ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Пугливая маленькая форель. Она чувствует, что я подбираюсь все ближе и ближе и знает, что надо уплыть. Но ей приятно ощущать мои руки на своем теле.

Господи, и мне тоже.

Что этот выродок Рено сделал с ней, почему она такая пугливая?»

— Перестань терзать свою губу, — не выдержал Калеб. — Я не собираюсь мучить тебя. Просто оставь мне бритву. Я побреюсь сам. Благо, это не в первый раз.

— Но у тебя нет зеркала.

— Я найду спокойную поверхность воды.

— У меня… дрожат руки, — Виллоу попыталась объяснить причину того, почему она не может побрить его.

— Я вижу. Иди в лагерь. Я буду там через несколько минут.

Виллоу издала продолжительный вздох, но и после этого не смогла себя заставить уйти. Ей очень хотелось остаться. Приподняв одеяло, глядя себе под ноги, она перешагнула через теплый ручей, вытекающий из бассейна. Под внимательным взглядом Калеба обогнула водоем, чтобы положить складную бритву в пределах досягаемости длинной руки Калеба. Запрещая себе смотреть в воду, но будучи не в силах отказать себе в одном-единственном взгляде, она убедилась, что Калеб был прав. Вода скрывала его не хуже одеяла…

Почти все время.

Но иногда, всего лишь на мгновенье, пена отступала, и в серебристой воде появлялся какой-то неясный образ. Однако Виллоу не успевала даже осознать, что именно она увидела, как волны смыкались, и над поверхностью воды опять были видны одни лишь могучие плечи Калеба.

Повозившись, Виллоу устроилась у самой кромки воды, выпростав из-под одеяла лишь ступни. После некоторого напряженного молчания Калеб потянулся за мылом, которое принес с собой, и стал намыливать мокрую бороду. Закончив с этим, он протянул руку за бритвой. Положив один конец сложенной бритвы на ладонь Калеба, Виллоу не спешила отпустить ее.

— Если ты не боишься, что я порежу тебя, я готова тебя побрить.

Калеб закрыл глаза, чтобы Виллоу не прочитала в них желания.

— Я бы хотел этого.

— Только я боюсь, что не дотянусь отсюда. Ты не мог бы пододвинуться поближе?

— Мог бы, но как бы не заставил тебя снова краснеть. — Мгновение поколебавшись, он добавил будничным голосом:

— Здесь есть место рядом со мной, куда ты можешь встать… Если, конечно, ты согласна второй раз влезть в воду. Твои волосы закроют все то, что не сможет скрыть вода.

Виллоу посмотрела на Калеба. Глаза его были закрыты, тело казалось расслабленным, как будто теплая вода напрочь смыла присущую ему бдительность. Успокоенная Виллоу выпустила на грудь волосы, развязала одеяло и положила его на камне вне досягаемости бурлящей воды. После этого она осторожно вошла в бассейн. Виллоу купалась в другом конце, где дно уходило вниз более полого. Здесь же глубина оказалась значительной у самого берега.

Виллоу поскользнулась и вскрикнула. В то же мгновение рука Калеба легла на ее талию.

— Держись, — сказал он. Он приподнял Виллоу и держал ее почти на весу. В воде это было совсем легко. — Под водой есть выступ. Нашла его?

Виллоу пошарила по дну подошвой ступни, после чего кивнула, глядя куда угодно, только не на Калеба. В тот момент, когда его скользкая нога коснулась ее бедер, сердце Виллоу едва не выпрыгнуло из груди.

— Ты можешь стоять? — спросил он.

Виллоу попыталась, но вода здесь доходила ей до груди и сильно бурлила. Она пошатнулась. После нескольких попыток ей удалось закрепиться на выступе скалы

— Теперь нормально? — спросил Калеб

— Кажется, да.

Он еле заметно улыбнулся, отодвинулся назад и закрыл глаза.

— Смотри, душа моя. У меня ведь только одно горло.

Виллоу засмеялась и почувствовала себя свободнее. Калеб вел себя настолько буднично в этой ситуации, что все ее страхи показались ей выдуманными.

— Веди себя смирно, — предупредила она.

Как и во время перестрелки, едва лишь Виллоу взялась за дело, руки ее перестали дрожать. Она брила быстрыми, уверенными движениями, часто споласкивая лезвие Пена тут же исчезала, уносимая бурлящими потоками.

Калеб сидел не шевелясь, но отнюдь не потому, что боялся порезов. Он опасался того, что если шевельнется, то, не выдержав, схватит форель, которая была совсем рядом. Его возбуждало сознание собственной наготы, близости тела Виллоу, а также легкость, с которой ее руки касались его лица. Впрочем, последнее обстоятельство оказывало своеобразное действие. Калебу казалось, что его ласкают, и это давало ему силы не терять самообладания.

— Почти закончила, — сказала Виллоу, споласкивая бритву. — Ты, конечно, пожелаешь оставить усы?

— Угадала.

— Хорошо. Мне нравится, когда ты ими щекочешь, — сказала Виллоу, думая о бритье, а не о словах. — Ну, вот так… Все!

Она ополоснула бритву, сложила ее и заглянула в светло-карие глаза Калеба, в которых блеснули какие-то новые огоньки Он взял бритву и положил на камень, не отрывая взгляда от Виллоу

— Это действительно так? — спросил он низким грудным голосом.

— Ты о чем?

— О том, что тебе нравится, когда я щекочу тебя усами

Виллоу вспомнила свои неосторожные слова. Ее щеки порозовели.

— Закрой глаза.

— Зачем? Я уже видел, как ты краснеешь.

— Я должна ополоснуть тебе лицо.

Сложив пригоршней ладошки, Виллоу плеснула воду Калебу на щеки, однако большая часть влаги расплескалась по пути.

— Вот как надо, — сказал Калеб. Он подвел свои руки под ладони Виллоу и погрузил их под воду. Нагнувшись, он поболтал головой в воде, касаясь щеками ее ладоней. Когда последние следы пены были смыты, он вынул руки Виллоу из воды и поцеловал их. — Спасибо, Виллоу. Ни одна женщина не брила меня так хорошо.

Уже по собственной инициативе Виллоу запустила пальцы в его шевелюру и потрогала густые мокрые пряди.

— Я могу постричь тебя, если хочешь.

— Лучше поцелуй. Ты сделаешь это?

Виллоу улыбнулась.

— Думаю, что да. Мне нравятся твои поцелуи, Калеб… Даже очень.

Волна дрожи пробежала по телу Калеба.

— Ты говоришь мне опасные вещи.

— Почему?

— Давай я объясню. Только шепотом.

Виллоу пошевелилась и потеряла опору. Впрочем, это не имело значения. Руки Калеба обняли ее. Он наклонился вперед, удерживая ее в вертикальном положении в бурлящей воде. Прикосновение усов к ее губам привело Виллоу в трепет.

— Я хочу попробовать тебя на вкус… Позволь мне, душа моя… Позволь мне поцеловать тебя так, как нам обоим нравится.

Он сомкнул зубы вокруг нижней губы Виллоу, и эта ласка означала одновременно и призыв, и мольбу. Виллоу издала легкий стон и открыла рот, мечтая о поцелуе не меньше, чем он. Быстрое проникновение и бегство его языка разочаровало ее, и она стиснула ладонями его руки. Она хотела ощутить его вкус, его ласку, его самого. Она хотела оказаться совсем рядом с ним.

Тихонько ахнув, Виллоу ответила на его поцелуй единственным известным ей способом, как ее научил тому Калеб — игриво коснувшись языком его языка, и вскоре оба оказались вовлечены во взаимные исследования. Как сквозь сон она почувствовала, что ее подняли и посадили верхом на ноги, но она была всецело поглощена тем, чтобы склонить Калеба к такому поцелую, который позволил бы по-настоящему вкусить его, к поцелую; который бы никогда не кончался.

Медленно и осторожно Калеб пытался освободиться от объятий. Он чувствовал, что с каждым прикосновением ее языка он все больше теряет контроль над собой, все сильнее попадает в тиски страсти

— Виллоу, — прошептал он хрипло. — Боже мой…

Картина, которую внезапно увидел Калеб, исторгла из его груди стон и вынудила закрыть глаза. Раскрасневшиеся от страстного поцелуя пухлые губы, плывущие по воде и ничего не скрывающие золотистые волосы, полные груди под прозрачными кружевами лифчика, выгнутая спина, которую он поддерживал руками, и длинные девичьи ноги по бокам от него. При воспоминании о том, как некогда перед его взором раскрылись панталоны, кровь прилила к его голове. Стоит ему сейчас податься вперед всего лишь на несколько дюймов — и он сможет беспрепятственно потрогать густую шелковистую рощицу между ног.

45
{"b":"18149","o":1}