ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно Виллоу захотелось узнать, как находит ее Калеб в индейском костюме из оленьей кожи, с распущенными волосами, доходящими до бедер. Но если Калеб и заметил перемену в ее одежде, то ничего не сказал. Не пялил глаза он и на ее ноги, которые Виллоу никогда не демонстрировала мужчине в таком виде, как сейчас.

— Мои лошади не доставили вам хлопот? — спросил Калеб, сомневаясь в том, что Виллоу рискнула к ним подойти.

Убедившись, что Калеб не собирается обсуждать ее костюм, Виллоу бодрым голосом ответила:

— Трей и Дьюс были исключительно вежливы, пока я их скребла. Оба по очереди подставляли мне ногу и не делали попыток наступить на меня, пока я чистила им копыта.

Глаза Калеба раскрылись от удивления, когда он понял, что Виллоу полностью обиходила его лошадей. Это потрясло его не меньше, чем новый наряд Виллоу, который так подчеркивал женственность форм. Он стал склоняться к мысли, что это была плохая идея — одеть Виллоу в брюки. Конечно, ей так было удобнее, но каково ему!

То же самое с рубашкой. Лиф облегал ее груди любовно и плотно, словно мужские ладони.

— Грузовой фургон с большой скоростью двигается на юг, — после паузы сказал Калеб. — Ветер с запада. Маленький костерок никто в фургоне не заметит. Когда взойдет луна и с гор задует холодный ветер, нам не помешает фляга с кофе и ломоть хлеба в дорогу.

На лице Виллоу вспыхнула улыбка.

— А можем мы попить кофе сейчас?

Уголки рта Калеба поднялись почти против его воли, и он произнес:

— Я об этом просто мечтаю.

Закончив заниматься лошадьми, Виллоу достала лифчик и панталоны и выстирала их в ручье кусочком мыла, найденным ею в своем багаже. Хорошо отжав, она развесила их на бревне возле костра в надежде, что тонкая материя быстро высохнет

Калеб молча раскладывал мясо и жареные лепешки по тарелкам, сделанным из коры тополя. Виллоу налила кофе во флягу и принялась за еду. Когда она потянулась за лепешкой, Калеб вынул небольшой горшочек меда — это лакомство сунул в его сумку Вулф.

— Боже мой, мед! — тихонько ахнула Виллоу. — Вы просто волшебник! А вы угостите меня этим чудом?

— Ну разве я могу отказать, если вы так мило просите, — ответил Калеб, передавая ей горшочек.

Виллоу улыбнулась, слегка хихикнула. Ответная улыбка Калеба излучала свет и тепло. На мгновение Виллоу показалось, что она снова дома — в том доме, который оставался только в памяти и мечтах. Ей вспомнился семейный очаг, довольные родители, ребячьи проказы братьев, безобидные шутки Мэта в ее адрес и его трогательная привязанность к младшей сестренке.

Виллоу наклонила горшочек и полила лепешку медом. Густая золотистая жидкость светилась, словно солнечный свет. Прежде чем вонзить зубы в это лакомство, Виллоу слизнула тоненькую ниточку божественного нектара, свесившуюся с края лепешки. Это было бесподобно! Она издала стон наслаждения, даже не замечая того. Прошло по меньшей мере три года с тех пор, когда она последний раз вкушала этот дивный дар леса и солнца.

Калеб следил за ней уголком глаза, пытаясь окончательно удостовериться в том, что все эти облизывания губ и восторги Виллоу — не специально разыгранное для него представление. Виллоу искренне наслаждалась вкусом меда, чувственно причмокивая губами, и это возбуждало Калеба не меньше, чем воспоминание о том моменте, когда он видел ее в полупрозрачном нижнем белье.

Если бы Виллоу дразнила его, Калебу было бы нетрудно либо проигнорировать, либо принять ее заигрывания. Но она нисколько не играла, и это ставило его в невыгодное положение. Он хотел ее, а она его — нет.

А если и хотела, то умела скрывать лучше любой другой женщины.

«Может, она в самом деле жена Рено. Ведь не каждый же мужчина покупает жене кольцо.

Только почему она краснеет при слове «муж», словно ребенок, которого поймали, когда он воровал из сада яблоки?»

Ответ на это мог быть только один: Рено не был мужем Виллоу.

Калеб рассеянно прикоснулся пальцами к медальону, который для большей безопасности хранил в кармане рядом с часами. Затем взглянул, высоко ли солнце. Светло будет еще около трех часов, если не начнется гроза. Правда, пока не было никаких признаков ее приближения. Можно ожидать кратковременных ливней, но не затяжного дождя предыдущей ночи.

Калеб машинально достал медальон, открыл его и стал изучать портреты на обеих его сторонах. Из сказанного Виллоу следовало, что она знает родителей Рено не хуже, чем своих собственных. Калебу оставалось только показать ей медальон. Если она узнает портреты, значит, она жена Рено. Если не узнает — стало быть, нет. Будет определено раз и навсегда.

«Покажи это ей. Выясни, доступна ли она.

А что, если нет?»

Вопрос полоснул Калеба, словно нож. Боль подтвердила, насколько желанна ему эта женщина с золотистыми волосами и звонким переливчатым смехом.

«Не желай жены ближнего твоего».

Это легко сказать. Впрочем, до того как Калеб встретил Виллоу, с этим у него проблем не было. Сейчас же он не был уверен в том, что может следовать букве, а тем более духу древнего закона.

«То, чего ты не знаешь, не болит?

Врешь, глупец. То, чего ты не знаешь, может…»

— А это что? — спросила Виллоу, прервав нить размышлений Калеба.

Он настолько резко повернулся, что Виллоу вздрогнула.

— Простите, — быстро сказала она. — Я не хотела вас напугать.

Калеб перевел взгляд с ясных карих глаз Виллоу на золотые овалы раскрытого медальона. На него смотрели дв т серьезных лица. Калеб небрежно повернул медальон таким образом, что Виллоу также могла их увидеть.

— Это медальон, — сказал он, внимательно наблюдая за выражением ее лица.

Виллоу наклонилась к Калебу и кончиками пальцев оперлась о его ладонь. Идя навстречу ее желанию, он сильнее повернул руку, позволяя ей лучше рассмотреть портреты.

У мужчины было ничем не примечательное лицо, светлые глаза, темные волосы, усы и большие оттопыренные уши Столь же мало примечательно было лицо женщины, со светлыми глазами и опять же оттопыренными ушами Виллоу украдкой взглянула на Калеба, пытаясь определить, какое отношение к нему могла иметь эта пара. Ни в складках лица, ни в разрезе глаз, ни в изгибе губ, ни, тем более, в форме ушей у этих людей не было ничего общего с Калебом.

Виллоу прокашлялась, подавила в себе готовый вырваться смешок и пробормотала:

— Рыбак рыбака видит издалека.

Уголок рта Калеба слегка приподнялся.

— Да, я подумал о том же, когда впервые увидел эти два портрета

— Значит, эти люди — не ваши родственники? — осторожно спросила она.

— Я собираюсь спросить вас о том же.

Виллоу подняла руки и убрала назад тяжелые волосы, открыв взору Калеба уши.

— А как вы думаете?

Калеб подумал лишь о том, чтобы легонько куснуть эти миниатюрные ушки, но вспомнил цель своих вопросов и сказал:

— И не родственники мужа?

Пытаясь скрыть предательский румянец на щеках, Виллоу отвернулась

— У Мэта нормальные уши

— Значит, это не его родители? — Калеб придал голосу некоторую игривость, словно желая поддразнить ее.

Золотые волосы взлетели и рассыпались по плечам Виллоу, когда она энергично тряхнула головой.

— Нет! Я никогда в жизни не видела этих людей.

— Уверены в этом? — переспросил Калеб с ленивой улыбкой

— Вы думаете, что можно забыть такие уши?

Калеб негромко рассмеялся, приходя к мысли, что жизнь значительно лучше, чем казалось ему тогда, когда в нем проснулась страсть к женщине, которая, по его представлениям, была женой другого.

— Нет, южная леди, я так не думаю… Такие дурацкие уши я видел только однажды, у одного знакомого мула.

Виллоу была непонятна причина явного удовлетворения, которое слышалось в его голосе, тем не менее она разделяла его. Она негромко рассмеялась, довольная, что разговор о Мэте не принял опасного направления. И пока рука Калеба не накрыла ее руку, она не замечала, что ее пальцы все еще лежат на его ладони.

Поняв это, Виллоу вздрогнула и попыталась отдернуть руку. Чувствуя ее настороженность, Калеб отпустил ее, слегка погладив ей пальцы. Теперь, когда он определил ее семейное положение, он принял решение начать продуманную кампанию соблазнения.

18
{"b":"18149","o":1}