ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Виллоу проследила за взглядом Калеба и поняла, что выше талии она была практически обнаженной. Ниже вода скрывала их тела. Во время отлива она в смятении увидела свидетельство страсти Калеба.

— Спокойно, душа моя, не паникуй. Я не сделаю тебе того, чего тебе не хочется. — Затем Калеб грубовато добавил:

— Целовать тебя слаще, чем обладать какой-то другой женщиной. Ты ударяешь мне в голову сильнее, чем виски.

У Виллоу перехватило дыхание, когда она увидела, что Калеб прищуренными глазами смотрит на ее грудь. Она вспомнила свои ощущения, когда он руками и ртом ласкал ее. Она знала, что ему тоже это нравилось, однако Калеб не делал попытки повторить ласки. Он просто держал ее и смотрел на нее полными желания глазами, отчего она испытывала непонятную слабость. Несмотря на страсть, он полностью владел собой.

«Я не сделаю того, чего тебе не хочется».

С девичьей наивностью Виллоу решила, что она может пуститься дальше по волнам страстей, которые владели ею и Калебом.

— Значит, ты снова будешь целовать меня? — спросила она, сверкнув глазами.

— Да, — ответил он, притягивая ее к себе. — Я хочу целовать тебя, Виллоу.

С непонятной для себя жадностью она запустила пальцы в его волосы, горя нетерпением вновь вкусить поцелуй. А Калеб лишь водил приоткрытым ртом по ее бровям, волосам и щекам, не прикасаясь к губам, которые дрожали от желания.

— Калеб, — взмолилась Виллоу, — я думала, что ты хочешь поцеловать меня.

— Но я это и делаю.

— Да, это очень мило, но этого мало!

Калеб медленно улыбнулся.

— Разве?

Эта истинно мужская улыбка лишь увеличила беспокойство и томление Виллоу.

— Ты дразнишь меня, — упрекнула она Калеба.

— Да, конечно, душа моя.

— Но почему?

— Потому что не знал ничего более приятного, чем держать тебя в объятиях, когда вода обмывает нас… Поэтому, если ты хочешь, чтобы я подарил тебе нечто больше, ты должна дать мне это понять… Я не хочу напугать тебя, Виллоу… Я хочу, чтобы это длилось без конца…

— Я тоже хочу, чтобы это длилось без конца, — призналась Виллоу, прижимаясь подбородком к его щеке, трогая кончиками пальцев внезапно обнаруженные ямочки, а затем опуская руки к плечам, чтобы снова ощутить силу и упругость мышц. — Как приятно трогать тебя!

Калеб закрыл глаза и подумал, сколько еще он сможет быть таким целомудренным, чтобы не вспугнуть Виллоу.

— Говори… Говори мне, душа моя, все, что ты хочешь.

Она взглянула на резкие складки на лице Калеба, почувствовала напряженность его тела и прошептала:

— Разве ты сам не знаешь?

Он открыл глаза, в глубинах которых читалось необоримое желание. Он медленно нагнулся и и уснул нижнюю губу, заставив Виллоу вздрогнуть и прижаться грудью и бедрами настолько плотно к нему, что он почувствовал, как остатки самообладания покидают его. Он бросил в бой последние силы, чтобы одолеть страсть.

— Я знаю, чего ты хочешь, но не знаю, до какой степени, — сказал Калеб, снова куснув Виллоу за нижнюю губу. — Если ты стесняешься сказать, покажи мне… Делай со мной все, что тебе хочется… Абсолютно все, душа моя.

Искушение было так велико, приманка так соблазнительна. Она клюнула на нее грациозно, приблизив тем самым момент, когда дать обратный ход не только невозможно, но и не хочется.

— Все-все, что мне хочется? — хрипло спросила Виллоу.

— Все-все, что тебе хочется…

— Я хочу… все, — прошептала она, глядя на губы Калеба.

Он со стоном притянул Виллоу к себе и подарил ей то, что она просила. Поцелуй был как вода в бассейне — горячий и возбуждающий. Он мог стать учебным пособием для нее. Она придвинулась еще ближе к телу Калеба, постанывая и ритмично сжимая руки, лежащие на его руках, подвергая его мужскую силу испытанию своей ненасытностью, объяснить которую была не в состоянии.

Ее руки беспокойно блуждали по черной поросли на груди Калеба. Когда она натолкнулась на соски, его поцелуй стал еще крепче. Виллоу инстинктивно вернула пальцы к чувствительным узелкам, заинтересованная их формой…

Тогда-то Виллоу и ощутила руки Калеба. Кончики пальцев тронули ее соски, и чувственные молнии пронизали тело, вызвав вскрик. Когда мужские руки отпустили ее, она разочарованно застонала.

— Что такое? — спросил Калеб. Его рот находился у самого рта Виллоу. — Скажи мне, Виллоу.

— Еще, — нетерпеливо бросила она. Алый тугой сосок грозил прорвать тонкую ткань лифчика. — Умоляю, Калеб, еще!

Длинные пальцы потянули за застежки лифчика. Прозрачная ткань разошлась и концы ее затрепетали на бурлящей поверхности воды.

— Подними волосы, душа моя.

Она собрала плавающие по воде волосы и закинула их назад. Когда Виллоу подняла руки, упругие груди появились над водой. Жадными глазами пожирал Калеб открывшееся взору белоснежное чудо. Его губы приоткрылись, обнажив белые зубы, и Виллоу поняла, что он хочет поцеловать ее, как в прошлый раз. Она вспомнила, как язык дразнил чувствительный кружок около соска, зубы легонько покусывали, а рог вобрал внутрь маковку груди…

— Калеб, — прошептала Виллоу.

Он посмотрел ей в глаза, боясь увидеть в них страх. Он увидел в них огонь. Виллоу не собиралась прятать от него белоснежные полушария с алыми ягодами сосков.

— Ты… поцелуешь меня так, как утром? — спросила она.

Калеб медленно поднял Виллоу над водой, пока ее грудь не коснулась усов. По девичьему телу пробежала дрожь, груди упруго качнулись, и один из сосков ткнулся в его губы. Калеб трогал его языком, ласкал и нежил так долго, что дыхание Виллоу прервалось, а пальцы впились в его плечо. Калеб улыбнулся и осторожно сомкнул зубы вокруг соска. Виллоу задохнулась, подалась вперед, забыв обо всем, кроме жгучего рта и зова страсти в своем теле.

Калеб жаждал погрузить пальцы в густоволосый треугольник между округлых девичьих бедер, проникнуть в нежные знойные глубины. Но когда прошлый раз он дотронулся до этого чуда, Виллоу запаниковала и упросила его остановиться. Сейчас она стояла перед ним на коленях, ее бедра двигались в одном ритме с движениями его рта, ласкающего грудь… Услышать отказ сейчас было бы для него невыносимо.

Его зубы снова сомкнулись вокруг соска, заставив Виллоу вскрикнуть от удовольствия. Слегка ослабив объятия, Калеб отстранился от нее и отметил перемены, которые привнесла в ее поведение страсть. Она дышала часто и прерывисто, на грудях виднелись алые метки от его зубов, губы стали пунцовыми и мелко дрожали, зрачки глаз расширились и казались почти черными.

Виллоу была самым красивым созданием, которое он когда-либо встречал.

— К-калеб?

Он закрыл глаза, потому что больше не мог смотреть на Виллоу, если не потрогает нежную шелковистую плоть между ее ног.

— …я хочу чего-то еще… Я только не знаю, чего именно, — горячо зашептала Виллоу. — Помоги мне, Калеб… Помоги.

Он открыл глаза. Им внезапно овладело спокойствие, когда он понял, что Виллоу говорит чистейшую правду. Она была распята на дыбе страсти и не имела представления о том, как из этого выйти.

— Ты однажды запаниковала, когда я коснулся некоторых мест.

Калеб увидел, что Виллоу что-то начала понимать: она вздрогнула и закрыла глаза. Затем положила свои руки на его и медленно потянула их вниз вдоль своего тела, к талии. Когда руки оказались чуть пониже пупка, смелость покинула ее.

— Пусть твои руки тоже остаются здесь, — шепнул Калеб, когда Виллоу попыталась их поднять. — Я буду знать, что ты тоже этого хочешь.

Руки Виллоу лежали на руках Калеба, когда он медленно скользил ладонями по ее телу, ощущая женственную полноту бедер. Тонкая материя панталон едва ли могла помешать в этом. Он обхватил ладонями упругие округлости и сжал их. У Виллоу перехватило горло

— Испугалась? — тихо спросил он.

— Это так… необычно…

— Плохо?

— Нет… Просто начинает ныть в других местах.

— Где именно?

Тяжелое дыхание Виллоу перешло в тихий стон, когда ладони Калеба медленно прошлись по крутизне широких бедер.

46
{"b":"18149","o":1}