ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он приподнял черные брови

— Если ты будешь действовать с такой скоростью, ты можешь по ошибке перерезать себе горло.

Или ему — и отнюдь не по ошибке.

Но никто из них вслух этого не произнес А тем временем Вулф вынул нож из пальцев Джессики, что подлило масла в горнило ее гнева

— Ты ублюдок, — задохнулась она.

Он слегка улыбнулся.

— Продолжайте, ваша милость.

— Ты ведешь себя так, как и подобает рожденному от случайной связи. Используешь меня как судомойку, не желая видеть моих стараний, да еще издеваешься над моей болью, когда меня сбросила лошадь, потому что я засыпаю от усталости в седле… Ты — выродок!

Лицо Вулфа осталось бесстрастным.

— Скажи слово — и ты свободна. Вы знаете это слово, ваша милость. Произнесите его!

Спокойствие овладело Джессикой, сила и воля вернулись к ней и сделали черты ее лица строгими и суровыми.

— Муж-ж-ж-ж…

Слово прозвучало, словно шипение, а улыбка была холоднее окружающего снега.

— А вот это вопрос, — сказал Вулф сдержанно. — Я твой муж, но ты мне не жена.

— Я предлагаю решение: катись ты в преисподнюю! Там ты увидишь массу страданий — это тебе по душе до такой степени, что ты прямо-таки лопнешь от смеха и умрешь второй раз. И тогда ты освободишься от меня, муж! И не раньше!!!

Джессика повернулась и стала карабкаться вверх по крутому склону. Вулф наблюдал за ней, и слабая улыбка, в которой едва ли можно было отыскать удовлетворение или радость, кривила его губы.

Каждая клеточка души и тела Джессики источала беспредельную ярость. Он видел ее разной, но такой — никогда. Маленькая утонченная аристократка демонстрировала темперамент, подобный пламени, таящемуся в ее волосах.

Вулф не смог удержаться от того, чтобы не задать себе вопрос: придет ли она на ложе к мужчине хотя бы с малой толикой той страсти, которую она только что проявила в гневе? Мысль о том, что он сам мог бы оказаться тем мужчиной и вкусить от чувственности Джессики, вызвала быструю непроизвольную реакцию в теле Вулфа, что привело его в смятение.

Проклиная свою мужскую зависимость от девушки, которая пожелала ему оказаться в преисподней, Вулф отвел глаза от Джессики, давая себе возможность успокоиться. Он почти всегда был в состоянии полувозбуждения, когда находился рядом с ней, и привык к этому. Но напряжение, став привычкой, не перестало быть болезненным.

Когда Вулф снова посмотрел вверх, он увидел, что Джессика споткнулась. Поначалу он подумал, что эта неловкость — результат ее гнева. Но затем он увидел, с каким трудом она вставала на ноги, после чего сделала два шага и упала опять. Что-то случилось с ее правой ногой.

— Подожди, Джесси! — крикнул Вулф. — Я помогу тебе!

Джессика не сочла нужным даже оглянуться. Не прекратила она и свое неуклюжее карабканье по крутому склону.

Пробормотав проклятье, Вулф зачехлил нож и вскочил в седло. Он направил кобылу вверх по склону. Не останавливаясь, он подхватил Джессику и посадил ее боком перед собой. Когда лошадь достигла вершины, он остановился.

— Садись верхом впереди меня, — сказал он коротко.

При этом он поднял Джессику над шоколадной гривой лошади. Юбка для езды имела разрез, что дало возможность Джессике сесть верхом в большом седле. Соприкосновение тел тотчас же отозвалось в теле Вулфа, вновь вызвав желание. Дыхание у Вулфа участилось, и он в сердцах произнес про себя несколько слов, которые никогда не произносил в присутствии женщин

— Оставайся в седле, — голос его был строг.

Джессика не отвечала, но и не пыталась слезть с лошади Вулф соскочил справа от лошади и протянул руку к обутой в ботинок ноге, выглядывающей из-под заснеженного края платья

— Где болит?

Джессика взглянула на Вулфа. Ей было нетрудно это сделать.

Даже сидя на лошади, она не очень возвышалась над ним. Не было у нее также и его силы. У нее не было ничего, кроме уверенности, что она скорее умрет, чем вернется к роли маркера у игрального стола, на котором разыгрываются аристократические браки.

Она скорее умрет, чем станет жить так, как ее мать.

Кошмары прошлого и настоящего переплелись в сознании Джессики, и сердце ее сжалось. Она поняла со всей определенностью, что Вулф никогда не примет этот брак; он станет лишь еще более жестоким и настойчивым в своих усилиях изгнать ее.

«Ты проклянешь день, когда обманом завлекла меня в этот брак. Есть вещи и похуже, чем ласки дикаря. И о них ты тоже непременно узнаешь».

Сейчас, пусть и слишком поздно, Джессика поверила Вулфу. Пусть и слишком поздно, но она поняла, что впредь ничто не встанет между ней и ветром.

— Где болит? — нетерпеливо переспросил Вулф.

— Нигде.

Вулф резко поднял голову. Он никогда раньше не слышал от Джессики такого тона, такого неэмоционального и немузыкального звука. И такими же были ее слова.

— Я видел, как ты хромала.

— Не имеет значения.

Вспышка раздражения в глазах Вулфа сменилась беспокойством.

— Джесси!

Погруженная в размышления, связанные со своими ужасными открытиями, Джессика не слышала Вулфа и не реагировала на его обращение. Он поколебался, затем стал ощупывать мягкую кожу ботинка Джессики. Ему показалось, что она дернулась, когда он нажал на лодыжку, но уверенности у него не было.

— Ты можешь ехать? — спросил ой, отступая назад.

— Я еду…

В словах Джессики не было поддразнивания, а была лишь констатация факта, ибо в тот момент она сидела на лошади.

— Джесси, что с тобой?

Она смотрела мимо него, сквозь него, видя только пустоту, слыша низкий, торжествующий крик ветра.

Быстро, даже раздраженно, Вулф подтянул выше правое стремя. Однако приспособить его так, чтобы доставала изящная ступня, он не мог.

— Ах ты… — раздражаясь, крепко выругался Вулф.

Если Джессика и слышала его, она ничего не сказала.

Порыв ветра донес звук конского топота. Вулф поднял голову, увидел появившийся силуэт Рейфа и вернулся к стремени, чтобы опустить его до прежнего положения.

Тропа, по которой проехал Рейф, поведала ему обо всех происшедших событиях. Он видел лошадь Джессики, упавшую на колени, девушку, летевшую кувырком по склону, глубокие следы кобылы Вулфа, скачущей вниз… Бледное лицо Джессики и сурово сжатый рот Вулфа досказали остальное, хотя оставались вопросы.

— Она повредила что-либо? — спросил Рейф.

— У нее болит лодыжка, но гордость не позволяет ей принять помощь.

Рейф взглянул на Джессику. Она не заметила его взгляда. Как не замечала ничего вообще. Ее оцепенелость заставила Рейфа в тревоге прищуриться. Ему уже случалось видеть людей в таком состоянии, до которого их доводили либо боль, либо голод, либо война.

— Она выдохлась, — сказал Рейф. — Позади, в миле отсюда, была хорошая площадка для бивака.

Снова закружила метель, закрыв белой пеленой холодную

землю.

— Мы едем через Великий Водораздел. — Вулф сел в седло позади Джессики. — Проследите, чтобы Туспот не потерялся. Вьючные лошади приучены следовать за ним.

Пришпорив лошадь, он пустил ее рысью. Мужская рука обвилась вокруг Джессики, придерживая ее. Ее тело напряглось, но она не издала ни звука. Она все глубже уходила в себя, ища выхода из западни, в которую она вовлекла себя и Вулфа

Она не придумала ничего, кроме того, что нужно терпеть и затем снова терпеть.

«Я не могу».

И молиться, чтобы Вулф изменился, потому что у нее нет сил выносить его жестокость.

«Я не могу. Надо. Я должна быть сильной. Всего лишь немного. Несколько минут».

Минуты прошли.

«Еще несколько минут».

Когда и эти минуты канули в вечность, Джессика попросила себя потерпеть еще несколько минут, затем еще несколько, пока не прошли полчаса, час, затем два часа… три…

Медленно-медленно она превозмогала себя, училась одна, без Вулфа в качестве талисмана, выживать среди ветра, приносящего кошмары и мрачные, мучительные воспоминания.

10

— Вулф, не могу поверить, что это ты! Калеб говорил, что перевалы были под снегом после бури.

37
{"b":"18148","o":1}