ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рыбалка? — полюбопытствовала Джессика, отрываясь от штопки. — Я правильно поняла, что речь идет о ловле форели?

Калеб и Вулф сидели за обеденным столом, изучая нарисованную Калебом карту, на которой было отмечено, где пасутся табуны мустангов. Калеб оторвался от карты и взглянул на Джессику, которая чинила платье Виллоу при свете лампы.

— Вам нравится ловить рыбу? — спросил Калеб.

— Нет, не нравится, — ответила она невозмутимо. — Я обожаю рыбную ловлю. Я готова босиком идти до ручья, где плещется форель.

— Это правда, — подтвердил Вулф. — Она может заниматься этим даже в штормовой вечер, когда остальные ведут беседы у костра.

— Почему же ты не сказал об этом раньше? — обратился Калеб к Вулфу. — Есть хорошие ручьи поблизости, в которых водится форель.

— Пока еще рано для форели выходить из зимней спячки.

— Но не в Колумбине. Там много теплых родников, которые питают ручей, и их вода доходит гораздо дальше, чем в других реках.

— Правда? — встрепенулась Джессика.

— Правда, — улыбнулся Калеб.

Джессика отложила работу и бросилась в спальню. Вернулась она со множеством коробочек.

— Как выглядят насекомые, живущие вдоль ручья? — спросила она с воодушевлением, раскрывая коробочки и выставляя их на обеденный стол перед мужчинами. Внутри коробочек находились крохотные, аккуратно пришпиленные мушки. — Они светлые или темные, большие или маленькие, яркие или тусклые?

— Всякие.

Она недоуменно взглянула на Калеба.

— Всякие?

Он серьезно кивнул.

— Они светлые и темные, большие и маленькие, яркие и тусклые.

— Калеб, перестань дразнить Джессику, — подала голос Виллоу из задней части дома.

— Но у меня это хорошо получается!

Джессика попыталась сдержать улыбку, но не смогла. Калеб действительно вполне преуспел в этом искусстве.

Ветер с шумом захлопнул заднюю дверь, затем из кухни в гостиную вошла Виллоу. Мокрый снег поблескивал на шерстяной шали, которую она набрасывала, выходя в туалет.

Она стряхнула шаль и повесила ее на крючок, сознавая, что шаль скоро понадобится снова, хотя ей очень не хотелось всякий раз испытывать силу холодного весеннего ветра. Однако с каждым днем она вынуждена была все чаще посещать продуваемый ветром туалет.

— Джесси хватает подшучиваний со стороны моих братьев, — продолжила Виллоу, слегка зевнув. — Почему бы тебе вместо этого не начать защищать ее?

— Это забота Вулфа, — заявил Калеб, бросая на Вулфа взгляд. — Да поможет бог тому человеку, который станет на его пути.

Ответный взгляд Вулфа был бесстрастен.

Улыбка Калеба была невеселой. Как ни старался Вулф скрывать свое раздражение по поводу того, что красавцы-братья постоянно покровительствовали Джессике, Калеб чувствовал, что под внешним спокойствием Вулфа кроется жгучая ревность. Калеб был бы рад как-то помочь Вулфу, но он не понимал, почему тот был столь суров к молодой жене.

— Я не имею ничего против поддразниваний Рейфа и Рено, — сказала Джессика, когда Виллоу явилась в гостиной. — У меня никогда не было братьев или сестер. Я не могла и представить себе, что это так здорово.

— Ни сестер, ни братьев? — переспросила удивленно Виллоу. — Бедняжка! Как же вам было одиноко!

Джессика мгновение поколебалась, затем пожала плечами.

— Я любила бродить вдоль залива и по лесу…

— Не могу себе представить, чтобы был лишь один ребенок, — сказала Виллоу, качая головой. — Я хочу, чтобы дом был полон детей.

— Наверное, многие женщины так думают, пока не перенесут роды.

Затаенный ужас в ее голосе породил тишину, которая длилась и углублялась, пока Джессика не поняла своей ошибки и не сменила тему, обезоруживающе улыбнувшись:

— Вы любите ловить рыбу, Виллоу?

— У нас в семье рыбак Калеб. Он в этом силен.

Калеб искоса бросил на Виллоу ленивый взгляд и загадочно улыбнулся. Хотя не было сказано ни слова, щеки жены предательски зарделись.

— Я везучий рыбак, — подтвердил он. — Хотя проявляю мало интереса к удочкам и наживкам.

— Мало интереса? — удивилась Джессика. — А что же вы применяете? Сети или ловушки? Или вы охотитесь, как эскимосы, с помощью копья?

Калеб покачал головой.

— Ничего подобного.

— Как же вы тогда ловите рыбу?

— Терпением, хитростью и голыми руками.

Он погасил улыбку, увидев, насколько сильно заполыхали щеки Виллоу. В его золотистых глазах сверкнула откровенная мужская чувственность, что удивило Джессику; до этого момента она не думала о Калебе как об особо страстном мужчине. Она заблуждалась. Когда он посмотрел на жену, в его глазах можно было прочесть желание, которое не скрывали даже полуопущенные веки.

— Понимаете, — неторопливо объяснял Калеб, — форель любит, чтобы ее всю огладили. Поэтому она выбирает место для обитания в быстром течении. Так, кажется, душка? Она лежит там, бедняга, дрожит, ждет момента, когда…

Виллоу прикрыла мужу рот рукой, не дав ему закончить фразу.

— Калеб Винслоу Блэк, если бы ты не был слишком большим, я бы положила тебя поперек колена и научила хорошим манерам.

Смеясь, Калеб быстро отвернул голову в сторону, пытаясь освободиться от рук Виллоу. Полагая, что никто не заметит, он просунул кончик языка между двумя ее пальцами, лаская чувствительную кожу.

Но Джессика увидела тайную ласку, как и перемену в характере улыбки Виллоу и мимолетное чувственное прикосновение ее пальца к его нижней губе. Нечто совсем земное и интимное пробежало как искра между мужчиной и женщиной; затем Калеб улыбнулся и, притянув Виллоу к себе, усадил на колени.

— Я слишком велик для твоих коленей, душка, а ты для моих как раз подходишь.

— Калеб…

Голос Виллоу угас. Она вспыхнула и посмотрела на двух находящихся в комнате людей.

— Тихо, — сказал негромко Калеб, прижимая щеку Виллоу к своему плечу. — Вулф и Джесси — муж и жена. Они не упадут в обморок, если увидят, что ты сидишь у меня на коленях.

Вздохнув, Виллоу расслабилась. Он усадил ее поудобнее, поцеловал в затылок и потянулся к коробкам с интригующими наборами мушек.

— Возможно, вам повезет вот с этой, — обратился он к Джессике, показывая ей нечто, напоминающее черного муравья. — У нас есть поденки и майские мухи, так что с помощью этой коробки можно наловить форели не на одну сковородку.

— А ручей, о котором вы говорили, далеко отсюда? — спросила Джессика.

Однако этот вопрос занимал ее лишь отчасти. Не меньше ее сейчас волновала мысль о различии между браком, как его понимала она, и женитьбой Виллоу и Калеба.

«Не потому ли Вулф недоволен нашей женитьбой? Может быть, он ожидал союза двух жизней, а не слияния титулов и богатств?»

— Колумбина недалеко отсюда, — ответил Калеб. — Вулф знает, как туда добраться.

— Спасибо, — быстро сказала Джессика, — если это близко, я отправлюсь туда сама.

— Черта с два ты туда отправишься, — возразил Вулф. — Если это тот ручей, который я имею в виду, то там зимует банда ютов. Они любят теплые источники не меньше форели.

Калеб кивнул.

— Есть там небольшой лагерь. Не больше трех или четырех семей. В основном старики, женщины и дети. У меня с ними никогда не было забот.

— И все же, — гнул свое Вулф, — ты отпустил охрану и недосчитался нескольких самых быстрых лошадей.

— Это заставляет человека быть бдительным, — вежливо согласился Калеб.

Вулф засмеялся.

— Тебе надо было стать воином.

— Он и есть, — проговорила Виллоу сонно. Она зевнула и еще теснее прижалась к мужу. — Если бы он им не был, я бы умерла год назад.

Виллоу взмахнула длинными ресницами янтарного цвета и вздохнула, удобно располагаясь на коленях мужа и позволяя всему остальному миру растаять в теплом мареве сна.

— Рено и Вулф помогли мне, — уточнил Калеб деловым тоном.

Виллоу не ответила. Она заснула. Калеб засмеялся и отвел назад светлый локон с ее виска.

— Ты прав в отношении лагеря, — сказал он негромко, обращаясь к Вулфу. — Он недалеко от самых удобных для форели участков. Но если ты будешь держать ружье под рукой, у тебя не будет проблем Юты знают Дерево Стоящее Одиноко. Ты для них легенда.

41
{"b":"18148","o":1}