не удалось продолжить разговор.

Он испытал острое разочарование. Слышать голос Шеннон доставляло не меньшее удовольствие, чем любоваться ее походкой или заглядывать в глубину ее голубых глаз.

— Эй, дорогуша! — окликнул девушку Бо.

Стоявшая спиной к Калпепперам Шеннон не изменила позы.

— Очень мило, что ты показываешь мне свою аппетитную попку, — проговорил Бо. — Она, может, не слишком пышная, но, в общем, есть за что схватиться, чтобы ты не выскользнула в самый горячий момент.

Парни громко заржали, словно Бо сказал Бог весть какую остроумную вещь. Шеннон не шевельнулась.

— А Молчаливый Джон тебя таким макаром ублажает, дорогуша? — продолжал Бо. — Или этот старый козел ставит тебя лицом к стулу, сдирает эти дурацкие штаны и имеет тебя сзади?

Шеннон побледнела, но не пошевелилась и не произнесла ни звука.

Не нарушил молчания и Бич. Он лишь мысленно прикинул расстояние между Шеннон и Бо, а также между остальными Калпепперами. Двое стояли, привалившись друг к другу и слегка покачиваясь. От них несло потом и дешевым виски.

«Эти двое, пожалуй, сойдут за одного в драке, — с надеждой подумал Бич. — В любом случае я начну с других, а этих приберегу на закуску».

Мэрфи настолько медленно передвигался, подбирая заказанные Шеннон продукты, что казалось, будто он идет по грудь в воде.

— Если б зависело от меня, — разглагольствовал Бо, — я бы стянул штаны с этой кругленькой попки…

— Мэрфи! — зычным голосом перекрыл Бич слова Бо. — Ни к чему отмерять соль по зернышку. Я хочу выбраться отсюда до захода солнца.

Бо сурово посмотрел на Бича.

Бич улыбнулся. Его улыбка под пшеничного цвета усами была скорее недобрая, чем одобрительная. Но Мэрфи находился далеко, чтобы это заметить, а Калпепперы смотрели лишь на Шеннон.

— Не надо так нервничать, — сказал из угла комнаты Мэрфи. — Я двигаюсь так, как могу.

— А ты пошевеливайся. Леди торопится.

Металл в голосе Бича заставил Калпепперов повернуться и посмотреть на белокурого незнакомца.

Все оставалось по-прежнему. Чуть поодаль стоял крупный, но не грузный незнакомец с кнутом, перекинутым через правое плечо. Он чуть заметно улыбался. Ни ружья, ни револьвера у него не было. У каждого из Калпепперов был револьвер, и каждый из них мог в любой момент пустить его в ход.

— Ты бы последовал совету Мэрфи, приятель, — растягивая слова и глядя на Бича, проговорил Бо, — не горячись и не нервничай.

При этом Бо выразительно положил руку на пояс, рядом с поцарапанной деревянной рукояткой револьвера.

— Конечно, ростом ты сойдешь за двоих, — сказал Клим, — но нас четверо. Мы не такие уж маленькие, да и пушки у нас имеются.

— Это я вижу, — согласился Бич.

И больше ничего не добавил.

Калпепперы снова заговорили между собой. Очевидно, они решили, что незнакомец изрядно напуган, и принялись опять дразнить Шеннон.

— Почему бы тебе не повернуться к нам? — возобновил заигрывания Бо. — Титечки у тебя такие же красивые, как и попка?

— Ага, — подхватил Клим. — Мы тут всю зиму думали, как ты выглядишь голенькая, если с тебя содрать все эти мужские шмотки. Интересно, сосочки у тебя темные, как у старушки Бетси, или красненькие, словно вишенки, как у Клементины?

— Клементина красит свои, — проговорил один из Калпепперов. — Да она и кое-что пониже красит.

— Ну ты даешь, Дарси! — сказал Клим. — Я никогда не кусал ей сосочки и не знаю, натуральные они или крашеные.

Плечи у Шеннон содрогнулись.

Но заметил это один лишь Бич, ибо только он наблюдал за реакцией хранившей молчание девушки.

«Бо получит первым. Это определенно. Его манеры явно нуждаются в шлифовке».

Бич сделал шаг вперед.

— Не надо, — тихо сказала Шеннон, повернув к нему голову. — Не обращайте на них внимания. Их слова для меня ровным счетом ничего не значат.

Калпепперы не слышали слов Шеннон. Они были слишком заняты обсуждением того, что и как красит Клементина.

Бич бросил на Калпепперов короткий ледяной взгляд и подумал о том, насколько часто Шеннон вынуждена была выслушивать подобные скабрезности. Вероятно, это было всякий раз, когда она приходила в город за продуктами.

«Разрази гром ее мужа за то, что он допускает это, — рассерженно подумал Бич. — Даже если его репутация наполовину соответствует действительности, он должен вырвать им их поганые языки и использовать их для чистки своего ружья.

2
{"b":"18147","o":1}