ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но раз он этого не делает, это должен сделать я».

Бич обратил внимание на Мэрфи, который поднимал крышку бочки с мукой так, словно она весила полкоровы. А смотрел он не столько на содержимое бочки, сколько на Шеннон.

— Как ты думаешь, Флойд, — спросил Бо, перекрывая шумные препирательства других Калпепперов, — у этой маленькой девчонки титечки достаточно большие? Если их потискать, они станут красно-белыми с голубым, как флаг янки?

Не дать гневу выплеснуться наружу стоило Бичу нечеловеческих усилий. Он представил, какие чувства пережил бы, если бы его женщина отправилась за покупками, а мужчины стали бы при ней рассуждать во всеуслышание о том, как она выглядит голой и какого размера у нее грудь.

«Будь Шеннон моей женой, я, возвратившись из странствий, застрелил бы их, как койотов, от которых они, собственно, ничем и не отличаются».

Однако эта мысль не принесла Бичу удовлетворения. Иногда из странствий не возвращаются. А если даже и вернется… Разве забудешь это тоскливое выражение женских глаз из-за испытанного унижения?

«Черт бы побрал этого Молчаливого Джона! Если он не в состоянии защитить такую женщину, как Шеннон, ему не надо было жениться на ней и привозить в это дикое место».

— Ты все-таки скажи, Флойд, — допытывался Бо, — что ты думаешь о ее титечках?

Флойд рыгнул, задумчиво почесал себе низ живота и сказал:

— Я думаю, что Молчаливый Джон чертовски хороший стрелок.

— Ну и что? — возразил Бо. — Мы ведь ее не трогаем. Он предупреждал только о том, чтобы не трогали.

— И не преследовали, — уточнил Клим.

— А мы не делаем ни то, ни другое, — заявил Бо.

— После того первого раза, — подтвердил Флойд.

Он стянул с головы шляпу и сунул пальцы в две дырки на ее полях.

— Чертовски хороший стрелок, — еще раз сказал Флойд. — А ведь был почти в тысяче ярдов…

— Так мы ведь просто ведем дружеский разговор с его женой, — заметил Клим. — Мы присмотрим за тем, чтобы она благополучно добралась домой.

* * *

— Ну да. Он ведь тоже вел себя с нами по-джентльменски, — ухмыльнулся Бо, показав ряд острых, неровных зубов. — Мы просто рассуждаем о девочках и о всяких штучках, которые у них есть.

— Очень симпатичных штучках, — подтвердил Дарси.

— Чванливая сучка! — пробормотал Клим.

— Мэрфи! — громко сказал Бич. — Начинай взвешивать муку, хватит тебе тупо смотреть на нее! Я уже устал выслушивать всякую чушь.

— А? — встрепенулся Клим.

На некоторое время в лавке воцарилась тишина — Калпепперы пытались понять, нужно ли расценивать последние слова Бича как оскорбление.

Мэрфи захлопнул бочку с мукой и не торопясь направился в сторону склада. На плече он нес небольшой мешок муки, а в руке маленький мешочек соли.

— Как ты думаешь, она вопит? — спросил Дарси, не обращаясь ни к кому конкретно.

— Ты о ней? — спросил Бо.

— О ком же еще? — нетерпеливо проговорил Дарси. — Когда этот старпер ставит ее лицом к стулу, чтобы трахнуть, как она ведет себя? Сопротивляется, рыдает и просит пощады? Или охотно подставляет свою круглую попку и повизгивает, как сучка во время течки?

«Дарси будет вторым», — решил Бич.

Бич сжал рукоятку кнута и легонько двинул плечом. При этом витки кнута соскользнули ему на правую руку и упали к ногам.

Кнут внезапно ожил.

Повинуясь легким движениям руки длинный кнут извивался и скользил по полу, издавая еле слышное шипение, похожее на звук, который издает змея, ползущая по сухой траве.

Бич стал чуть слышно насвистывать сквозь зубы, не останавливая взгляда ни на чем конкретно, но в то же время контролируя малейшее движение всех четверых Калпепперов. Никто из них пока ничего не заподозрил. Они определенно пришли к выводу, что Бич для них не представляет никакой угрозы.

«Последний шанс для вас, ребята. Перестаньте говорить гадости, или мне придется остановить этот грязный поток слов».

Мэрфи прошел мимо Шеннон, косо взглянул на нее и шмякнул мешки с мукой и солью на прилавок.

— Сейчас принесу сало, — сказал Мэрфи. — Позаботьтесь тут о ней, ребята.

Калпепперы заржали и придвинулись поближе к Шеннон. Глядя на Шеннон водянистыми глазами, Бо мысленно раздевал ее. Эти глаза не пропускали ни одного девичьего изгиба, ни одной самой деликатной детали.

Шеннон стояла, словно дикое животное, оцепеневшее в момент встречи с охотником: казалось, что в следующий момент она в панике бросится бежать. Лицо ее покрылось белыми и красными пятнами. Видимо, она из последних сил пыталась сохранить самообладание.

— Не знаю, понравится ей, как я это сделаю, Дарси, и нравится ли ей это вообще… — растягивая слова, проговорил Бо.

Шеннон вздрогнула, несмотря на отчаянные усилия не показать того, что она слышит слова Бо.

— …но я знаю, как бы я действовал, — продолжал Бо. — Я бы ножом распорол ей штаны, задрал бы голенькие ножки к голове… ой-ей!

Вопль, который издал Бо, был заглушен звонким хлопком кнута, но ничто не могло скрыть кровь, которая хлынула из его рта.

С молниеносной быстротой рука Бича вновь мелькнула в воздухе. Длиннющий кнут извивался, щелкал и хлестал с такой скоростью, что трудно было уследить за ним глазом. Дарси согнулся, прикрывая пах, и завыл от боли.

Бич действовал без колебаний и без остановки. Он понимал, что его главным союзником была внезапность.

Щелк!

Клим схватился за рубашку, которая вдруг оказалась распоротой от воротника до талии.

Щелк!

Шляпа Флойда разлетелась на две половинки.

Щелк! Щелк! Щелк!

Бо схватился за брюки. Стальные пуговицы, некогда удерживающие этот предмет одежды на его теле, прыгали и катились по неровному полу лавки.

Калпепперы крутились и озирались вокруг, словно пытаясь рассмотреть осиное гнездо, которое они вдруг ненароком разворошили.

— Очень интересно, а как вы, ребятки, будете выглядеть, когда с вас содрать всю одежду? — саркастически спросил Бич.

Щелк! Щелк!

— Бьюсь об заклад, что погаными и грязными, — продолжал он, — а все ваши мужские достоинства будут меньше, чем у крысы!

Щелк! Щелк! Щелк!

В такт словам Бича кнут со свистом рассекал воздух и опускался на извивающиеся тела, отрывая пуговицы и срывая остатки одежды. А Бич не мог отказать себе в удовольствии повторить слова Калпепперов, которые пару минут назад они адресовали Шеннон.

— Так вы собираетесь рыдать и просить пощады? Или, может, вам нравится порка и вы будете повизгивать и просить добавки? Как, ребятки? Не стесняйтесь, говорите откровенно… Вообще я терпеливый человек, но вы меня не на шутку рассердили.

Калпепперы, согнувшись в три погибели, пытались прикрыться руками и остатками брюк.

Четвертый полез за револьвером.

С умопомрачительной скоростью конец кнута обвился вокруг запястья Флойда. Резким рывком Бич освободил кнут и ударил Флойда снова. Тот завопил и повалился на колени. Из длинной раны на лбу брызнула кровь.

— Я убью каждого, кто полезет за пушкой. — Это касается и тебя, Мэрфи.

— А я ничего не делаю, — спокойно сказал Мэрфи.

— Вот и продолжай в том же духе.

Воцарилась тяжелая, как перед грозой, тишина.

Кровь виднелась на лицах Бо и Флойда, у двух других были лишь ссадины и синяки. Однако всем было ясно, что Бич способен сделать из них отбивную с такой же легкостью, с какой он разоружил Флойда. Атака была столь неожиданной и молниеносной, что Калпепперы не имели возможности собраться с мыслями и что-либо предпринять.

— Ребятки, отхожие места почище, чем ваши поганые рты, — сказал Бич. — Меня просто тошнит от дерьма, которое вы изрыгаете. Если хотите, чтобы ваши языки остались при вас, молчите как рыбы, когда окажетесь рядом с женщиной… Вы меня поняли?

Калпепперы один за другим кивком головы подтвердили, что им все ясно.

— Отлично! Быстро бросайте ваши железки!

Четыре револьвера полетели на пол.

— Отныне и навсегда оставьте эту девушку в покое, — сурово сказал Бич. — Вы меня слышите?

3
{"b":"18147","o":1}