ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Виллоу показалось, что прошла целая вечность до того момента, как Калеб позволил лошадям перейти на шаг. Но диктовалось это не добротой, а необходимостью. Горы подступали все ближе, их путь становился все круче, и другой аллюр был бы равносилен смертному приговору. К счастью, до драматической развязки пока дело не дошло.

— Слезайте, — сказал Калеб, показывая Виллоу пример. — Мы поменяем лошадей. Прогуляйтесь в кусты, если есть необходимость. Другого шанса у вас не будет до полной темноты.

Виллоу беспокоилась не так о себе, как о лошади. Едва встав на ноги, она отпустила подпругу и сняла с Дав седло, чтобы ей было легче дышать.

Калеб увидел, как хлопочет Виллоу, и направился к Дьюсу.

— Наденьте седло на Измаила, — сказал он, снимая тяжелое седло. — Нам предстоит путь более тяжелый, чем мы прошли.

Виллоу остановилась и недоверчиво посмотрела на Калеба.

— Разве мы не оторвались от них?

— Нет. Я выбрал кратчайший путь, какой знаю, чтобы выйти из этой долины. Но они наверняка тоже знают его. Я не могу гарантировать, что мы минуем водораздел раньше, чем они нас догонят. Нам остается только гнать и гнать. Но ваши лошади непривычны к высокогорью. А лошади индейцев привычны.

— Мы ведь двигались на юг?

Калеб кивнул.

— Команчи направились на юг, — сказала она.

— Наверняка.

— А что, если мы врежемся в них, прежде чем свернем к перевалу?

— Тогда нам явно не повезет.

Виллоу закусила губу.

— А если мы опередим их, тогда все кончится благополучно?

— Если они не придут к перевалу первыми.

— Но как они узнают, какой маршрут мы избрали, если не будут следовать за нами?

— Это единственный приличный перевал на шестьдесят миль вокруг, — сказал Калеб. — Даже пьяный команчи может вычислить, куда мы движемся. Вверх по ручью в десяти милях отсюда есть место, где еще один южный маршрут соединяется с тропой к перевалу. Мы должны обогнать их до той развилки.

Виллоу прикрыла глаза. Десять миль! Ее лошади не смогут пробежать еще десять миль. Арабские скакуны чувствовали себя на высоте гораздо хуже горных лошадей Калеба, хотя несли груз значительно меньший.

Калеб сдернул багажное седло с Дьюса и надел на него седло для верховой езды.

— Проблема в том, что, если мы поедем быстрее, мы начнем терять кобыл. Измаил выносливее, поэтому езжайте на нем. Если кобылы не смогут выдержать темп, придется смириться с этим. — Калеб пронзил Виллоу взглядом золотых проницательных глаз. — Скажите мне, Виллоу… Если надо будет решать, что выбрать: смерть или оказаться у ко-манчей… Что вы предпочтете?

Виллоу вспомнила липкие, масляные глаза Девяти Пальцев. К ее горлу поднялась тошнота.

— Смерть, — ответила она без колебаний.

Калеб внимательно посмотрел на Виллоу. Она выдержала его взгляд.

— Что же, вы сделали свой выбор, — низким голосом сказал Калеб. — В любом случае вам грозит скорая смерть. Белые женщины живут у команчей не более нескольких месяцев, особенно блондинки. Желтые волосы — предмет вожделений слишком многих мужчин. Но выбор за вами.

Виллоу отвернулась, ничего не сказав. Да и что она могла сказать?

Когда она вернулась из леса, лошади были оседланы. Дав все еще тяжело дышала, но пот на ней постепенно подсыхал. Калеб стоял возле Измаила, собираясь помочь Виллоу взобраться на него.

— Это излишне, — сказала Виллоу. — Я могу это сделать сама.

— Я знаю.

Калеб сложил ладони, образовав искусственное стремя. Она наступила на них и мгновенно оказалась в седле. Виллоу почувствовала, как ладонь Калеба погладила ей икру. Ласка была столь кратковременной, и Калеб отвернулся так быстро, что в следующее мгновение она усомнилась, было ли это на самом деле или ей просто показалось. Тем более, что лицо Калеба было очень мрачным.

— Калеб!

Он повернулся к ней.

— Что бы ни случилось, — порывисто сказала она, — не вините себя. Вы предупреждали меня в Денвере, что мои арабские скакуны не потянут в горах. Вы были правы.

Калеб сделал шаг к сидевшей в седле Виллоу и хрипло сказал:

— Наклонитесь.

Когда она выполнила эту просьбу, он коснулся длинными пальцами ее щек, на мгновение задержал ее лицо и быстро, жгуче поцеловал ее.

— Ваши лошади проявили себя великолепно. — Они просто молодцы, — сказал Калеб, обжигая рот Виллоу своим дыханием. — Как и вы… Езжайте сразу за мной, голубушка. Это замечательные кобылы, но не стоит умирать из-за них.

Прежде чем Виллоу собралась с ответом, Калеб отпустил ее и вскочил в седло. Он натянул повод и послал крупную лошадь в галоп. К удивлению Калеба, даже без понуждений Измаила кобылы заняли свои места и, подобно мустангам, пошли рядом с ним. Если они отставали, Виллоу обращалась к ним с ласковыми словами, в ответ на которые они водили ушами и ускоряли шаг.

Много раз на протяжении десяти миль Калеб слышал голос Виллоу. Кобылы откликались на ее слова, прилагая все усилия, чтобы выдержать этот изматывающий темп. Позади оставалось все больше миль, и Калеб поймал себя на том, что молится, чтобы лошади выдержали, ибо он только сейчас понял, почему Виллоу отказалась расстаться с ними. Между Виллоу и этими лошадьми существовала какая-то невидимая связь. Ради Виллоу они готовы были загнать себя до смерти, хотя ни разу ни кнут, ни шпоры не касались их шелковистых боков.

— Почти добрались, — сказал Калеб, поворачиваясь в седле, чтобы увидеть Виллоу. — Видите эти деревья? Нам осталось только…

Горную тишину расколол звук выстрела: Дьюс споткнулся и упал. Калеб схватил ружье и выпростал ногу из стремени. Один за другим прозвучали еще три выстрела, затем восстановилась тишина. Ее нарушал лишь топот копыт проносившихся мимо арабских скакунов. Калеб нырнул за поваленное дерево, когда громыхнул четвертый выстрел.

Виллоу резко натянула поводья и развернула Измаила, так что огромные комья глины полетели у него из-под копыт. Не было времени размышлять или строить планы, не было ничего, кроме мысли, что Калеб остался там, где его ждет верная смерть. Виллоу наклонилась к взмыленной шее Измаила и направила его назад к Калебу, заклиная жеребца не подвести. Когда Измаил оказался рядом с поваленным деревом, Виллоу крикнула:

— Садитесь сзади меня!

Держа ружье в правой руке, Калеб вскочил с земли, словно горная кошка. Он схватился за луку седла свободной рукой и запрыгнул на жеребца сзади Виллоу. Несмотря на увеличившуюся нагрузку, Измаил, сделав три широких шага, перешел на прежний аллюр.

Виллоу ожидала, что будет ливень пуль, однако не было слышно ничего, кроме барабанной дроби копыт, когда Измаил проносился мимо пришедших в замешательство кобыл, увлекая их за собой. Рядом появился резвый Трей. Когда Калеб посмотрел назад, Дьюс был уже на ногах и несколько неверным шагом следовал за своим товарищем.

Раздался выстрел, заставив Виллоу съежиться, прежде чем она поняла, что стрелял Калеб.

— Бери вправо! — закричал он.

Виллоу мгновенно пустила жеребца вправо. Едва Измаил успел свернуть в сторону, как просвистели пули, подняв пыль в том месте, где он находился несколько мгновений назад.

— Быстро на вершину этого холма, пока они перезаряжают! — скомандовал Калеб.

Пригнувшись к взмыленной шее Измаила, Виллоу отдала негромкий приказ возбужденному жеребцу. В ответ тот прибавил скорости, несмотря на крутизну подъема и немалый вес двух всадников.

— Я соскочу у этих валунов, — сказал Калеб. — Гони лошадей в лес. Слышишь меня?

— Да! — ответила Виллоу громко.

— Ну, еще сотню ярдов, — пробормотал Калеб, вглядываясь в россыпь валунов впереди. — Еще совсем немного, мой гнедой дьявол!

Атакуя крутой склон, Измаил из последних сил вгрызался подковами в почву, и комья земли летели у него из-под копыт. Когда жеребец достиг вершины холма, его дыхание напоминало стон.

Калеб соскочил с седла и побежал по земле, держа в руке ружье. Он укрылся за валунами, и сразу же в четырех футах пуля отрикошетила от гранитной глыбы. Последовало еще три выстрела, но они оказались менее удачными, и Калеб не смог определить, куда легли пули.

35
{"b":"18149","o":1}