ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Красавчик, — механически пояснил Бич.

— Это, может быть, на твой взгляд, — пробурчал Калеб. — Мне он показался скорее чудовищем… Ну да ладно… Шеннон спрыгнула на землю и попросила меня снять вьючные мешки. Как только я это сделал, она сняла седло с одного мула и переложила на другого.

Бич нахмурился:

— Похоже, она куда-то страшно торопилась… Что-то было не в порядке.

— Я хочу спросить тебя вот о чем. — Калеб помолчал, испытывая, по-видимому, некоторые сомнения. — Ты знаешь женщин, которых зовут Бетси и Клементина?

Бич стрельнул глазами в сторону Виллоу, которая была занята тем, что разогревала для него жаркое.

— Я не могу сказать, что знаю их, — понизив голос настолько, чтобы его слова мог расслышать только Калеб, ответил Бич. — Я даже никогда не видел их. Они живут, кажется, в Холлер-Крике. Это… гм… одним словом, девочки из салуна… если ты меня понимаешь…

— Да, я так и думал.

— А откуда тебе стали известны их имена?

— Их назвала Шеннон.

— Что?!

Калеб сделал глубокий вздох, моля Бога о том, чтобы у Бича хватило выдержки. Если они схватятся сейчас на кухне, то после этого утром готовить завтрак будет негде.

— Получается так, что некто по имени Мэрфи сказал Шеннон, что ее золото не с участка Молчаливого Джона.

— Мэрфи! Этот мерзкий ворюга и кровосос! Я-то думал, что он возьмет золото и заткнется, гнида несчастная!

— Судя по словам Шеннон, ты просчитался не только в этом, — сказал Калеб, заходя за спинку стула, на котором сидел Бич.

— В чем же еще?

— Ты… гм… слишком много ей заплатил.

— О чем ты толкуешь, черт тебя подери?!

Калеб украдкой вздохнул, морально готовя себя к драке, которой явно не избежать.

— Когда Шеннон узнала, что золото не с ее участка, — продолжал Калеб, — она отправилась к Бетси и Клементине, чтобы выяснить, какая существует такса за услуги, которые они оказывают.

— Что?!

Бич вскочил бы снова, но огромные ручищи Калеба навалились на плечи и прижали его к стулу.

— Успокойся и дослушай, — сурово сказал Калеб. — После этого Шеннон вычла из общего количества золота стоимость оказанных тебе услуг, и нагрянула сюда как гром среди ясного неба, чтобы вернуть тебе переплату.

Когда до Бича окончательно дошел смысл всех слов, у него напрочь исчез воинственный пыл.

«Боже мой, сладкая моя девочка! Да разве я когда-нибудь воспринимал тебя таким образом? Ты для меня чище, чем солнечный восход…»

— Она действительно так сказала? — смог наконец произнести Бич.

Калеб кивнул.

— Она считает, что я платил ей так, словно купил ее на ночь? — шепотом спросил Бич.

Калеб, внимательно наблюдая за Бичом, кивнул.

— Не верю! — вдруг решительно проговорил Бич.

Виллоу постучала ложкой, которой мешала жаркое, по сковороде, чтобы сбить прилипшие кусочки мяса.

— А ты верь, — сказала она. — Шеннон не пожелала даже на минуту войти в дом, даже выпить чашку чая.

— Но почему?

— Она сказала, что слишком уважает меня, чтобы шлюха моего брата переступила порог моего дома.

Бич застонал и с такой силой стукнул кулаком по столу, что чашка с кофе подпрыгнула, опрокинулась набок и горячая жидкость залила ему колени. Но он едва обратил на это внимание. Боль, которая рвала его душу на части, не оставляла места для боли телесной.

Резко повернувшись на стуле, Бич встал, сбросив с плеч руки Калеба.

— Я передумал относительно бисквитов, Вилли, — напряженным голосом проговорил Бич. — Сделай бисквитов побольше, чтобы мне хватило их для перехода через горы.

— Но перевал закрыт, — запротестовала Виллоу.

— Бич повернулся к Калебу:

— У тебя все еще лежат снегоступы в амбаре?

— Нет. Они здесь, за задней дверью… Я отправлюсь с тобой до того места, куда смогут дойти монтановские лошади… а уж потом добирайся сам.

— Спасибо.

— Но тебе надо быть чертовски осторожным, когда ты туда доберешься.

— Это еще почему?

— Она была настолько не в ceбe, что как бы не выпустила на тебя эту дьявольскую собаку.

Бич взглянул на шрамы на своих руках и слабо улыбнулся.

— Ну, нам не впервой схватываться друг с другом.

Он схватил куртку и шляпу и двинулся к выходу.

— Как там с запасами еды? — спросил Калеб, когда Бич открывал дверь. — На двоих хватит до конца зимы?

— Я обеспечил Шеннон мясом и продуктами, которых вполне хватит двоим до прихода тепла.

— Вот только ты очень долго соображал, кто окажется этим вторым, — заметила Виллоу.

Дверь с грохотом захлопнулась, а Калеб рассмеялся.

— А что если он не доберется до ее хижины? — вдруг забеспокоилась Виллоу.

— Добраться-то он доберется… А вот вернуть расположение Шеннон будет потруднее. Она выглядела совершенно разъяренной, когда уезжала от нас.

— У него в запасе целая зима.

— За меньший срок ему это вряд ли удастся.

— Сомневаюсь… У него есть один козырь.

— Какой же?

— Она любит его, — просто сказала Виллоу.

* * *

Заря стала гасить звезды и золотить на востоке небо, когда Бич, направив лямки рюкзака, двинулся через заснеженный луг к хижине Шеннон. Из темноты поднимались горы, иззубренные вершины которых виднелись на фоне светлеющего неба.

Воздух был морозный, ядреный и колючий. При каждом выдохе возле лица Бича появлялось облачко пара. Сухой рассыпчатый снег отчаянно скрипел у него под ногами.

Но Бич ничего этого не замечал. У него было такое ощущение, что он движется во сне.

«Я был здесь раньше, был зимой, и видел здесь восход солнца».

Но ведь он… никогда здесь не был. Разве что во сне видел хижину и ожидающую его у порога женщину.

Когда Бич пересек луг, лучи зари коснулись верхушек елей. Хижина смотрелась, как темное пятно. Но вот между ставнями появились проблески желтоватого света. До хижины оставалось лишь несколько шагов, когда дверь внезапно открылась.

На Бича пахнуло теплом, внутри хижины струился золотистый свет, а в дверях стояла Шеннон, ожидая, когда Бич подойдет поближе. Она знала, что никто более в целом мире не заставит Красавчика танцевать в немой радости.

— Если ты несешь назад свое золото, — ледяным тоном проговорила Шеннон, — ты можешь забирать его и…

Бич не дал ей договорить, он сгреб девушку могучими руками и вложил в поцелуй все то, что накопилось у него за месяцы его отъезда. Когда он наконец поднял свою голову, она обнимала его так же крепко как и он ее и рассвет сиял на ее плечах как золотая накидка.

— Я остаюсь с тобой, — сказал Бич. — Ты можешь ругаться на меня и спустить с меня шкуру за мою дурость, только я никогда больше тебя не оставлю, я…

Тонкие пальцы коснулись рта Бича, принуждая его замолчать.

— Не давай обещаний, которые тебе не под силу выполнить, — прерывающимся голосом сказала Шеннон. — Я не хочу этого. И никогда не хотела, как только лишь узнала о солнечных восходах в неведомых странах, которые зовут тебя…

Бич увидел отражение зари в глазах Шеннон и как-то загадочно улыбнулся.

— Как раз об этом я и хотел тебе сказать. Солнечный восход, за которым я гонялся по всему миру, — это то, что может дать мне только любовь, а ее можешь подарить только ты. Просто мне понадобилось какое-то время, чтобы осознать это.

Шеннон молчала, она боялась поверить, а затем снова разочароваться.

— Я гонялся не за солнечными восходами, — мягко сказал Бич. — Я искал что-то такое, чему не знал имени. Что-то невыразимо прекрасное, несказанно совершенное, то, что ждало пока я отыщу его…

Бич наклонился и поцеловал Шеннон с такой нежностью, что ей на глаза навернулись слезы.

— Я нашел это в тебе, — просто сказал он. — Я люблю тебя, сладкая девочка. Ты единственный солнечный восхд, который мне нужен.

Эпилог

Шеннон и Бич провели зиму в маленькой хижине, смеясь и любя, пока дикие бури неиствовали над землей. Когда снова открылись перевалы, они поехали в Коньон Сити и захватив с собой священника, вернулись назад, в горы.

71
{"b":"18147","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Очаг
Все, кроме правды
Двойник
Загадка воскресшей царевны
Соседи
Необходимые монстры
Перевал
Человек, который хотел быть счастливым