ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На несколько минут воцарилось молчание. Внезапно Калеб круто остановил лошадь, поднес бинокль к глазам и негромко чертыхнулся. Он осмотрел все окрестности, но других людей видно не было. Те двое, которых он засек, не скрываясь, легким галопом ехали им навстречу.

— Кто это? — спросила Виллоу.

— Команчи. Выньте дробовик. Не суетитесь, но держите их на прицеле. Если они разъедутся, берите на мушку того, что слева. Если он полезет за ружьем, стреляйте из обоих стволов, да не мешкайте. Вы поняли меня?

— Да, — коротко сказала Виллоу. — Но я… Я никогда не стреляла в человека.

Улыбка Калеба сверкнула словно лезвие ножа.

— Не переживайте, южная леди. Это не люди. Это двуногие койоты.

Он вынул из чехла ружье, снял предохранитель с шестизарядного револьвера и стал ждать. Ни слова не было сказано, пока они наблюдали за тем, как всадники из маленьких точек вырастали до натуральных размеров. Виллоу думала, что команчи собрались проскакать мимо них, но в последний момент они остановились так резко, что их лошади взвились на дыбы.

Лошади у них были малорослые, неподкованные и худые, как щепки. Однако же они не выглядели взмыленными и дышали нормально, хотя и преодолели галопом немалый отрезок по лугу. Подобно лошадям, наездники были невысокого роста, жилистые, крепкие, оба полукровки. И еще они были грязные, возбужденные, вооруженные до зубов Мужчина справа оказался голубоглазым блондином Мужчина слева был метисом.

На расстоянии двадцати футов голубоглазый блондин выкрикнул:

— Привет, Человек из Юмы.

— Это ты, Девять Пальцев, — сказал Калеб. — Ты далеко уехал от того места, где мы встречались с тобой раньше.

Команчи улыбнулся, показав один золотой зуб вверху и черную пустоту внизу. Он посмотрел на Виллоу. От его откровенно масляного взгляда ей стало не по себе.

— Сколько за нее? — спросил Девять Пальцев.

— Она не продается.

— Я дам тебе толстый кошель золота.

— Нет.

Девять Пальцев снова посмотрел на Виллоу оценивающим взглядом.

— А если я арендую ее на время?

Калеб слегка пошевелился в седле. Когда Девять Пальцев оторвал взор от Виллоу, в правой руке Калеб держал шестизарядный револьвер, а в левой ружье. На таком расстоянии револьвер был самым подходящим видом оружия.

— Ты немножко нервный, — сказал Девять Пальцев.

— Немножко есть.

Голос Калеба звучал ровно, хотя в нем клокотала ярость. Ни одна, даже самая падшая, женщина не заслуживала того, что читалось в голубых глазах Девяти Пальцев. При одной только мысли, что команчи будет смотреть на Виллоу, а не то что касаться ее своими грязными руками, палец Калеба готов был нажать на спусковой крючок.

— Я думаю, что тоже был бы нервным, если бы мне пришлось охранять такую шикарную женщину и семь таких шикарных лошадей.

Внезапно к Калебу обратился второй команчи.

— Тебе нужен Рено? Я видел его. Я покажу тебе.

— Спасибо, не надо. У меня сейчас другие заботы.

Девять Пальцев гортанно засмеялся и что-то сказал своему приятелю о Человеке из Юмы, который ездит на желтоволосой пони лучше и дольше, чем команчи.

Калеб быстро взглянул на Виллоу, пытаясь определить, поняла ли она вульгарную смесь испанских и индейских слов. Выражение ее лица не изменилось.

— Мы, твои друзья, можем объездить желтую пони для тебя, — предложил Девять Пальцев по-английски, подъезжая поближе. — А затем у тебя будет время догнать Рено…

Щелчок взведенного курка был достаточно красноречив. Девять Пальцев отскочил в сторону. Тогда быстро заговорил второй команчи.

— Ты не будешь стрелять, Человек из Юмы. Плохие люди ходят близко. Совсем плохие. Услышат ружье и придут сюда, будь уверен.

— А это не ваши проблемы, — сказал Калеб, не спуская глаз с обоих. — Вы будете мертвыми раньше, чем первое эхо докатится сюда с гор.

Девять Пальцев улыбнулся.

— Низкорослая Собака говорит правду. Джед Слейтер ищет тебя. Он в бешенстве, что ты дал такую кличку его младшему брату — Щенок Койота. — Девять Пальцев засмеялся, прозвище ему явно нравилось. — Старик Джед обещал отправить тебя в ад.

Калеб пожал плечами.

— Он не первый.

— Он говорит, что даст большую награду за твой скальп.

— Койоты тоже много лопочут.

— А ты послушай. Сейчас все охотники до самого Сангре де Кристос зашевелились, чтобы снять твой скальп. Четыреста долларов человеку, который убьет тебя. Тысяча долларов человеку, который приведет тебя к Джеду живым.

— Можете попробовать, добро пожаловать, — сказал Калеб.

— Большие деньги, — заметил Низкорослая Собака.

— Большие хлопоты, — возразил Калеб. — Мертвецы не тратят доллары.

Девять Пальцев громко рассмеялся и посмотрел на своего напарника.

— Es muy hombre, no?

Низкорослая Собака хрюкнул и посмотрел на ствол дробовика Виллоу, направленный в промежуток между двумя команчи. Он заставил свою лошадь сделать несколько шагов в сторону. Ствол дробовика сместился вслед за ним.

— Если Низкорослая Собака шевельнет руками, стреляйте в него, — сказал Калеб, не отводя глаз от Девяти Пальцев.

Es muy hombre, no? (исп.) — а мужик что надо, а?

Виллоу ничего не сказала. Она лишь быстрым движением взвела курок, что свидетельствовало о ее умении обращаться с дробовиком. Команчи обменялись взглядами.

— Зачем горячиться, — примирительно сказал Девять Пальцев, внимательно глядя на Виллоу. — Мы не ищем себе могильной плиты. Ты только подумай, маленькая леди. Если ты обойдешься хорошо с нами, мы обойдемся хорошо с тобой. Если ты будешь выжидать, пока твоего мужчину убьют, мы после этого не будем слушать твои мольбы. Мы схватим тебя, разденем догола, а когда ты нам надоешь, мы продадим тебя тому, кто предложит самую большую цену в округе отсюда до Соноры.

Виллоу не отрывала взгляда от рук Низкорослой Собаки.

Девять Пальцев принужденно улыбнулся.

— Она хорошо выполняет приказы… Мне это нравится в шлюхе.

— Уезжай или умри, — без обиняков сказал Калеб.

— Adios! <Adios! (исп.) — прощай.>

Команчи развернули своих лошадей и помчались галопом в том направлении, откуда прискакали, — в направлении, куда собирались ехать Калеб и Виллоу, чтобы пересечь Великий Водораздел, а затем двинуться к Сан-Хуану.

Калеб смотрел, как команчи пересекли наискось правую часть поляны и исчезли за холмом. Едва он вложил шестизарядный револьвер в чехол, как раздались три выстрела, прогремевших друг за другом почти без пауз. Калеб пробормотал ругательство и, внимательно прислушиваясь, стал ждать дальнейшего развития событий. Отдаленное эхо прокатилось справа. Через несколько мгновений снова послышалась ружейная пальба.

— Теперь ясно, — сказал Калеб. — Убирайте дробовик и приготовьтесь скакать так, будто гончие из самой преисподней гонятся за нами… А они появятся, как только Девять Пальцев встретится со своими дружками.

10

Несколько миль Калеб шел быстрым галопом, держась естественных укрытий и внимательно наблюдая за местностью. Они преодолели несколько мелких и три больших ручья. У четвертого большого ручья он остановился, сверился с компасом и повернул на запад, к горам, выраставшим впереди.

Горы приближались, природа оставалась прежней. Слегка холмистая местность была покрыта сочной травой, попадались перелески из осин и сосен, а вдали сверкали снежные вершины. Постепенно стало ясно, что облюбованный Кале-бом ручей глубоко вдавался в горную цепь. С обеих сторон все выше поднимались поросшие лесом горы, долина сужалась в некоторых местах до мили. Иногда лес спускался вниз, отвоевывая себе пространство у луговых трав.

Калеб пустил лошадь легким галопом — этим аллюром он ездил даже тогда, когда шкура лошади лоснилась от пота и пена выступала на холке и боках. Горные лошади дышали глубоко, но без натуги. Арабским красавцам было тяжелее выдерживать этот аллюр. Дав дышала шумно, жадно хватая воздух и сильно раздувая ноздри. Но она не отставала, побуждаемая одним лишь голосом Виллоу, которая негромко разговаривала с ней и, наклонясь к уху, ободряла ее.

34
{"b":"18149","o":1}