ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пистолеты для двоих (сборник)
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Всё о Манюне (сборник)
Горький квест. Том 1
Вся правда о гормонах и не только
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Инженер-лейтенант. Земные дороги
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
A
A

— Я, конечно. Эльфы слишком слабы. Они или побеждают, или гибнут.

— В таком случае, — объявила Виллоу деловито, — я возьму ванночку для Этана и оставлю вас продолжать… э-э… переговоры.

После слов Вулфа Джессику охватило недоброе предчувствие.

«Эльфы слишком хрупкие. Они или побеждают, или гибнут».

Джессика подождала, пока Виллоу наполнит ванну теплой водой и уйдет. Когда Джессика повернулась к Вулфу, он снова разглядывал пейзаж за окном. При виде глубокой печали в его глазах сердце Джессики сжалось.

— Любимый, что с тобой?

— Ничего.

— В твоих глазах тревога.

— Это лишь твое воображение. — Вулф улыбнулся и дотронулся до ее щеки. — Эльфы славятся своим воображением.

— Вулф, — прошептала она. — Мне не до шуток, когда я вижу твои глаза… Кого или что ты оплакиваешь?

Он удивленно прищурился. Он не подозревал, что Джессика может читать в его душе даже лучше, чем он сам.

«Оплакиваешь».

— Мне всегда грустно, когда я прощаюсь с Калебом и Виллоу, — сказал Вулф. Это была та часть правды, которую он считал возможным обсуждать.

— Мы уезжаем? — удивилась Джессика.

— Здесь слишком дико.

В голосе Вулфа прозвучали одновременно твердость и тоска. Мороз пробежал по коже Джессики.

— Что такое ты говоришь?

— Мы отправляемся в Англию.

— Я бы предпочла поохотиться на мустангов, — возразила она, — или ты хочешь подождать до осени, когда молодое потомство будет отлучено от груди?

Вулф отвернулся, не отвечая.

— Вулф!

— Тогда мы уже будем в Англии.

— Значит, мы приедем следующей весной?

— Нет. — Слово прозвучало негромко, но категорично.

— Почему?

— Весна и осень — это те времена года, когда лорду Роберту управляющие его имениями нужны более всего.

Холодок, двигающийся по позвоночнику Джессики, превратился в лед и обосновался под ложечкой.

— Какое это имеет отношение к нам?

— Я буду одним из этих управляющих.

— Господи, ну что ты говоришь?!

Вулф продолжал смотреть в окно.

— Мы едем в Англию.

— Но ты ненавидишь Англию!

Вулф пожал плечами.

— Сельская часть ее вполне симпатична.

— Но она не идет ни в какое сравнение с этим! — воскликнула Джессика, показывая на дикую красоту гор за окном.

— Да, не идет…

— А как же твои мустанги?

— Я отдам их Калебу.

Джессика покачнулась и прошептала:

— Ты намерен никогда не возвращаться на Запад?

Вулф не ответил. Этого не требовалось. Тени под его глазами делали это излишним.

— Но почему? Ты любишь эту землю. Я же вижу это, Вулф. Ты смотришь на эти горы, как мужчина смотрит на любимую.

— Бог с ними, Джесси!

— Нет! Почему мы не можем жить здесь?

— Это место не для тебя, — сказал Вулф негромко. — Здесь нужно родиться.

— Но ведь ты родился здесь!

Он как-то беспомощно развел руками.

— Да. Но я могу выжить в Англии. А ты не сможешь

выжить на Западе.

— Боже милостивый, как же ты должен ненавидеть меня…

Вулф быстро повернулся и коснулся щеки Джессики.

— Это не так, эльф.

— Ты будешь ненавидеть. Я буду стоить тебе единственной вещи, которую ты по-настоящему любишь… Ты будешь ненавидеть меня так же сильно, как ты любишь эту страну!

Вулф увидел, как слезы заблестели на лице Джессики, и обнял ее.

— Перестань, жена. Ты сама себе причиняешь боль.

— Я не желаю жить в Англии, — заявила она решительно, отталкивая его. — Ты слышишь? Я люблю горы! Почему мы не можем жить здесь?

— Ты вверила себя моему попечению. Я не могу спокойно смотреть, как эта страна убивает тебя.

Руки Джессики вцепились в рубашку Вулфа, сжали тугие мускулы под материей.

— Вулф, послушай меня. Я сильнее, чем ты думаешь. Если бы я была слабым маленьким эльфом, я бы умерла ребенком.

Вулф взял ее за подбородок. Он молча пощупал ее тонкие косточки и нежную кожу, затем грустно улыбнулся.

— У тебя нет и половины моей силы, — сказал он. — В Англии это не будет иметь значения.

— В Англии видят лишь то, что ты полукровка и наполовину индеец. А здесь у тебя друзья и все возможности для нормальной жизни. Разве ты не понимаешь этого? Разве не видишь, что…

Вулф положил палец на губы Джессики, прерывая поток ее страстных слов.

— Я всегда понимал это, — голос его был спокоен. — Именно по этой причине я покинул Англию и тебя. Я стоял перед выбором: ты или Запад. Я выбрал тебя, зная, что будет в итоге: Англия.

— Но я…

— Дело сделано, Джесси, — перебил он ее. — Все было решено, когда я лишил тебя девственности.

— Вулф, поверь мне, пожалуйста! Ведь я не назначала такой цены! Только не такой ценой, господи милостивый!

Вулф тихонько оторвал сжатые в кулаки руки Джессики.

— Я это знаю. Но твои мольбы и слезы ничего не изменят. Ты есть ты, я есть я. Мы муж и жена, и Англия будет нашим домом.

Джессика закрыла глаза. Она предпочла бы новые удары судьбы, чем подобный благополучный финал.

— Пора начинать паковать вещи, — сказал Вулф тихо. — А я в оставшееся время помогу Калебу.

Кухонная дверь открылась и мягко закрылась за Вулфом.

В течение некоторого времени Джессика смотрела ему вслед отсутствующим взглядом. Слезы душили ее; она слишком поздно поняла то, что Вулф знал всегда: их брак погубит одного из них, если не обоих.

«Согласись на развод. Черт возьми, отпусти меня!

Я неподходящий муж для тебя. Ты неподходящая жена для меня. Спать вместе было бы для нас самой большой ошибкой.

Ты не рождена для дикого Запада. А я рожден.

Не надо любить меня, Джесси. Это причинит боль нам обоим.

Дело сделано, Джесси. Все было предрешено, когда я лишил тебя девственности.

Ты есть ты. Я есть я.

Дерево Стоящее Одиноко».

Джессика открыла глаза и обхватила себя руками, стараясь растопить лед, который ощущала внутри. С той же решимостью, которая была свойственна ей с детства и помогала выжить, она искала выход из западни, в которую они угодили вместе с Вулфом.

Когда она наконец нашла его, она смыла следы слез со своего лица и пошла искать Калеба Блэка.

— Отсрочка ничего не даст, — сказал Вулф, продолжая спор, который начал с того момента, когда Джессика разбудила его на заре. — Сегодня ли, через десять дней, но так или иначе мы отправимся.

— Я сказала, что отправилась бы в Англию более спокойной, если бы ты поохотился на мустангов в последний раз, — ответила Джессика ровным тоном. — Я это имела в виду.

Вулф бросил встревоженный взгляд на Джессику. Он видел ее в различных состояниях — и в отчаянии, и в страхе, и в безудержной страсти, но такой — никогда. Сейчас в ней не было ничего от хрупкости и слабости эльфа. В ней ощущалась какая-то целеустремленность, свойственная ему самому.

— Я не хочу охотиться на мустангов, — произнес Вулф осторожно.

— Тогда сделай это для Калеба. Ему требуется больше лошадей для работы на ферме. Он сам так сказал.

Вулф ясно чувствовал ее горечь, как она в то утро почувствовала его печаль. Но в ее глазах не было слез, голос не выражал эмоций.

Он не знал ее такой. И это его пугало.

Вулф протянул руки, обнял Джессику.

— Я не возьму тебя с собой в эту глушь, — объявил он сурово.

— Я знаю.

— Ах, вот почему ты хочешь меня отправить к мустангам? Тебе надоело видеть меня в своей постели!

Вулф не успел проговорить эти слова, как Джессика бросилась целовать его так, словно должна была сейчас умереть и хотела, чтобы он запомнил ее живой. Он ответил не менее горячо. Страсть целиком овладела обоими.

— Возьми меня, — шептала Джессика у его рта. — Войди в меня так, чтобы я не могла отделить тебя от себя… Войди в меня, как если бы это было в последний раз…

С хриплым стоном Вулф поднял нижний край тонкой ночной рубашки, обнажив каштановый треугольник. Шепча ее имя, он стал на колени между ее разведенных ног и подтянул их к своим бедрам. Удивительная легкость проникновения сказала ему о ее любви больше, чем любые слова. Ей было невыразимо сладко отдаваться ему и, в свою очередь, обладать им. И из ее горла вырвался торжествующий крик.

68
{"b":"18148","o":1}