ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, — решительно сказал Бич. — Разве ты не понимаешь? Я не могу.

18

Бич закрыл глаза, чтобы справиться с желанием, которое жгло и корежило его тело. Того, что он хотел больше всего на свете, он не должен был, не имел права брать.

Открыв глаза, он увидел боль и смятение во взгляде Шеннон.

— Я слишком тебя хочу, чтобы доверять себе, — хриплым голосом сказал Бич. — Это впервые. Раньше у меня не было проблем с тем, чтобы уберечь женщину от беременности.

Шеннон нервно вздохнула:

— Я не совсем понимаю…

— Я могу взять женщину и при этом не сделать ее беременной, — деловым тоном объяснил Бич. — Я должен лишь задержать приход наивысшего удовольствия до того момента, когда я покину ее лоно.

— Ах, вот оно что, — похоже, Шеннон напряженно пыталась осознать услышанное. — Кажется, я начинаю понимать.

Глядя на сосредоточенное, невинное выражение лица молодой вдовы, Бич не знал, смеяться ему или ругаться.

— Но есть некоторая тонкость… Если у женщины наступают дни, когда она способна зачать, я не иду на такой риск.

— Это что за дни?

Бич слегка смежил веки. В свете лампы его густые ресницы казались золотистыми.

— Тебе хоть что-нибудь твоя мама рассказывала? — произнес наконец Бич, когда к нему вернулся дар речи.

— Например?

— Например, о том, что у женщины самая большая вероятность забеременеть в середине их месячного цикла.

На щеках девушки вспыхнул румянец, и дело тут было не в горячей воде.

— Ах, вот как… Гм… Нет, она ничего мне об этом не говорила, — смущенно пробормотала Шеннон,

Бич выдержал паузу. Но Шеннон ничего больше не добавила.

— Когда у тебя в последний раз были месячные? — напрямик спросил Бич.

Шеннон поперхнулась и зажмурила глаза.

— У меня раньше был Молчаливый Джон, а сейчас — Болтливый Бич, — проговорила Шеннон.

— Все-таки когда у тебя в последний раз были месячные? — повторил вопрос Бич. Тон его был весьма решительный.

— Они… прекратились вчера вечером, — выпалила после паузы Шеннон.

Бич испытал новый прилив необоримого желания.

— Говоришь, вчера вечером? — хрипло сказал он.

Бич улыбнулся и лизнул языком ухо Шеннон.

— Я и не подозревал, что женщина может краснеть от груди до лба, — сказал Бич.

— Это от горячей воды, — предположила Шеннон.

В ответ Бич тихонько засмеялся. Когда Шеннон смущенно пошевелилась в воде, она соприкоснулась животом с возбужденной мужской плотью. Услышав, что Бич застонал, она замерла.

— Прости! — извинилась она. — Я не хотела сделать тебе больно.

— Ты и не сделала.

— Но ты застонал.

— Ты тоже стонала, когда мы находились во время дождя под брезентом… Разве тебе было тогда больно?

Это воспоминание обожгло девушку.

— Нет, — прошептала она. — Я и не подозревала, что может быть так… сладко. А неужели тебе может быть так же приятно?

— Да, — просто сказал Бич.

— Каким образом?

Зажмурившись, Бич сделал глубокий вдох, чтобы хотя бы отчасти обуздать свою страсть.

— Давай начнем с поцелуя, — предложил он. — Тебе нравятся поцелуи?

— Очень! Давай!

— Начали, — коротко, сказал Бич и нагнулся к лицу девушки.

Шеннон почувствовала, как к ее губам прижались губы Бича, а между ними проник упругий бархатный язык. Голова у нее закружилась.

Шеннон приподняла лицо вверх и еще сильнее приоткрыла рот. Она обвила руки вокруг шеи Бича, запустила пальцы в густую копну волос на затылке и крепко притянула к себе его голову.

Бич ответил на это еще более крепким объятием и долгим поцелуем. Шеннон ощутила, как вздрогнуло его тело, после чего Бич ослабил объятия.

— Бич, что случилось? — заволновалась девушка.

— Ты бросила меня в жар.

Шеннон посмотрела вокруг, увидела пар, поднимающийся над бассейном.

— Может, нам лучше выбраться из воды?

Бич нашел в себе силы засмеяться.

— Дело не в воде, — пояснил он. — Дело в тебе… Кажется, я всегда тебя хотел. Ты всегда сжигала меня живым даже в моих снах.

Во взгляде Бича было нечто такое, что не позволяло Шеннон даже сделать вдох.

— Значит ли это, что ты позволишь ласкать тебя? — шепотом спросила она. — В любое время… Где угодно… Как тебе захочется.

«А в общем, я дурак, что позволяю это», — подумал Бич.

Но вслух этих слов не произнес. Ему отчаянно хотелось снова ощутить прикосновение нежной девичьей ладони к своей плоти.

Не спуская глаз с лица Бича, Шеннон прошлась ладонями по его плечам и груди, задержалась на плоских мужских сосках.

Опустив веки, Бич наблюдал за Шеннон, чувствуя, как сладостные волны удовольствия пробегают по его телу.

Со счастливой улыбкой Шеннон гладила и ласкала мужское тело, начиная со лба и кончая могучими бедрами, любовалась его смуглой кожей и серебристым отливом глаз. Затем, повернув голову, лизнула языком нижнюю часть шеи, как это сделал бы любопытный и шаловливый котенок.

Тело Бича вздрогнуло. Что-то пробормотав, Шеннон скользнула языком дальше. А затем полностью отдалась ей самой непонятному желанию и стала языком и губами прикасаться ко всем чувствительным точкам шеи.

— Ты солоноватый, — сказала она. — Мне это нравится. От этого мне еще больше хочется прикасаться к тебе губами.

Воздух с хрипом вырвался из груди Бича. Он положил ладони на затылок Шеннон, побуждая ее продолжить свои исследования.

— Бич! — позвала она.

— Твои зубки! — произнес он хрипло. — Хочу почувствовать твои острые зубки.

Еще несколькими минутами раньше Шеннон бы заколебалась. Но не сейчас. Она была готова подарить Бичу столько ласки, сколько он способен взять. Она пригнула подбородок к самой поверхности парящей воды, приоткрыла губы — и осторожно сжала зубами упругую подушечку вокруг соска, исторгнув из груди Бича тихий стон.

— Бич! — снова позвала она.

— Сделай еще так, сладкая девочка. И посильнее.

— Ты уверен?

Бич засмеялся и внезапно приподнял ее. Не говоря ни слова, он прижался ртом к ее шее и легонько куснул.

Огонь пробежал по телу Шеннон. Она зажмурила глаза и потянулась ртом к губам Бича. Бич засмеялся горловым смехом и дал ей то, чего она просила. Он прижимал ее к себе до тех пор, пока Шеннон не вскрикнула.

Бич мгновенно отпустил ее.

— Прости, — проговорил он. — Тебе больно?

Шеннон открыла глаза и, засмеявшись, покачала головой.

— Мне больно? О нет, только не это.

Она снова потянулась к груди Бича и возобновила яростную атаку, целуя и покусывая его с такой страстью, что он застонал, затем приподнял ее голову.

— Тебе неприятно? — спросила Шеннон.

Однако ее глаза красноречиво говорили, что она наперед знает ответ.

— Да нет, ты просто убиваешь меня, — прохрипел Бич. — А какая-то часть меня ноет так, словно уже собралась умирать.

— Это какая же часть?

— Угадай.

— А, это там.

— Да, это там.

Рука Шеннон скользнула под воду, встретилась с его торсом и стала двигаться вниз, пока не соприкоснулась с плотной порослью волос и упругой мужской плотью.

— Здесь? — спросила она.

Бич тихонько застонал.

— От моего прикосновения тебе становится хуже? — участливо спросила Шеннон.

— Это зависит…

— От чего?

— От того, где ты меня трогаешь… И как…

Шеннон прикусила губу и насупилась.

— Я не знаю, как надо.

— А ты исследуй, сладкая девочка. Я потерплю.

— Но ведь…

— Если, конечно, тебе это не противно.

Шеннон удивленно вскинула голову:

— Почему это должно быть мне противно? Наоборот, интересно.

Бич пожал плечами:

— Некоторые женщины не любят вообще трогать мужчину, а тем более то место, где он больше всего отличается от женщины.

— Правда? А я давно мечтала о том, чтобы потрогать тебя… и даже там…

— Твоя мечта сбылась…

Шеннон улыбнулась, при этом щеки ее слегка порозовели,

— Но ты скажи, если я нечаянно сделаю больно… Хотя я и не представляю, как можно сделать больно такой твердой штуке, — шепотом призналась она.

59
{"b":"18147","o":1}